Большой толковый словарь по культурологии
Статьи на букву "Л" (часть 2, "ЛЕН"-"ЛИТ")

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Л" (часть 2, "ЛЕН"-"ЛИТ")

ЛЕНИН

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛЕ РУА ЛАДЮРИ

ЛЕ РУА ЛАДЮРИ - Эмманюэль Ле Руá Ладюри́ (Le Roy Ladurie) (р. 1929)

франц. историк. Окончил ун-т в Монпелье, преподавал там же, с 1973 - проф. Коллеж де Франс. Сотрудник Школы высших исследований в области социальных наук (до 1972 - VI секция Школы высших практич. исследовании), член Междунар. ассоциации по экон. истории, один из руководителей журнала "Анналы", директор Нац. библиотеки Франции. Член Франц. ин-та (Академия моральных и полит. наук).

Область исследований Л. - история Юж. Франции в позднее средневековье и начале Нового времени. Л. получил известность в научном мире после публикации дис. "Крестьяне Лангедока" (Т. 1-2, 1966). В 60-е гг. активно проповедовал применение математич. методов в истор. исследованиях. Мировую славу ему принесла книга "Монтайю, окситанская деревня в 1294-1344 гг." (1975). Затем последовали сб. работ, в т.ч. методол. характера: "Территория историка" (Т. 1-2, 1978), книга "Карнавал в Романе. От Сретенья до Пепельной Среды 1579-1580" (1979) и др.

Л. считает себя учеником Броделя (см. Бродель). Однако, в отличие от него, он сосредоточивает внимание не столько на экономике и материальных условиях жизни, сколько на мировосприятии, картине мира гл. своих персонажей - южнофранц. крестьян, видя в соединении социально-демогр. описания с описанием ментальных основ пути к синтетич. пониманию истории. Для Л. история вещей представляет интерес лишь постольку, поскольку в ней выражается человеч. ментальность.

Знаменитая книга "Монтайю" представляет собой базирующееся на протоколах инквизиционного расследования "плотное описание" южнофранц. деревни в точно опр. отрезок времени, включающее анализ географ. положения, хоз. жизни, социальной и демогр. структуры, религ. верований жителей, их отношения к богатству, детям, сексу и т.п. "Карнавал в Романе" посвящен единичному событию - празднеству в небольшом южнофранц. городе, закончившемуся кровавой бойней, учиненной городской верхушкой над ремесленниками и пришедшими в город крестьянами, причем социальные, экон., полит. и религ. противоречия выражались в танцах, масках и т.п. атрибутике; неконтролируемый взрыв страстей Л. объясняет, среди прочего, выплескиванием на поверхность вечно присутствующих в массовом сознании древних мифов и магич. представлений.

Однако и в "Территории историка" и, особенно, в названной не без вызова "Неподвижная история" инаугурационной лекции при вступлении в должность проф. Коллеж де Франс Л. демонстрирует влияние Броделя и его идей "времени большой длительности". Одна из глав "Территории историка", посвященная истории климата, так и называется - "История без людей".

С т.зр. Л., социально-экон. история Франции 14 - нач. 18 в. практически неподвижна, экон., социальные, демогр. подъемы и спады цикличны, колеблются вокруг некоего постоянного среднего состояния. Неподвижна и картина мира сельского населения, составляющего большинство населения страны. Бурные полит. перипетии, Возрождение, Реформация, научная революция, Просвещение - все это практически не затрагивало массы.

Критики работ Л. касались как конкр. его исследований, так и методол. принципов. Обсуждая "Монтайю", рецензенты отмечали, что Л. некритически воспользовался материалами инквизиции, принял за адекватно отражающие крестьянское сознание слова, произнесенные на допросах, переведенные образованными людьми с народного языка на латынь.

Л., по мнению критиков, принял за общезначимую модель позднеср.-век. развития "неподвижную" историю Франции 14 - нач. 18 в., причем неизменность ее явно преувеличил, тогда как сама стагнация сельской Франции указанного периода есть особенность именно этого региона и этой эпохи.

Отмечено также неправомерное, как считают многие исследователи, использование фрейдистской модели объяснения при изучении событий, напр., 16 в. (бунты в Южной Франции описываются как реакция подавленной протестантизмом сексуальности).

Соч.: Les paysans de Languedoc. T. 1-2. Р., 1975; Montaillou, village occitan de 1294 a 1324. P., 1975; Le territoire de 1'historien. T. 1-2. P., 1977; 1978; Le Carnaval de Romans. De la Chandeleur au mercredi des Cendres 1579-1580. P., 1979; L'argent, 1'amour et la mort en pays d'oc. P., 1980; История климата с 1000 года. Л., 1971.

Лит.: Люблинская А.Д., Малов В.Н. [Рец. на кн.: Леруа Ладюри Э. Крестьяне Лангедока] // Ср. века. Вып. 34. М., 1971; Гуревич А.Я. Истор. синтез и Школа "Анналов". М., 1993.

А.Я. Гуревич, Д.Э. Харитонович.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛЕССИНГ

ЛЕССИНГ - Теодор Лéссинг (Lessing) (1872-1933)

нем. философ; получил степень д-ра философии в Эрлангене. Осн. произв.: "История как придание смысла бессмысленному", "Закат Земли в духе. Европа и Азия", "Введение в совр. философию", "Разрыв в этике Канта", "Символика человеч. образов", "Философия как действие", "Ницше", "Еврейская ненависть к самому себе", "Шопенгауэр, Вагнер и Ницше", "Проклятая культура", "Одинокие песни".

Осн. идеей "Заката Земли в духе" стало понимание "духа" как конца естеств. состояния человека. Л. уподобляет "метафизич. сознание" (так называет он совр. форму научного познания) копью Ахиллеса, древко к-рого способно исцелять раны, наносимые его острием. Л. принадлежал к младшему поколению "философии жизни"; осн. вопросы, выдвигаемые им в "Закате...", подобны проблемам, поставленным Шпенглером в "Закате Европы". Для Л. зарождение культуры связано с трагич. разрывом человека с природой; однако человек не сразу "выпадает" из природы. "Действительность сознания" началась в странах зап. культуры с Сократа, восточной - с Будды (Л. делит историю на две большие социокультурные целостности: Запад и Восток). "Действительность сознания" разрушила природное единство, поставила на место природы дух и историю - придание смысла бессмысленному. Л. не противопоставляет цивилизацию культуре, считая, что это две стадии одного и того же процесса: умирания естественности и торжества умения извлекать выгоду, "действительность бездуховности".

В надвигающемся ужасе Л. предлагает как путь спасения человечества отречение от мирского, уход в аскезу. Если человечеству не дано вернуться в первобытно-счастливое детство единства с природой, благоговейного страха-любви к земле, лотосу, звездам, то его спасение в возврате к Франциску Ассизскому, когда возможно объединить материализм и идеализм, экономику и христианство, социализм и религию, анархизм и коммунизм. Отличие истории от науки Л. полагал как ложно поставленную проблему. Он настаивал на том, что история берет свое начало в мифе; совр. история отличается от Геродотовой только плюрализмом. Л. не только отрицает возможность познания стоящей за описываемой нами историей истинной истории, "вещи в себе", но отрицает самое существование этой "истинной" истории: история - только кажущаяся наука, различия концепций Гегеля и Шпенглера несущественны. Л. рассматривает истор. процесс как противостояние двух больших социокультурных ареалов: культуры Запада и культуры Востока. Прасимвол зап. культуры - христ. крест, вост. - буддийское колесо. Противопоставленность символов и определила противопоставленность культур. Крест - последняя двойственность мышления, в к-рой все противоречия имеют антагонизмы по ту или другую сторону: условное и безусловное, твердое и текучее, собственное и чужое, необъятное и ограниченное. Европ. человек добровольно берет этот крест на себя как символ страдания, ибо невозможно представить себе улыбающегося Христа, в то время как на лике Будды вечная улыбка. Кресту противостоит буддийское колесо с его бесконечными спицами, пересекающими друг друга в пространстве как все новые воли и формы; все противоположности охвачены единством неизменного, все питаются из одного источника.

Для европ. культуры типично стремление к достижению выгоды и выявлению перспектив, ловкость, "ярмарка деловитости". Естественность Азии абсолютно противоположна неестественности (не-природности) Европы. В сердце человека Азии лежит природа, у него все связано с природой. Чудовищный Голем Европы - машины как одухотворенный призрак живого, как вампир старых сказок, питающийся жизнью. "Об-во" европ. человека противоположно "общности" азиатского, европ. машинерия включает человека в ландшафт, вост. человек самоопределен и свободен, его мировоззрение благоговейно относится к природе, европеец же природу "делает". Столь же различно понимание этими культурами воли: воли действующей и воли претерпевающей.

К 1916 Л. завершает свой гл. труд "История как придание смысла бессмысленному или рождение истории из мифа". Развивая идею о зарождении сознания как разломе в космич. бытии и оставаясь на т. зр., что история - миф зап. механистич. души, Л. задает вопрос о сущности истор. познания, об источнике сосуществования бесконечного множества истор. концепций, вводя понятие трех противопоставленных и противолежащих сфер: жизни, действительности, истины как центра картины мира и связанных с ними "реальностей".

Теория трех сфер давала Л. возможность снять им же самим сформулированное противопоставление Willenschaft и Wissenschaft или, как он называл их, две тенденции в понимании сознания: первая относилась к "пути" Вико - Гегеля - Дарвина - Маркса, вторая к "пути" Декарта - Канта - Гуссерля - Липпса. Снятие противоречия между миром жизни и миром истины и позволило Л. увидеть специфику истории как науки исключительно в том, что она - только "кажущаяся наука", ибо постоянное приращение нового означает каждый раз необходимость нового переживания и новое градуирование от совершаемого к совершившемуся. Поэтому, утверждает Л., говорить о иной действительности истории, кроме нашего переживания истории, невозможно.

Логос создает историю, новый миф, и именно с этого начинается восстание духа против природы. История рождается из фантазии и содержит исполнение желаний и поощрение надежд, поэтому история не есть действительность, она есть освобождение, спасение от действительности, и опять оборачивается мифом, а в современности и утешительной ложью. Человеку свойственно стремиться упорядочивать хаос, вносить в историю "причину" как веру в судьбу. История начинается в иррациональном, но заканчивается в символическом, ибо действительность не есть ни жизнь, ни истина. История есть только действительность сознания. Отсюда нелепость попыток внести жизнь в историю или заставить историю уловить богатство и текучесть жизни, т.к. установление смысла вело к умервщлению истории, биологизация истории оборачивалась иной формой схематизации и механизации ее. В жизни, в природе, в развивающемся нет ни логичности, ни нелогичности, ни ценности, ни бесценности, ни хорошего, ни плохого, ни рациональности, ни иррациональности, она все-в-одном, "дух, один дух имеет смысл, может констатировать развитие, может создавать структуры высшего единства, может судить, оценивать, хотеть". В этом и есть восстание духа против природы, появление из природной целостности ее разлома, духа. Из порочного круга вычленения истории из жизни можно вырваться, только наделив ее законами механики, как бы они ни назывались, идиографическими или биологическими; не надо бояться поэтич. природы истории, но человек хочет видеть в истории смысл, придать ей смысл, и вводит в историю причинность (какое бы имя она ни носила: закон, случайность, судьба). Л. пошел дальше Шпенглера в определении субъективного характера истории, целиком отказавшись от признания существования истории как "вещи в себе", существующей, но недоступной нашему сознанию в силу характера историчности как феномена одной культуры, уже умершей, так и историчности нашего сознания, ограниченного прасимволом нашей культуры. Для человека, по Л., не существует "подлинной действительности", так же как и подлинной истор. реальности.

Соч.: Studien zur Wertaxiomatik. Lpz., 1914; Geschichte als Sinngebung des Sinnlosen. Munch., 1919; Europa und Asien. Lpz., 1919; Prinzipien der Charakterologie. Halle, 1926.

Т.Е. Карулина.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛЕТОПИСЬ

ЛЕТОПИСЬ (др.-рус. лето - год) - погодная запись исторических событий, вид повествовательной литературы на Руси в ХI - ХVII вв. (возникла и велась первоначально в монастырях).

ЛЕТТРИЗМ

ЛЕТТРИЗМ - франц. lettrisme, от lettre - буква.

художественно-эстетич. течение, основанное в 1946 в Париже И. Изу в содружестве с Г. Помераном. Теор. органом нового движения стал журн. "Леттристская диктатура". На его страницах было сформулировано творч. кредо Л. - теор. и практич. систематика буквы (lettre) во всех сферах эстетики: буква - осн. элемент всех видов худож. творчества - визуального, звукового, пластич., архитектурного, жестуального. Л. - утопич. проект освобождения индивида путем распространения креативности на жизнедеятельность в целом, ее глобальную трансформацию, предполагающую отказ от разделения и специализации труда, преобразования экон., полит., мед., литературно-худож. порядка.

В 1947 Изу публикует первый манифест Л. "За новую поэзию, за новую музыку", содержащий более 300 с. и оцененный современниками как крупнейшее культурное событие со времен Футуризма, Дадаизма и Сюрреализма. В нем выдвигаются идеи превращения поэзии в музыку, целостное искусство, способное осуществить древнюю поэтич. мечту - дойти до людей поверх границ и нац. различий. Поэзия Л. мыслится как первый истинный интернационал. Ссылаясь на платоновскую концепцию вдохновения и творчества, его диалог "Ион", Изу призывает вернуть творчеству стихийную силу первоистоков. Концептуальные идеи Л. во многом перекликаются с эстетикой Интуитивизма.

В движении Л. приняли участие более ста деятелей культуры. Наиболее заметные из них - Ж.-Л. Бро, Ж. Вольман, Ф. Дюфренн, Л. Леметр. Начиная с 1946 и по наши дни леттристы проводят выставки, дебаты, культурные акции, выпускают журналы ("Ур", "Ион") и другие печатные издания.

Л. оказал существ. влияние на совр., в частности, постмодернистское искусство. Обращение к мелодии, а не смыслу фразы; игра сочетаниями букв; возвращение буквы к первобытному звукоподражанию, крику, предшествующему слову; превращение пред-слова, пред-знака, иероглифич. письма в основу нового искусства метаграфики предвосхитили нек-рые идеи Ж. Делёза и Ф. Гаттари о худож. географике. Высказанная И. Изу в работе "Эстетика кино" гипотеза о грядущей смерти кино, его превращении в перманентный Хэппенинг, чистый жест, а кинодиспута - в произведение искусства была реализована ситуационизмом.

Лит.: Lettrisme et hypergraphie. P., 1971; Isou I. De 1'impressionnisme au lettrisme: 1'evolution des moyens de realisation de la peinture moderne. P., 1974; Curtay J.-P. La Poesie lettriste. P., 1974; Sabatier R. Le Lettrisme. Les creations et les createurs. Nice, 1989; Lettaillieur F. Encyclopedic du lettrisme. 5 vol. P., 1989; Groupes, mouvements, tendances de 1'art contemporain depuis 1945. P., 1989.

Н. Б. Маньковская.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИБИДО

ЛИБИДО (лат. libido - влечение, желание)

понятие, введенное в философскую, психологическую и психоаналитическую литературу З. Фрейдом и обозначающее сексуальное влечение, силу сексуального возбуждения, инстинкт любви, психическую энергию.

ЛИБРЕТТО

ЛИБРЕТТО (ит. libretto, букв. - книжечка)

1) литературный текст оперы, оперетты, реже оратории. Обычно пишется стихами;

2) литературный сценарий балета, пантомимы;

3) изложение содержания оперы, балета, драмы в театральной программе или отдельной книжечке (отсюда название);

4) сюжетный план или схема сценария кинофильма.

ЛИВИС

ЛИВИС - Фрэнк Реймонд Ли́вис (Leavis) (1895-1978)

☼ англ. лит. критик, культуролог, педагог. Почти вся его жизнь связана с Кембридж. ун-том: там он учился, стал доктором философии (1924), издавал лит. и публицистич. ежеквартальник "Скрутини" (1932-53), преподавал (1927-62); в 1931 отстранен от работы за профессиональный нонконформизм, в 1936 восстановлен на неполную ставку, лишь в 1954 приглашен в штат англ. отделения Дайнинг-колледжа, в 1959 стал университетским лектором, т.е. доцентом. В 1962 ушел в отставку, оставшись почетным членом Даунинг-колледжа, но вскоре отказался от этой чести, заявив, что в колледже все больше отходят от его принципов преподавания лит-ры. Преподавал в Оксфорде (1964), Йоркском (1965), Уэльском (1969), Бристолском (1970) ун-тах, в 1968 ездил с лекциями в США, написал книгу "Лекции в Америке" (1965). Почетный доктор Лидс., Белфаст., Абердин., Делийского ун-тов.

Самый влиятельный, после Т.С. Элиота, англ. критик 20 в., Л. дал альтернативу марксизму критически настроенной части об-ва, для к-рой лит-ра является не "сокровищницей изящной словесности", а формой сопротивления негативным симптомам обществ. развития. Он воспитал просвещенную, критически мыслящую группу гуманитариев, к-рая, несмотря на свою немногочисленность, обладает достаточной энергией для сохранения высоких критериев культуры нации. Л. верил в высокую миссию искусства и в то, что решающую роль в жизни человека играет культура, а подлинные реформаторы об-ва - художники, к-рые, меняя общее мироощущение, прокладывают путь социальным реформам.

Л. пересмотрел историю англ. поэзии в русле изменений, происходящих в 10-е - нач. 30-х гг. 20 в., вывел на авансцену новых поэтов - Т.С. Элиота, Э. Паунда, Дж. М. Хопкинса, в ту пору еще не признанных в Кембридже, отошел от традиц. канона критики 19 в. ("Новые вехи в англ. поэзии", 1932; "Переоценка: традиции и новаторство в англ. поэзии", 1936), создав себе много врагов (исключил из осн. русла англ. поэзии Спенсера, Милтона, Шелли и др.). Гл. предмет расхождений - само представление о лит-ре и культуре. Отрицая абстрактный академизм, Л. убеждал студентов в том, что, занимаясь лит-рой, они имеют дело с самой жизнью в ее наиболее интенсивных проявлениях. Работы Л., содержащие, как и у Элиота, сплав лит-ведения, философии и публицистики, написаны в духе либерализма, подкрепленного протестантской этикой. Продолжая консервативно-просветительскую, идущую от М. Арнолда, традицию в англ. критике, он в условиях массового технократич. об-ва защищал культуру с позиций все более остающейся в меньшинстве гуманитарной интеллигенции ("Массовая цивилизация и культура меньшинства", 1930; "Культура и окружение", 1933, соавтор Д. Томпсон); его ранняя критика массовой культуры (см. Массовая культура) оказала значит. влияние на учителей и студентов. В программной кн. "Не устанет мой меч" (1972) он усматривал трагич. иронию в том, что научно-техн. прогресс, повышение материального уровня жизни сопровождаются процессом духовного обеднения человека, нарушением "связи времен", забвением традиций, американизацией. Л. назвал 20 в. технократическо-бентамовским, имея в виду И. Бентама, защитника этики утилитаризма, индивидуализма, эгоизма. Л. включил в понятие "бентамизм" и расцветшее в 20 в. бюрократич. отношение к человеку.

Л. - один из многих мыслителей и публицистов 20 в., не принявших прогресс машинной, промышленной цивилизации. В войнах, машинах воплотился для него смертоносный лик 20 в.; он отвергал обвинение в идеализации прошлого - к нему нет возврата, хотя память о нем служит стимулом; доказывал преимущества доиндустриального об-ва, особенно в том, что касалось здоровья лит-ры, черпавшей из источников нар. речи и культуры. Распад старого миропорядка ознаменован упадком лит. культуры, к-рая, по убеждению Л., была и всегда будет культурой меньшинства. Объясняя болезни совр. об-ва разрывом с культурной традицией, с прошлым, он убежден, что спасти человечество призвана гуманитарная интеллигенция. Он возлагал свои надежды на "университетскую элиту", способную не только оценить Данте и Шекспира, но и понять, что их совр. последователи аккумулируют в себе сознание нации, сохраняют живыми хрупкие элементы традиции, высокий уровень этич. и эстетич. критериев. Эта группа не может быть многочисленной в совр. условиях, но она может стать генератором духовной энергии, энергии культуры для всей нации.

Л. верил в великую силу подлинного искусства. Ему близко присущее Арнолду понимание того, что лит-ра воплощает в себе нечто большее, чем сугубо эстетич. ценности, она оказывает всепроникающее воздействие на мироощущение, мысль, критерии жизни общества. Лит-ра - самая могущественная и масштабная форма существования языка, сохраняющая культурную преемственность. Не может быть великого искусства в об-ве, язык к-рого примитивен. В условиях, грозящих языку вырождением, живая лит. традиция - гарант его сохранности. "Великая традиция" Л. - Чосер, Шекспир, Донн, Поуп, Вордсворт, Т.С. Элиот. С 40-х гг. в центре его внимания роман, более соответствовавший общей моралистической направленности его критики, - Дж. Остин, Диккенс, Дж. Элиот, Г. Джеймс, Дж. Конрад, Д.Г. Лоуренс.

В течение многих лет трибуной Л. и его единомышленников был журнал "Скрутини", выходивший тиражом в несколько сот экземпляров, однако очень влиятельный, печататься в нем считалось честью. Цели "Скрутини" - разъяснение ценности лит-ры, воспитание просвещенного читателя, сознающего общечеловеч. цели, без соотнесения с к-рыми жизнь человека бесполезна, гарантия сохранения преемственности в культуре.

Соч.: For Continuity. Camb., 1933; Education and the University: a Sketch for an "English School". L, 1943; The Common Pursuit. L., 1952; Two Cultures? The Significance of C.P.Snow. L., 1962; The Living Principle: "English" as a Discipline of Thought. L., 1975.

Лит.: McKenzie (Donald F.), M.P. Allum. F.R. Leavis: A Checklist, 1924-64. L., 1966; Baker W. F.R. Leavis, 1965-79, and Q.D. Leavis, 1922-79: A Bibliography of Writings by and about them // Bulletin of Bibliography. V. 37, № 4, 1980; The Leavises: Recollections and Impressions / ed. by Thompson O. L, 1984.

Т.Н. Красавченко.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИК - ЛИЦО - ЛИЧИНА

ЛИК - ЛИЦО - ЛИЧИНА - мифологема христианской антропологии и психологии, теологии Троицы, философии творчества и литературной эстетики личности. Святоотеческая христология утвердила чинопоследование элементов триады в таком порядке: "Лик" - уровень сакральной явленности Бога, Божьих вестников и высшая мера святости подвижников духа; "Лицо" - дольнее свидетельство богоподобия человека; "личина" - греховная маска существ дольнего мира, мимикрия Лица и форма лжи. Об-лик Христа суть мета-Лицо. Григорием Нисским сказано, что тот, чье лицо не освящено Св. Духом, вынужден носить маску демона; ср. трактовку этого тезиса в "Вопросах человека" О. Клемона: Христос - "Лицо лиц, ключ ко всем остальным лицам", и в этике Лица Э. Левинаса. Осн. интуиции философии лица преднайдены в худож. лит-ре. Романтич. эстетика ужасного отразилась в образах гневного лица Петра Великого. У Пушкина "лик его ужасен" рифмуется с "он прекрасен". Зооморфная поэтика монстров Гоголя актуализует оппозицию "лицо/морда (рыло, харя, рожа)". Прояснение человеч. типа на фоне уникального лица - предмет особой заботы Достоевского в "Идиоте". Персонаж романа, Лебедев, играя на "театральных" коннотациях ролевых терминов, называет Аглаю "лицом", а Настасью Филипповну "персонажем" (В. Кирпотин). Для автора же "персонаж ищет эгоистического выхода, Лицо ищет всецелого выхода" (В. Кирпотин). Средствами просветит. риторики создает С.-Щедрин сложную иерархию обобщенных не-лиц. Трагедия утраченного лица - ведущая тема Чехова. Кризис личности рус. духовный ренессанс преодолевал через философию Лица и анализ маски. Расхожим эталоном личины становится здесь Ставрогин: "личиной личин" назвал его облик С. Булгаков, "жуткой зазывной маской" - Н. Бердяев, "каменной маской вместо лица" - П. Флоренский, "трагач. маской, от века обреченной на гибель" - К. Мочульский. "Сатанинское лицо" - было сказано о Великом Инквизиторе Зайцевым. Маска стала навязчивой темой быта и литературы авангарда. В быте она фиксируется то как жизнетворческий акт (А. Белый), то как энтропийный избыток культуры ("Это то, что создала цивилизация - маска!" - С. Сергеев-Ценский), то как предмет эстетич. игры (С. Ауслендер, Вяч. Иванов). Лик подвергается описанию в терминах теории мифа: "Миф не есть сама личность, но лик ее" (А. Лосев). Писатели-символисты уточняют персоналистские элементы триады (Ф. Сологуб; ср. переводы В. Брюсова из Э. Верхарна (1905) и Р. де Гурмона (1903; см. также рецензию И. Шмелева на "Темный лик", 1911, В. Розанова). Сильное впечатление на современников произвела статья Вяч. Иванова "Лик и личины России", 1918, в к-рой "Русь Аримана" (Федор Карамазов) противопоставлена "Руси Люцифера" (Иван Карамазов) и обе - Руси Святой (Алеша). В категориях триады русская философия Лица пытается снять противоречие "персоны" (этим. - "маска"!) и "собора" в контексте единомножественного Всеединства: "Иррац., живая природа вселенского, утверждая "лицо" в его творч. самости, в то же время утверждает высшее единство всех личных существ и их истинное соборное единение" (А. Мейер). По наблюдениям Бердяева, революц. эпоха создала новый антропологич. тип - полулюдей с искаженными от злобы лицами. Тем настойчивее проводится им та мысль, что "лицо человека есть вершина космического процесса", и что во Встрече с Богом "осуществляется царство любви, в к-ром получает свое окончат. бытие всякий лик", тем более, что по этическому смыслу заданного человеку богоподобия, "Бог не только сотворил мир <...>, но и участвовал как Живое Лицо в самом историческом процессе" (Н.О. Лосский). Декаданс был оценен филос. критикой как торжество безликой бесовщины. О картинах раннего Пикассо С. Булгаков говорил: "Эти лики живут, представляя собой нечто вроде чудотворных икон демонического характера". Ему же принадлежит своего рода лицевая апофатика, примененная по спец. поводу: "Подвиг юродства, совершенное отвержение своего психол. лика, маска мумии на живом лице, род смерти заживо". Персонология Лица связалась с темами зеркала, Другого, двойника и тени. По М. Бахтину, человек видит в зеркале не себя, а маски, к-рые он показывает Другому, и реакции Другого на сии личины (а также свою реакцию на реакцию Другого). "Я" и "Ты" призваны отразить друг друга в сущностно-личном взаимном предстоянии; Ты как зеркало для Я мыслил и П. Флоренский; С. Аскольдов полагал, правда, что зеркала эти - "кривые". Идею Николая Кузанского о человеке как "Божьем зеркальце" поддержали Г. Сковорода и Л. Карсавин. Для В. Розанова Книга Бытия начинается с "сотворения "Лица: "без "лица" мир не имел бы сияния". По его мнению, в христ. картине мира есть "центр - прекрасное плачущее лицо", это "трагич. лицо" Христа. Мир без Христа и Софии мыслится поэтами серебряного века как кризис Души Мира, являющей людям свои искаженные масками обличья (Блок, Александр: "Но страшно мне: изменишь облик Ты!"). "Софианская романтика" этого типа подвергнута резкой критике Бердяевым ("Мутные лики", 1922; см., однако, признание автора в личном пристрастии к ставрогинской маске <"Самопознание", 1940>). Триада детально разработана П. Флоренским. Христос для него - "Лик ликов", "Абсолютное Лицо". В рассуждениях о кеносисе и обожении твари канонич. формула облечения Бога в естество человека раздвоена у Флоренского на "образ Божий" (Лицо, правда Божья, правда усии, онтологич. Дар) и "подобие Божье" (Лик, правда смысла, правда ипостаси, возможность). Так восстановлен утраченный современниками эталон "лице"-мерия: "Лицо, т.е. ипостасный "смысл", разум, ум <...> полагают меру безликой мощи человеч. естества, ибо деятельность лица - именно в "мерности". Лицо (явление, сырая натура, эмпирия) противостоит Лику (сущности, первообразу, эйдосу). Двуединый символизм образа и подобия (лица и лика) явлены в Троице-Сергиевой Лавре и ее основателе: "Если дом Преподобного Сергия есть лицо России, то основатель ее есть первообраз ее, "лик" ее, лик лица ее". Личина есть "мистическое самозванство", "пустота лжереальности", скорлупа распыленной на маски личности ("Иконостас", 1922). С Флоренским "конкретная метафизика" Лица вернулась на святоотеч. почву обогащенной неоплатонич. интуициями и знаменовала собой новый этап христ. критики всех видов личностной амнезии. Особую популярность элементы триады снискали в мемуарной и публицистич. лит-ре (Волошин, Е. Замятин, Г. Адамович, 3. Гиппиус, Ф. Шаляпин, Э. Неизвестный). Тринитарная диалогика Ликов на рус. почве смогла уяснить ипостасийный статус Другого: "Именно было необходимо утвердить эту тайну "другого" - нечто <…> радикально чуждое античной мысли, онтологически утверждавшей "то же" и обличавшей в "другом" как бы распадение бытия. Знаменательным для такого мировоззрения было отсутствие в античном лексиконе какого бы то ни было обозначения личности".

Лит.: Коропчевский Д.А. Народное предубеждение против портрета... Волшебное значение маски. СПб., 1892; Иванов Вяч.И. Лицо или маска? // Новый путь. 1904. № 9; Верхарн Э. Лики жизни: Стихи // Вопр. жизни. N 10-14. СПб., 1905; Розанов В.В. Темный лик. СПб., 1911; Шмелев И. Лик скрытый. 1916; Волошин М.А. Лики творчества. Кн. 1. СПб., 1914; То же. 2 изд. Л., 1989; Карсавин Л.П. Saligia. Пг., 1919; Тоже. Paris, 1978; Зайцев К. В сумерках культуры. 1921; Груздев И. О маске как литературном приеме // Жизнь искусства (Гоголь и Достоевский). Петроград. 1921. № 811; Лосев А.Ф. Диалектика мифа. М., 1930; Замятин Е.И. Лица. Нью-Йорк, 1967; Флоренский П.А. Из богословского наследия // Богословские труды. Т. 17. М., 1977; Флоренский П.А. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Флоренский П.А. Собр. соч. Т. 1,2. Париж, 1985; Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991; Флоренский П.А. Иконостас. М., 1995.

К. Г. Исупов.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИНГВИСТИКА АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ

ЛИНГВИСТИКА АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ - направление, ставящее своими задачами установление эволюц. взаимосвязи между человеч. языком и системами общения животных и осмысление многочисл. социальных функций речевого поведения человека.

Хотя происхождение языка уже не вызывает того интереса, как ранее (из-за недостатка достоверной информации), существует исключит. интерес к эволюц. развитию человеч. речи, особенно в сравнении с коммуникац. системами приматов, более близких к человеку. Сравнит. анализ структуры и функций коммуникац. систем человека и животных дает надежду установить, каким образом развилась каждая из них, и, возможно, пролить свет на их происхождение.

Выявляя характеристики, общие для всех языков, Л.а. ведет поиск языковых универсалий. Существуют нек-рые универсальные черты: специфич. формы (напр., носовые звуки), виды грамматич. операций (напр., замена имен местоимениями) или типы изменений (напр., менее естеств. звук заменяется более естественным). Далее, нек-рые черты языков более универсальны, чем другие, - они чаще встречаются в одном языке или присутствуют в большем числе языков. Табличная фиксация сравнит. распространенности таких черт позв. выстроить иерархич. зависимости ("импликационные универсалии"), к-рые показывают, какие из них м.б. обнаружены с максимальной вероятностью в большинстве языков.

Согласно гипотезе лингвистич. относительности Сепира - Уорфа, структура и формы языка определяют в некрой степени восприятие реальности его носителями (их мировоззрение). Семантический дифференциал, введенный Ч. Осгудом, - более объективный метод оценки восприятий (и ценностей) людей в соответствии с тем, как они располагают последовательности слов и понятий вдоль шкалы противоположных полярностей. Кэрролл (1964) комбинирует элементы обоих этих методов.

Классификация языковых групп позволяет антропологам узнать многое о предистории их носителей. Географич. локализация диалектов языка или яз. семьи часто свидетельствует о прежних миграционных маршрутах. Наличие в лингвистич. системе заимств. элементов говорит о существовавших ранее межкультурных контактах. Лексикостатистика (глоттохронология) - метод, используемый для выявления родств. связей между языками и для приблизит. датировки выделения разл. языков-потомков из общего праязыка.

Изучение систем письменности на протяжении истории имеет целью исследование разл. происхождения разнообр. систем письменности, сущ. в мире, прослеживание распространения письменности в разл. регионах и расшифровку письм. сообщений (текстов), оставленных древними цивилизациями, чтобы дополнить сведения о них, полученные из археологич. источников.

Исследование языков-посредников в Л.а. проводится, чтобы охарактеризовать соц.-полит. атмосферу, в к-рой они возникают, установить общие закономерности их становления и развития, понять, под действием каких сил такие языки иногда становятся национальными (как креольские).

В гос-вах, где используется много разл. языков или диалектов, специалисты по обществ. наукам участвуют в решении проблем общения между этнич. группами путем применения методов Л.а. в планировании политики стандартизации языка и в разработке гибких учебных программ, совместимых с языковыми различиями этнич. групп.

См также Этнолингвистика.

Лит.: Carroll J.B. Language and Thought. Englewood Cliffs. N.Y., 1964; Hymes D. (ed.) Language in Culture and Society. N.Y., 1964; Greenberg J.H. Language Universals. The Hague,1966.

Е.И. Галахов.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ - ☼ установление родственных связей между неск. языками и восстановление их общего праязыка. Обычно для этого исп. сравнит. метод. Наиболее типичный пример - реконструкция праиндоевропейского яз. (праязыком наз. вымерший первонач. язык, от к-рого произошел ряд обособленных, но родственных языков).

При Л.р. обычно осущ. переход от современной к более ранним стадиям развития языковой семьи. Производится сравнение сходных в фонетич. и семантич. отношениях слов в родств. языках. Они записываются в виде таблицы, и каждой общей форме систематич. приписывается значение в праязыке. Как правило, чем чаще к.-л. форма встречается в семье языков, тем она древнее. Формы, не поддающиеся анализу, считаются более древними, чем другие (при этом следует уделять особое внимание исключению из рассмотрения заимствованных форм, к-рые обычно не разлагаются на более простые элементы в рамках заимствующего языка).

Л.р. находит применение во мн. др. разделах антропологии: при исследовании родств. отношений, материальной культуры, межкультурных контактов, миграций, относит. древности элементов культуры и др. проблем. Ее роль в исследовании изменений в культуре начинает осознаваться только в последнее время.

Лит.: Hymes D. (ed.) Language in Culture and Society. N.Y., 1964.

Е.И. Галахов.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИНТОН

ЛИНТОН - Ральф Ли́нтон (Linton) (1893-1953)

амер. антрополог, один из лидеров амер. культурной антропологии вт. четв. 20 в. Начал свою профессиональную карьеру в качестве археолога, участвовал в археолог. экспедициях в юго-зап. районы США и в Гватемалу (1912, 1913, 1916, 1919). В 1920-22 провел полевое исследование на соискание докт. степени на Маркизских о-вах (Полинезия); под влиянием этой экспедиции произошла переориентация научных интересов Л. на культурную антропологию. В 1925 он получил докт. степень в Гарвард. ун-те, после чего в одиночку совершил экспедицию в Вост. Африку и на Мадагаскар (1925-27). Работал в ун-те штата Висконсин (1928-37), Колумбийском (1937-46) и Йельском (1946-53) ун-тах.

Его осн. работа "Изучение человека" (1936) была попыткой достичь синтеза антропологии, психологии и социологии в рамках единой дисциплины, изучающей челов. поведение во всей его полноте. В этой работе культура понималась как совокупность форм поведения, общих для большинства членов об-ва и усваиваемых ими в процессе обучения. Культура разделялась на "внешнюю" (доступные наблюдению поведенч. аспекты культуры) и "скрытую" (установки, эмоции, ценности и т.д., лежащие в основе культурного поведения). Для анализа социальных явлений и процессов Л. разработал концепцию статусов и ролей, оказавшую большое влияние на структурно-функциональную социологию и этнологию в США. Статус (или позиция) понимался как структурная единица и определялся как место индивида в социальной структуре, характеризующееся совокупностью опр. прав и обязанностей; статус может быть предписан индивиду от рождения (напр., в кастовой системе) или достигаться усилиями индивида. Роль определялась как "динамич. аспект статуса": "Индивиду социально предписан опр. статус, и он занимает его по отношению к другим статусам. Когда он принимает права и обязанности, конституирующие статус, и приводит их в действие, он выполняет роль". Данное Л. определение роли признано классическим; последующая его разработка связана с именами Парсонса, Т. Ньюкомба и др. Л. разграничил два типа ролей: "актуальные" (фактически выполняемые) и "идеальные" (нормативные культурные паттерны, на к-рые должно быть ориентировано поведение в данном статусе). Целостная совокупность идеальных ролей образует социальную систему.

В 1937-45 Л. сотрудничал с Кардинером. Итогом их сотрудничества была разработка концепции "базисных типов личности". Считая ее недостаточной, Л. в книге "Культурные основания личности" (1945) разработал концепцию "статусной личности", развивающую теорию "базисных типов личности". С его т.зр., совокупность стандартизированных ролей, культурно закрепленных в об-ве заданным статусом, порождает "статусную личность", или опр. конфигурацию личности, свойственную в данном об-ве большинству индивидов, занимающих данный статус. Общие элементы статусных личностей того или иного об-ва рассматривались как базисный тип личности данного об-ва.

В последних работах Л., опубликованных посмертно, - "Древо культуры" (1955) и "Культура и психич. нарушения" (1956), - рассматривались проблемы, связанные с биол. основами культурного поведения, отклонениями от "базисного типа личности", с существованием универсальных ценностей, общих для всех культур.

Соч.: The Study of Man. N.Y.; L., 1936; The Cultural Background of Personality. N.Y.; L., 1945; The Tree of Culture. N.Y., 1955; Culture and Mental Disorders. Ed. by G.Devereux. Springfield (111.), 1956.

В.Г. Николаев.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИОТАР

ЛИОТАР - Жан-Франсуа Лиотáр (Lyotard) (1924-1998)

франц. эстетик-постфрейдист, одним из первых поставил проблему корреляции культуры Постмодернизма и постнеклассической науки. В своей книге "Постмодернистская ситуация. Доклад о знании" (1979) он выдвинул гипотезу об изменении статуса познания в контексте постмодернистской культуры и постиндустриального об-ва. Научный, философ., эстетич., художеств. постмодернизм он связывает с неверием в метаповествование, кризисом метафизики и универсализма. Темы энтропии, разногласия, плюрализма, прагматизма языковой игры вытеснили "великие рассказы" о диалектике, просвещении, антропологии, герменевтике, структурализме (см. Антропология, Герменевтика, Структурализм), истине, свободе, справедливости и т.д., основанные на духовном единстве говорящих. Прогресс совр. науки превратил цель, функции, героев классич. и модернистской философии истории в языковые элементы, прагматич. ценности антииерархичной, дробной, терпимой постмодернистской культуры с ее утонченной чувствительностью к дифференциации, несоизмеримости, гетерогенности объектов.

Введение эстетич. критерия оценки постнеклассич. знания побудило концентрировать внимание на ряде новых для философии науки тем: проблемное поле - легитимация знания в информатизированном об-ве, метод - языковые игры; природа социальных связей - совр. альтернативы и постмодернистские перспективы; прагматизм научного знания и его повествоват. функции. Научное знание рассматривается как своего рода речь - предмет исследования лингвистики, теории коммуникации, кибернетики, машинного перевода. Специфика постмодернистской ситуации заключается в отсутствии и универсального повествоват. метаязыка, и традиц. легитимации знания. В совр. условиях, когда точки роста нового знания возникают на стыках наук, любые формы регламентации отторгаются. Особенно бурно этот процесс идет в эстетике. Постмодернистская эстетика отличается многообразием правил языковых игр, их экспериментальностью, машинностью, антидидактичностью: корень превращается в корневище, нить - в ткань, искусство - в лабиринт. Кроме того, правила эстетич. игр меняются под воздействием компьютерной техники.

Постмодернистский этап развитии искусства Л. определяет как эру воображения и экспериментов, время сатиры. Эстетич. наслаждение отличается бесполезностью: спичкой можно зажечь огонь без всякой цели, чтобы им полюбоваться. Тогда произойдет разрушение энергии, ее потеря. Так и художник, творящий видимость, напрасно сжигает вложенную в нее эротич. силу. Солидаризируясь с Адорно и Джойсом, Л. провозглашает единственно великим искусством пиротехнику, "бесполезное сжигание энергии радости". Подобно пиротехнике, кино и живопись производят настоящие, т.е. бесполезные видимости - рез-ты беспорядочных пульсации, чья главная характеристика - интенсивность наслаждения. Если в архаич. и вост. об-вах неизобразит. абстр. искусство (песни, танцы, татуировка) не препятствовало истечению либидозной энергии, то беды совр. культуры порождены отсутствием кода либидо, торможением либидозных пульсаций. Цель совр. худож. и научного творчества - разрушение внешних и внутр. границ в искусстве и науке, свидетельствующие о высвобождении либидо.

В книге "О пульсационных механизмах" (1980) Л. определяет искусство как универсальный трансформатор либидозной энергии, подчиняющийся единств. общему правилу - интенсивности воздействия либидозных потоков. Ядром его "аффирмативной либидозной экон. эстетики" является бьющая через край метафизика желаний и пульсаций, побуждающая исследовать функционирование пульсационных механизмов применительно к лит-ре, живописи, музыке, театру, кино и другим видам искусства. Критикуя Фрейда за приверженность к изобразительности, удовлетворяющей сексуальные влечения путем символич. замещения, он видит задачу постмодернистского искусства в методич. раскрытии логики функционирования либидозных механизмов, логики их системы. Для этой системы характерны мутации бесхозных желаний. Искусство для Л. - превращение энергии в другие формы, но механизмы такого превращения не являются социальными либо психическими. Так, в живописи либидо подключается к цвету, образуя механизм трансформации своей энергии путем покрывания холста краской, ногтей - лаком, губ - помадой и т.д. Если подключить либидо к языку, произойдет превращение либидозной энергии в аффекты, душевные и телесные движения, порождающие в свою очередь войны, бунты и т. п.

Свой подход Л. называет прикладным психоанализом искусства. Его применение к постмодернистской живописи приводит к заключению о приоритете беспорядка, свидетельствующем о том, что живописец стремится заменить недосягаемую природу, непостижимую действительность преображенными объектами своего желания. Совр. театр видится Л. застывшим созвездием либидозных аффектов, слепком их мощи и интенсивности. Театр должен извлекать высочайшую энергию из пульсационных потоков, изливая ее в зал, за кулисы, вне театрального здания. Подобное извержение трансформированной либидозной энергии должно привести к рождению энергетич. театра, первые намеки к-рого Л. усматривает в опытах театр. постмодернизма. А кино будущего, по его мнению, располагается на двух полюсах кино, понятого как графика движений в сферах неподвижности и подвижности. Наиболее перспективна для киноискусства неподвижность, т.к. гнев, ярость, изумление, ненависть, наслаждение, любая интенсивность - это движение на месте. Идеальным подобием интенсивнейшего фантазма является живая картина. Последняя, отождествляемая с эротич. объектом, пребывает в покое, субъект же - зритель - перевозбужден, но его наслаждение бесплодно, либидозный потенциал сгорает зря, происходит "пиротехнический" эстетич. эффект.

Л. считает постмодернизм частью модернизма, спрятанной в нем (Постмодернизм для детей, 1986). В условиях кризиса гуманизма и традиц. эстетич. ценностей (прекрасного, возвышенного, совершенного, гениального, идеального), переживаемого модернизмом, необратимого разрушения внешнего и внутр. мира в абсурдизме (дезинтеграция персонажа и его окружения в прозе Джойса, Кафки, пьесах Пиранделло, живописи Эрнста, музыке Шёнберга), чьим героем стал человек без свойств, мобильная постмодернистская часть вышла на первый план и обновила модернизм плюрализмом форм и технич. приемов, сближением с массовой культурой (см. Массовая культура).

Соч.: La Condition postmoderne. Rapport sur le savoir. P., 1979; Les Dispositifs pulsionnels. P., 1980; Le postmoderne explique aux enfants. P., 1986.

Н.Б. Маньковская.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИППЕРТ

ЛИППЕРТ - Юлиус Ли́пперт (Lippert) (1839-1909)

австр. историк культуры, этнограф и религиовед, культуролог эволюц. направления. Л. выводил все формы культуры из трудовой деятельности человека, полагая, что культурное развитие человеч. об-ва имеет общие закономерности. Он считал, что нет оснований отделять первобытную историю человечества от последующих периодов его развития, поскольку на протяжении всей истории действуют одни и те же факторы. Однако, пишет Л., никакое человеч. воображение не в силах полностью охватить картину сложного движения нитей, образующих пеструю ткань культурной работы. Поэтому Л. прослеживает только развитие материальной культуры человечества, историю его обществ. учреждений и развитие языка, письменности, религии и мифологии. Говоря об истории человеч. представлений о Боге, Л. утверждает, что религ. воззрения "некультурного" и "культурного" человечества непременно должны иметь связь между собою, причем религию "некультурных" народов следует считать лишь более простой и менее развитой, чем религия "культурного" человека. При этом Л. рассматривает религию с т. зр. человеч. представлений и поступков, отмечая лишь одно различие между религ. воззрениями обоих периодов: первобытный человек только видит явления и как бы регистрирует их в своих религ. представлениях; на известной же ступени культуры человек начинает интересоваться явлениями ради познания их, старается открыть их причину. Л. предложил рассматривать религию как цельное миросозерцание, в к-ром соединяются две части: объективная, т.е. продукт наших представлений о вещах, и субъективная, служащая нормой, к-рая определяет наши поступки, чувствования и мышление.

Соч.: Die Religionen der europaischen Kulturvolker, der Litauer, Slaven, Germanen, Griechen und Romer, in ihrem geschichtlichen Ursprunge. В., 1881; Allgemeine Geschichte des Priesterthums. Bd. 1-2. В., 1883; История культуры в отд. очерках. СПб., 1902.

И.Л. Галинская.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЛИРИКА

ЛИРИКА (греч. lirikos - произносимый под звуки лиры)

род литературы (наряду с эпосом и драмой), изображение внутренней жизни, отдельных состояний человека, его переживаний, чувств, мыслей, вызванных окружающей его жизненной обстановкой; охватывает множество стихотворных жанров, способных выразить в форме субъективных переживаний полноту сложнейших проблем бытия.

ЛИТЕРАТУРА

ЛИТЕРАТУРА (лат. literatura, букв. - написанное)

произведения письменности, имеющие общественное значение, эстетически выражающие общественное сознание и в свою очередь формирующие его; представляет собой развивающуюся на протяжении тысячелетий систему литературных родов (эпос, лирика, драма), жанров, мотивов, сюжетов, образов, стиховых и прозаических форм, изобразительных средств языка.

ЛИТОГРАФИЯ

ЛИТОГРАФИЯ - способ плоской печати, при котором печатной формой служит поверхность камня (известняка). Изобретена в 1798 г.

ЛИТТ

ЛИТТ - Теодор Литт (Litt) (1880-1962)

нем. философ, проф. в Бонне (с 1919, затем с 1947) и Лейпциге (с 1920). Сочетал Неогегельянство в духе т.н. философии жизни с феноменологией Гуссерля (см. Гуссерль) и Неокантианством. Работы Л. посвящены преимущественно вопросам культуры, социологии, педагогики. Осн. филос. вопросы сводятся Л. к учению о науке, наукоучению. Философия рассматривает науку как функцию духовной жизни, задача философии - исследование науки как одного из проявлений жизни. Он противопоставляет наукам о природе "науки о духе", утверждая, что только последние способны преодолеть антитезу познания и жизни, природы и свободы, непреодолимую для естествознания. Гл. выводом из этого выдержанного в духе неокантианства противопоставления естествознания и истории является понятие т.н. духовной жизни как осн. всеохватывающей реальности. Духовное характеризуется Л. как внутренне присущий действительности процесс, к-рому свойственна направленность на опр. чувств. переживание. Основой всякого бытия является жизнь, к-рая понимается иррационалистически, в духе "философии жизни", как целостность чувственно опр. направленных функций духа, "особенное душевное содержание конкр. субъекта". Естествознание и науки о духе имеют дело не с разл. объектами, существующими независимо от науки, а представляют собой разл. функции духа. Науки о духе, в отличие от естествознания, постигают свой объект с помощью "понимания" (см. Понимание), т.е. интуиции, к-рая характеризуется в духе иррационализма как особая сверхинтеллектуальная способность приобщаться к предмету познания, существовать в нем, переживать особым образом постигаемое содержание. Источником "понимания" является эмоц. состояние духа, не связанное с чувств. восприятием материального мира.

Соч.: Erkenntnis und Leben. Lpz.; В., 1923; Individuum und Gemeinschaft. Lpz., 1924; Ethik der Neuzeit. Tl. 1-2, Munch.; В., 1926; Wissenschaft. Bildung und Weltanschauung. В., 1928; Geschichte und Leben. Lpz., 1931; Einlei-tung in die Philosophic. Lpz.; В., 1933; Die Selbsterkenntnis der Menschen. Lpz., 1938; Mensch und Welt. Munch., 1948; Denken und Sein. Stuttg., 1948; Kant und Herder. Hdlb., 1953; Die Wiedererweckung des geschichtlichen Bewusstseins. Hdlb., 1956.

Т. И. Ойзерман.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV