Большой толковый словарь по культурологии
Статьи на букву "Х"

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Х"

ХАБЕРМАС

ХАБЕРМАС - Юрген Хáбермас (Habermas) (р. 1929)

нем. философ и социолог. В 1961-64 преподавал философию в Гейдельберге. С 1964 - проф. ун-та Франкфурта-на-Майне. С 1971 - директор Ин-та по изучению жизненных условий научно-техн. мира в Штарнберге. Выступал как преемник Хоркхаймера и Адорно, ведущий представитель второго поколения теоретиков Франкфурт. школы (см. Франкфуртская школа), идеолог "новых левых". С нач. 60-х гг. занимает умеренно реформистскую позицию, стремясь объединить гуманистич. черты традиц. либерализма с идеями "организованного" капитализма и социального правового гос-ва. Политически близок социал-демократии. В основе учения X. лежит критич. теория Франкфурт. школы, переосмысленная в свете новых реалий капиталистич. об-ва, в значит. мере утратившая прежний негативный критич. пафос, дополненная идеями психоанализа, феноменологии, аналитич. философии, совр. социологии.

Согласно X., экон. закономерности капиталистич. производства модифицировались под влиянием гос-ва, получившего нек-рые возможности планирования и регулирования производства и распределения. Политически это позволяет гос-ву добиваться классового компромисса в рамках существующих формально-демократич. структур. Источник и способы разрешения кризисов, следовательно, переместились из экономич. в административно-управленч. сферу. Изменилась и природа кризисов. Они имеют теперь, считает X., социокультурный характер: управление, основанное на принципах производственно-трудовой рациональности, входит в конфликт с реально господствующей в об-ве поведенч. мотивацией. С одной стороны - инструментальная манипуляция, "техн. вопросы", с другой - интерсубъективное понимание, "практич. вопросы"; с одной стороны - институциональные структуры об-ва, с другой - социокультурный "Жизненный мир". В этом противоречии - источник кризиса легитимации совр. капитализма, не могущего выразить в своих институциональных структурах реальность существующей обществ. практики. Важнейшим элементом учения X. стала теория коммуникативного поведения, призванная описать альтернативные структуры, не обретшие институционального оформления в ходе становления совр. научно-техн. цивилизации, и одновременно описать "двухступенчатое" строение совр. об-ва: система и жизненный мир, в к-ром реализуется непосредств. коммуникация. Опираясь на имеющиеся в лингвистике и лингвистич. философии анализы речевых актов, а также на данную М. Вебером концептуализацию социальных действий, X. выделяет два типа поведения: коммуникативное и стратегич., и показывает, как стратегически ориентированное поведение (цель к-рого состоит не в достижении взаимопонимания, а в преследовании интереса) ведет либо к сознат., либо бессознат. обману партнера. В первом случае складывается система манипулирования, во втором - систематически извращаемая коммуникация. В том и в др. случае последствия для общества, культуры и личности оказываются роковыми. В сфере социальной интеграции, считает X., господствуют аномия, отчуждение, утрачивается коллективная идентификация; в сфере культуры - утрата смысла, потеря ориентации и делегитимирование властных структур; в сфере личности - потеря связи с традицией, нарушение мотивационных комплексов и разного рода психопатологии. И наоборот, - в случае поведения, ориентированного на коммуникацию, складываются упорядоченная нормативная среда, устойчивые, легитимированные межличностные отношения, устойчивые личностные структуры, способные к развертыванию и самоосуществлению. В целом анализ коммуникативного и стратегич. поведения дает возможность диагностировать гл. социокультурные проблемы современности, а также обнаружить скрытое насилие системы, к-рое выглядит будто бы неизбежным, поскольку гарантирует интеграцию об-ва. Подлинная же интеграция обеспечивается на путях коммуникативного понимания. Теория X. обнаруживает эволюц. тенденцию все большего разъединения системы и "жизненного мира". в к-ром сама теория играет важную роль. Как таковая, она представляет собой не лингвосоциол. дополнение к "критич. теории" об-ва, а критич. теорию как таковую в ее эмансипирующем воздействии.

Соч.: Erkenntnis und Interesse. Fr./M., 1968; Technik und Wissenschaft als "Ideologic". Fr./M., 1968; 1981; Zur Logik der Sozialwissenschaften. Fr./M., 1970; Legitimationsprobleme im Spatkapitalismus. Fr./M., 1973: Theorie des kommunikativen Handelns. Bd. 1-2. Fr./M., i985: Der philosophischen Diskurs der Moderne. Fr./M., 1988; Nachmetaphysisches Denken. Fr./M., 1988; Texte und Kontexte. Fr./M., 1991: Демократия. Разум. Нравственность. М., 1995.

Лит.: Новейшие течения и проблемы философии в ФРГ. М., 1978; Совр. зап. теор. социология. В. 1: Юрген Хабермас (библ.). М., 1992; Современная социальная теория: Бурдьё, Гидденс, Хабермас. Новосибирск, 1995; Glaser W.R. Soziales und instrumentales Handeln. Probleme der Technologie bei Arnold Gehlen und Jurgen Habermas. Stuttg., 1972; Keat R. The Politics of Social Theory: Habermas, Freud and the Critique of Positivism. Chi., 1981; J. Habermas: eine Bibliographie seiner Schriften und der Sekundarliteratur: 1952-81. Fr./M., 1982.

H. Петров.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ХАДЖ

ХАДЖ (ар. - примирение)

мусульманское паломничество в Мекку к святыне Каабе или в Медину к гробу Мухаммеда, подвиг благочестия и смирения в исламе.

ХАЙДЕГГЕР

Статья большая, находится на отдельной странице.

ХАКЕРЫ

ХАКЕРЫ - компьютерные, электронные «пираты». В современной России многие организации и фирмы используют новейшую электронную технику и информационные компьютерные системы для совершения различных операций; они также подключаются к мировой информационной сети Интернет через десятки действующих в нашей стране специальных организаций. Как и на Западе, это влечет за собой постоянное расширение масштабов компьютерных преступлений.

ХАЛИФАТ

ХАЛИФАТ (ар. халиф - глава мусульманской общины, правитель) - мусульманское теократическое государство в эпоху Средневековья.

ХАНТИНГТОН

ХАНТИНГТОН - Сэмюэл Филипс Хáнтингтон (Huntington) (р. 1927)

амер. политолог, исследователь-аналитик, директор Ин-та стратегич. исследований при Гарвард. ун-те. Учился в Йельском, Чикаг., Гарвард. ун-тах. В 1970 основал журн. "Внешняя политика", до 1977 был его соиздателем. В 1984 избран вице-президентом, а в 1985 - президентом Амер. ассоциации полит. наук. Работы X. - "Полит. порядок в изменяющихся обществах" (1968), "Кризис демократии" (1975) положили начало "неоконсервативной волне" сер. 70-80-х гг., обнажили опасности, проистекающие от нарушения баланса между правящими институтами и силами оппозиции и подчеркнули важность сохранения устоев, традиций полит. культуры от напора экстремистских движений.

Особый интерес представляют исследования цивилизационных процессов. X. отдает предпочтение цивилизационному подходу, предлагая новую парадигму для теор. анализа и прогнозирования миропорядка на рубеже 20 и 21 вв. Он полагает, что деление мира в период "холодной войны" на страны "первого" (Запад), "второго" (социалистический лагерь) и "третьего" мира больше не отвечает реальностям, и теперь намного разумнее сгруппировать страны, исходя не из их полит. или экон. систем, или принимая во внимание уровень их экон. развития, но с т.зр. их культуры и цивилизации. X. рассматривает цивилизацию как наивысшее культурное образование, объединяющее людей и обеспечивающее им опр. степень культурной самобытности. Цивилизация определяется как общими объективными элементами, такими, как язык, история, религия, обычаи, обществ. институты, так и субъективной самоидентификацией людей. Цивилизационная Идентичность, по мнению X., будет играть все более важную роль в будущем, и мир будет формироваться в значит. степени под влиянием взаимодействия семи-восьми гл. цивилизаций - зап., конфуцианской, яп., ислам., индусской, славяно-православной, лат.-амер. и, возможно, африканской. И наиболее крупные и значит. по последствиям конфликты будущего произойдут на своего рода культурных границах, разделяющих эти цивилизации. Окончание "холодной войны" означало завершение политико-идеол. раздела Европы, но зато вновь появилось культурное разделение между зап. христианством, с одной стороны, и православием и исламом, с другой. "Бархатный занавес" культуры, пришедший на смену "железному занавесу" идеологии, может оказаться не только границей, разделяющей разные культуры и цивилизации, но и, как показали события в Югославии, линией кровавых конфликтов. Противоборство между зап. и исламской цивилизациями длится уже 1300 лет - от араб. завоеваний до войны в Персид. заливе: маловероятно, что оно пойдет на убыль, скорее станет более опасным и жестоким, чему способствуют демогр. процессы. Рост населения в араб. странах, особенно в Сев. Африке, привел к увеличению миграционного потока в Зап. Европу, следствием чего стали все более сильные и частые проявления расизма в Италии, Франции и Германии, начиная с 1990.

Истор. столкновение между мусульманами и индусами на субконтиненте проявляет себя не только в противостоянии Пакистана и Индии, но и в религ. раздорах внутри последней между индусами и мусульманским меньшинством. Жестокость и насилие характерны для отношений мусульман с евреями в Израиле, сербами на Балканах. У ислама, считает X., - "кровавые границы". Противоборство цивилизаций усиливается. Особенно "взрывоопасно" положение в странах, населенных большим числом народов, относящих себя к разным цивилизациям, культурам, этносам, а также тех, в к-рых, несмотря на большую степень культурной однородности, существуют весьма острые разногласия по вопросу, к какой цивилизации принадлежат их об-ва. К последним X. относит, в частности, и Россию. По мнению X., если русские, отвергнув марксизм, а за ним и либеральную демократию, начнут вести себя как русские, то есть в соответствии со своими нац. интересами, то отношения между Россией и Западом могут опять стать "прохладными" и конфликтными.

Анализируя складывающуюся в мире ситуацию, X. отмечает, что мнение, согласно к-рому модернизация и экон. развитие способствуют укреплению однородности и порождают общую совр. культуру, оказалось неверным: напротив, по мере самоутверждения местных традиций, зап. культура подвергается эрозии. За упадком зап. могущества последует и отступление зап. культуры. Все это потребует от Запада не только поддержания экон. и военной мощи на уровне, необходимом для защиты своих интересов от "посягательств" других цивилизаций, но и подтолкнет его к более глубокому пониманию их религ. и филос. основ и тех сфер, в к-рых народы этих цивилизаций усматривают свои интересы. В этих условиях особенно актуальны поиски путей к сосуществованию разл. цивилизаций, выявление элементов общности зап. и иных цивилизаций. Он полагает, что в обозримом будущем не возникнет единая универсальная цивилизация, напротив, усилится их столкновение. Рост конфликтности во взаимоотношениях между цивилизациями отражает глубинные процессы, происходящие в экон. и культурной сферах. Процессы экон. модернизации и социальных изменений отрывают людей от их корней, ослабляя в то же время нац. государство как важный источник самоидентификации. Во многих частях света эту утрату самобытности пытается восполнить религия, нередко в форме "фундаменталистских" движений. Возрождение религ. чувств создает базис для сохранения самобытности в форме совместной причастности к к.-л. цивилизации, но иногда этому сопутствует неприязненное отношение к представителям иных культур. Различия, существующие между цивилизациями в истор. опыте, языке, культуре, религии, традициях, имеют глубокие корни. Они более существенны, чем различия между идеологиями и полит. режимами, и не обязательно перерастают в конфликты, но если подобное случается, именно цивилизационные различия придают им ожесточенный и затяжной характер. Различия культурного свойства, в противовес экон. и политическим, наименее подвержены переменам. X. отмечает тенденцию возвращения к истокам нац. бытия в незап. странах, что проявляется в "азиатизации" Японии, "индусизации" Индии, "реисламизации" Ср. Востока после краха зап. идей социализма и либерализма. Запад все чаще сталкивается с противостоянием этих стран, стремящихся строить жизнь по своим, а не западным рецептам. Этому способствует и "туземизация" местных элит, к-рые в прошлом, получая образование в Оксфорде или Сорбонне, были гл. проводниками зап. влияния.

Соч.: American Politics: the Promise of Disharmony. Cambridge (Mass.); L., 1981; The Third Wave. Democratization in the late twentieth century. Norman; London, 1991; The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. 1993. V. 72. № 3; If not Civilizations, What?: Paradigms of the Post-cold War World // Ibid. №5.

T.M. Фадеева.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ХАОС

ХАОС (греч. сhaos) - древнегреческое космологическое понятие, обозначающее изначальное, бесформенное состояние мира. Хаосу противостоит упорядоченный космос.

ХАРИЗМА

ХАРИЗМА (греч. charisma - милость, божественный дар) - исключительная одаренность; харизматический лидер - человек наделенный в глазах его последователей авторитетом, основанным на исключительных качествах его личности - мудрости, героизме, «святости».

ХАРРИС

ХАРРИС - Марвин Хáррис (Harris) (1927-2001)

амер. культур-антрополог, проф. Колумбийского ун-та, в 1963-66 возглавлял отделение антропологии ун-та. Выступал с лекциями во всех наиболее значит. колледжах и ун-тах США. Полевые исследования проводил в Мозамбике, Бразилии, Эквадоре и Индии. Известен своими работами в области этнографии, этнологии и теории культуры по след. направлениям: расовые взаимоотношения в Бразилии; культурная экология; экон. антропология; история теор. мысли в антропологии и т.д. Осн. методол. подход X. в научной лит-ре (в т.ч. в отечественной) приравнивается к культурному детерминизму и часто сопоставляется с марксизмом. X. определяет свою исследоват. стратегию как Культурный материализм. С его т. зр. культурный материализм связывает в единое целое экологич. и социокультурное направление в антропологии.

X. основывается на материалистич. объяснении социальной действительности. Его теория строится на исследовании взаимосвязи демогр. давления на природную среду и ее реакции в опр. социокультурных системах. Исходя из физич. сущности человека (потребности в пище и т.д.), Х. выявляет четыре универсальных уровня человеч. организации:

1) инфраструктура производства и воспроизводства (человека);

2) структура бытовой и полит. экономии;

3) суперструктура социальных отношений;

4) ментальная (интеллектуальная), или эмическая суперструктура.

Каждый из этих уровней - детерминанта для последующего. Практически теория X. представляет собой вариант экологич. детерминизма. X. приводит аргументацию экологич. характера для выяснения причин возникновения запретов на пищу, разнообразных табу и каннибализма, к-рые, согласно сложившейся антропол. традиции, интерпретировались как рез-т религ. практики. X. полагал, что культурная эволюция человека происходит в рамках канала, границы к-рого определяются культурными и экологич. условиями, в то время как способы производства определяют природу этого канала.

X. не был формально учеником Л. Уайта, но фактически разрабатывает проблемы, являющиеся центральными для культурно-эволюционного направления в культурной антропологии США (см. Культурно-эволюционная школа).

Соч.: The Rise of Anthropological Theory. N.Y., 1968; Cows, Pigs, Wars and Witches: The Riddles of Culture. N.Y., 1974; Cultural Materialism: The Struggle for a Science of Culture. N.Y., 1980; America Now: The Anthropology of a Changing Culture. N.Y., 1981; Cultural Anthropology. N.Y., etc., 1983.

Л.А. Мостова.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ХАСИДИЗМ

ХАСИДИЗМ (др.-евр. хасид - благочестивый) - религиозно-мистическое течение в иудаизме, возникшее в 1-й пол. ХVIII в. Для хасидизма характерны крайний мистицизм, религиозная экзальтация, почитание цадиков («праведников», «провидцев»).

ХЕЙЕРДАЛ

ХЕЙЕРДАЛ - Тур Хéйердал (Heyerdahl) (1914-2002)

норв. этнограф и зоолог. В 1937-38 X. заинтересовался населением островов Полинезии и его происхождением. В 1939-40 он предпринял ряд археол. и этногр. экспедиций для изучения индейского населения побережья Британской Колумбии. После тщательного анализа материала, собранного в Полинезии, на Амер. континенте и в Юго-Вост. Азии, X. выдвинул гипотезу о том, что Полинезия была заселена из Америки, а не из Юго-Вост. Азии. Для подтверждения гипотезы он переплыл Тихий океан на плоту "Кон-Тики". Книга X. "Путешествие на "Кон-Тики" (1948) переведена на 60 языков.

В 1952 X. издает книгу "Амер. индейцы в Тихом океане: теория на основе экспедиции на "Кон-Тики", в к-рой он представляет свою гипотезу ученым, подтверждая ее обширными материалами из археологии, этнографии, истории, мифологии, физиол. антропологии, фактами из зоологии и ботаники, анализом океанских течений и направлений ветра. На основании своих исследований X. утверждает, что первое заселение Полинезии из Перу датируется приблизительно 500 г. н.э., а второе переселение с северного побережья Сев. Америки произошло в районе 1000-1300 гг. Взгляды X. на историю культуры Полинезии вызвали острые дискуссии среди ученых. В 1953 X. совершает экспедицию на Галапагосские о-ва, рез-ты к-рой он публикует в книге "Археол. свидетельства доисп. путешествий на Галапагосские о-ва". В мае 1969 X. отправляется в путешествие из Марокко в Америку на плоту "Ра", построенном из тростника по древнему образцу. Путешествие заканчивается неудачей. Он повторяет попытку в 1970 на плоту "Ра II", доказывая тем самым, что подобные суда были в состоянии преодолеть Канарское течение 5000 лет назад. По мнению X., это объясняет археол. находки в Америке, к-рые подтверждают существование связи между материками в древние времена. В ноябре 1977 X. совершает путешествие на плоту "Тигрис".

Труды X. являются значит. этапом в развитии культурологии. В его исследованиях преемственности культур и возможности трансокеанских миграций народов между Старым и Новым Светом большое место занимает теор. осмысление культурных связей, сходное с панегипетской диффузной теорией Г. Эллиота Смита.

Соч.: American Indians in the Pacific: The Theory Behind the Kon-Tiki Expedition. L, Chi., 1952: Archaeological Evidence of Pre-Spanish Visits to the Galapagos Islands. Salt Lake City (Utah), 1956; Древний человек и океан. М., 1982 (библ.); Мальдивская загадка. М., 1988 (библ.).

Лит.: Jacoby A. Senor Kon-Tiki. Boken от Т. Heyerdahl. Oslo, 1965; Klausen A. M.Antropologiens historie. Oslo, 1981; Thor Heyerdahl: Eventyret og livsverket. Oslo, 1990.

E.С. Рачинския.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ХЁЙЗИНГА

ХЁЙЗИНГА - Йохан Хёйзинга (Хейзинга) (Huizinga) (1872-1945)

нидерл. ученый, историк, теоретик культуры. Проф. кафедры всеобщей истории в Гронинген. (с 1905) и Лейден. (с 1915) ун-тах. Важнейшие сферы деятельности X.: собственно историография, разработка концепции развития мировой культуры, критич. анализ совр. эпохи. Внес много нового в понимание предмета и метода истор. науки. Глобальное исследование роли мифа, фантазии в мировой цивилизации выявляет значит. общность интересов с Моссом и Леви-Строссом. Его обращение к социальной психологии, исследование ментальности, уклада ср.-век. жизни позволяют видеть в нем непосредств. предшественника франц. истор. Школы "Анналов" (см. Школа "Анналов"). Для X. характерен интерес к "зрелым и надламывающимся", переломным эпохам, когда сталкиваются традиции с обновленческими тенденциями в жизни об-ва (напр., Реформация, Ренессанс, ситуация в Нидерландах в 17 в.). Не без влияния Шпенглера X. обращается к проблеме типологизации культур, морфологич. анализу культурно-истор. эпох. Для X. характерно обращение к изучению и анализу социальных утопий, чаяний в истории цивилизации, "вечных" тем мировой культуры (мечта о "золотом веке", буколич. идеал возврата к природе, евангельский идеал бедности, коренящийся в древнейших пластах культуры рыцарский идеал, идеал возрождения античности и др.). Особое значение в возникновении и развитии мировой культуры X. придает игре (см. Игра). Ее цивилизационную роль он видит в следовании добровольно установленным правилам, в обуздании стихии страстей. Игра - основа человеч. общежития. X. подчеркивает антиавторитарный характер игры, допущение возможности иного выбора, отсутствие гнета "серьезности" - фетишистских представлений. Многие работы X. 30-40-х гг. содержат критику массовой культуры; книга "В тени завтрашнего дня" близка в этом отношении работам Ортеги-и-Гассета, Ясперса, Марселя и др. (см. Ортега-и-Гассет, Ясперс, Марсель). X. - страстный и последоват. антифашист. Осн. причины кризиса совр. зап. цивилизации X. видит в ясно обозначившихся тенденциях к иррационализму и Интуитивизму в философии и обществ. жизни, в культе дологического, воинствующей мифологии, особенно в Германии 30-х гг. Он указывает на неизбежное следствие этого: релятивизацию нравств. ценностей, коллективный эгоизм, "гипернационализм", обнаруживающий себя также в междунар. политике. Свидетель тоталитарных режимов, X. подчеркивает, что 20 в. сделал истор. науку орудием лжи; от имени истории воздвигаются "кровожадные идолы, к-рые грозят поглотить культуру"; история подменяется демагогич. смешением религии, мифологии, науки. X. сохраняет глубокую веру в возможности истории как объективного знания и в нравств. миссию истор. познания как одной из форм преодоления человеком пределов своей жизни, "трансцендирования" своих возможностей. X. призывает к ответственности историков перед об-вом, перед будущим. Понятие культуры для X. связано прежде всего с самосознанием свободного, нравственно ответств. индивида как члена человеч. коллектива. Высокий уровень культуры в ту или иную эпоху обеспечивается равновесием между духовными и материальными ценностями: не "абсолютной" высотой, достигнутой культурой либо отдельным ее фактором (религией, искусством, техникой и др.), а согласованностью культурных функций, положительно сказывающейся на прочности структуры, на стиле и ритме жизни данного об-ва. Кризис совр. науки обусловлен ее стремлением выйти за пределы познаваемого разумом. В точных науках, прежде всего в физике, X. склонен видеть "кризис роста". Наука, отличающаяся свободой разума, интернац. характером исследований, однако еще не консолидировалась настолько, чтобы стать источником культуры; более того, совр. направление развития наук действует скорее в плане дестабилизации основ интеллектуальной жизни, культуры. Одним из важнейших условий спасения мировой цивилизации X. считает интернационализм, к-рый понимает как сохранение, в меру возможного, всего индивидуально-национального, с принесением эгоистич. интересов в жертву общечеловеч. благу, миру на Земле. Полит. партии, организации, гос-ва, церкви недостаточно эффективны для создания основ человеч. цивилизации; подъем уровня цивилизованности не связан с победой одного гос-ва, одной расы, одного класса. Основой культуры должно стать господство человека над самим собой.

Соч.: Cultuiirhistorische verkenningen. Haarlem, 1929; In de schaduwen van morgen. Haarlem., 1935; Homo Ludens. Haarlem, 1938; Nederland's beschaving in de 17-e eeuw. Haarlem, 1941; Осень средневековья. М., 1988; Homo Ludens в тени завтрашнего дня. М., 1992.

Лит.: Аверинцев С.С. Культурология И. Хейзинги // ВФ. 1969, № 3; Тавризян Г.М. О. Шпенглер, И. Хейзинга: две концепции кризиса культуры. М., 1989; Krul W.E. Historicus tegen de tijd. Groningen, 1990.

Г.М. Тавризян.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ХИЛИАЗМ

ХИЛИАЗМ (от греч. - тысяча) - вера в «тысячелетнее царство» Бога и праведников на земле, т. е. в историческую материализацию мистически понятого идеала справедливости. Эта вера основывалась на пророчестве Апокалипсиса (см. ст. «Иоанн Богослов»): «И увидел я престолы, и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его... Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет» (Откр. 20:4). В этом пророчестве, как и во всем X., отчетливо ощущается мотив компенсации общественной неправды, характерное уже для ветхозаветных пророков умозаключение от невыносимости настоящего к возмещению крови и слез в будущем: притом эта компенсация должна произойти не вне человеческой истории (в «царстве небесном»), но внутри ее, ибо иначе история потеряла бы для жаждущих возмездия приверженцев X. свой смысл. Типологически и генетически христианский X. связан с иудейско-раввиническим учением о земной державе Мессии, в которой воскреснут и получат тысячекратное воздаяние за свои муки все праведные страдальцы (Арос. Baruchi XXLX, 5, и др.; срв. такие же мотивы в исламском учении о «махди»). Представителями X. были Папий (нач. II в.) и иудействующий гностик Керинф (II в.). Церковь преодолевала X. по мере своего отхода от ближневосточного понимания теократии и своей эллинизации; осуждение X. последовало в 255 г. в Александрии, прибежище философско-аллегорического истолкования Нового Завета. Новое мистическое осмысление истории, уже не нуждающееся в X. (ибо оно приравнивало метаисторическое торжество правды к историческому торжеству неправды), дал Августин («О граде Божием»). Однако в дальнейшей истории христианства X. не раз претерпевал возрождение: следует особо отметить учение Иоахима Флорского о царстве Святого Духа. Плебейский X., постулировавший возмещение страданий уже здесь, на земле, достиг своей кульминации в учении Мюнцера. В капиталистическую эпоху X. замещается в своих функциях мирской социальной утопией, которая отчасти усваивает и структуру X., его образы и т. п.

Сергей Аверинцев.

София-Логос. Словарь

ХИМЕРА

ХИМЕРА -

1) в древнегреческой мифологии чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы и хвостом дракона; порождение Тифона и Ехидны;

2) в средневековом европейском искусстве скульптурные изображения фантастических чудовищ;

3) (перен.) фантазия, неосуществимая мечта.

ХИНАЯНА

ХИНАЯНА (санскр., букв. - малая колесница) - наряду с махаяной одно из двух основных направлений буддизма, утвердился на Цейлоне, в Бирме, Таиланде и др. странах.

ХИППИ

ХИППИ (англ. hippie) - представители молодежной субкультуры, отвергающие установленные нравственные устои, общепринятые нормы поведения, ведущие бродяжнический образ жизни. Движение возникло в Европе и Америке в 60 - 70-е гг. ХХ в.

ХИРОМАНТИЯ

ХИРОМАНТИЯ (греч. cheir - рука + manteia - гадание) - гадание по линиям и бугоркам ладони, якобы позволяющее определить характер человека и предсказать его судьбу.

ХОРЕОГРАФИЯ

ХОРЕОГРАФИЯ (греч. choreia - пляска) - первоначально - запись танца, затем - искусство сочинения танца, балета, с конца ХIХ в. - танцевальное искусство в целом.

ХОРКХАЙМЕР

Статья большая, находится на отдельной странице.

ХОРНИ

ХОРНИ - Карен Хóрни (Horney) (1885-1952)

☼ немецко-амер. психоаналитик, автор классических трудов в области психологии личности, крупнейший представитель неофрейдизма.

Обучалась на мед. фак-тах ун-тов Фрейбурга, Геттингена, Берлина. В 1918-32 занималась активной клинич. практикой и преподавала в Берлинском психоаналитич. ин-те. В 1932 X. переехала и США для работы в Психоаналитич. ин-те (Чикаго). В 1934-41 преподавала в Нью-Йоркском психоаналитич. ин-те. Одновременно разрабатывала теорию невротич. расстройств. Из-за несогласия с позициями ортодоксальных последователей Фрейда по ряду принципиальных положений была исключена из Амер. психоаналитич. ассоциации и вместе с группой своих единомышленников создала параллельную Ассоциацию развития психоанализа и Амер. ин-т психоанализа (Нью-Йорк), работой к-рого руководила до конца жизни.

В ранних работах X. исследуются проблемы "женской психологии" с позиций учения Фрейда. Однако изучение механизмов формирования женских неврозов, а также исследования представителей школы культурной антропологии (Э. Сепир, М. Мид, Р. Бенедикт) заставили ее усомниться в нек-рых постулатах классич. психоанализа. Одной из первых среди последователей Фрейда X. пришла к выводу о несостоятельности поиска биол. детерминант развития личности и игнорирования важнейшей роли культурно-истор. факторов. Согласно X., многие особенности женской психологии связаны не с физиол. различиями полов, а с социальными ролями, задаваемыми культурными традициями, нормами и идеол. установками об-ва. Эти работы положили начало систематич. пересмотру X. принципов фрейдизма, что в конечном счете привело к созданию радикально отличной от него психоаналитич. концепции, вошедшей в психологию (вместе с работами Фромма, Г. Салливена и ряда др. ученых) как неофрейдизм.

Центр. тема исследований X. - психол. механизмы и условия невротич. развития личности. Ее наиболее значит. вклад в психологию связан с разработкой проблем мотивации, структуры личности, феноменологии бессознательного, сознания и самосознания, с исследованием механизмов образования и динамики развития внутриличностных конфликтов. Последние составляют функциональное ядро неврозов, анализ многообр. феноменологии к-рых в работах X. носит чрезвычайно яркий и глубокий характер. Обобщив большой клинич. опыт, X. описала осн. типы невротических наклонностей (потребностей) и структуру мотивационных конфликтов, лежащих в основе "агрессивного", "отстраненного" и "уступчивого" типов невротич. личности. Важное место в ее работах занимает исследование формирования таких защитных механизмов, как создание идеализированного образа собственного Я, экстернализация внутр. конфликта, фрагментация сознания, самоуничижение и самовозвеличение, деспотич. правота, цинизм и мн. др. Проведенный X. глубокий анализ психол. причин страхов, переживания вины, состояний безнадежности, наклонностей к моральному садизму и мазохизму, остановки развития и общего оскудения личности имеет большое значение для понимания их природы и психотерапии. В целом концепцию X. отличает отказ от биологизма, присущего классич. психоанализу, и тонкое проникновение в сферу человеч. мотивов и чувств.

Большое значение в формировании личности и возникновении невротич. расстройств X. придавала социальным факторам. Эта тема является одной из ведущих в первых двух из пяти монографий, написанных X. В частности, на основе огромного клинич. опыта и теор. анализа X. пришла к выводу, что значение сексуальности как источника психол. расстройств часто переоценивается: ему ошибочно приписывается та роль, к-рую в действительности играет тревога, порождаемая нарушенными, искаженными отношениями между людьми. Существует множество неблагоприятных для развития ребенка условий (от недостатка любви и заботы со стороны родителей до незаслуженного восхваления и мн. др.), к-рые могут внушить ему чувство беспомощности и одиночества, создать враждебный и пугающий образ окружающего мира. Так зарождается бессознат. "базальная тревога", толкающая ребенка на путь невротич., защитного по своей сути, варианта развития.

Источник невротич. наклонностей ребенка, т.о., обычно кроется в семье, в неправильном воспитании. Но чтобы понять причины деспотизма отца или самопожертвования матери необходим анализ социального и культурно-истор. контекста. Именно своеобразие культуры об-ва определяет характер неврозов, наиболее типичных для его представителей. Более того, культура об-ва нередко сама служит первоисточником нек-рых фундаментальных противоречий, в ходе индивидуального развития воспроизводящихся в форме внутриличностных конфликтов человека. В частности, X. подчеркивала значение трех типов таких противоречий, весьма характерных для культурно-истор. ситуации большинства зап. стран в пер. пол.20 в.: противоречие между принципом индивидуализма и соперничества, пронизывающим не только многообр. социальные, проф., но нередко семейные отношения, и внушаемыми христианской идеологией заповедями братской любви, смирения и человечности. Соперничество и стремление к личному успеху неизбежно сопряжены с ревнивым и враждебным отношением к другим людям, со страхом и стыдом неудачи, подрывающими чувство самоценности, с тревогой и внутр. одиночеством. Не менее мощное разрушит. влияние на формирование личности может оказывать и культ потребления, искусств. стимуляция материальных потребностей, несмотря на фактич. невозможность их удовлетворения для большинства членов об-ва, а также противоречие между провозглашаемой свободой и независимостью всех граждан и резким неравенством их реального положения и возможностей. Смутность или полное отсутствие осознания этих противоречий лишь усугубляет внутр. конфликты человека.

Принципиальное отличие взглядов X. от психоанализа Фрейда также связано с пониманием роли нравств. ценностей человека. X. считала, что личностный конфликт неотделим от моральной стороны взаимоотношений с людьми и часто сопровождается расщеплением нравств. сознания, а потому систему ценностей человека нельзя игнорировать в процессе психоаналитич. терапии.

Осознание человеком противоречивости своей системы ценностей составляет один из первых шагов на пути достижения внутр. цельности, столь необходимой ему в ситуации любого выбора, а значит является необходимой предпосылкой успешной психотерапии.

На поиск путей, ведущих к эффективной помощи страдающим людям, в конечном счете и были направлены усилия X.: разработка сложных аспектов психоаналитич. терапии, в т.ч. изучение возможностей метода систематич. самоанализа.

Называя человека "пасынком совр. культуры", X. подчеркивала несовершенство социальной системы и обществ. идеологии, но отвергала представления об изначальном антагонизме человека и культуры. Она не признавала наличия разрушит. по своей природе глубинных инстинктов человека. X. настаивала на оптимистич. характере созданной ею теории, выражающей веру в позитивное самоосуществление человека, чей огромный творч. потенциал дает возможность в ходе личностного развития преодолеть и жизненные испытания, и сложные внутр. конфликты.

Соч.: The Neurotic Personality of Our Time. N.Y., 1937; New Ways in Psychoanalisys. N.Y., 1939; Self-Analysis. N.Y., 1942; Our Inner Conflicts: A Constructive Theory of Neurosis. N.Y., 1945; Neurosis and Human Growth. The Struggle toward Self-realization. N.Y., 1950; Культура и невроз // Психология личности. Тексты. М., 1982; Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. М., 1993; Женская психология. СПб., 1993; Наши внутр. конфликты; О психологии женщины // Психоанализ и культура. М., 1995; Собр. соч.: В 3 т. Т. 1: Психология женщины. Невротическая личность нашего времени. М., 1997.

Лит.: Флоренская Т.А. Социологизация фрейдизма в теориях личности К. Хорни и Г.С. Салливена // Вопр. психологии. 1974, № 3; Advances in Psychoanalysis. Contributions to Karen Horney's Holistic Approach. N.Y., 1965.

Г. В. Бурменская.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ХРЕСТОМАТИЯ

ХРЕСТОМАТИЯ (греч. chrestomatheia) - сборник систематически подобранных в учебных целях или для самообразования материалов по какой-либо отрасли знания.

ХРИСТИАНСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ХРИСТИАНСТВО

Статья большая, находится на отдельной странице.

ХРОНОТОП

ХРОНОТОП - от греч. chronos - время и topos - место.

☼ единство пространственных и временных параметров, направленное на выражение опр. (культурного, худож.) смысла. Впервые термин X. был использован в психологии Ухтомским (см. Ухтомский). Широкое распространение в лит-ведении, а затем в эстетике получил благодаря трудам Бахтина.

В значит. степени рождение этого понятия и его укоренение в иск-ведч. и эстетич. сознании было инспирировано естественнонаучными открытиями нач. 20 в. и кардинальными изменениями представлений о картине мира в целом. В соответствии с ними пространство и время мыслятся как взаимосвязанные координаты единого четырехмерного континуума, содержательно зависимые от описываемой ими реальности. По сути такая трактовка продолжает начатую еще в античности традицию реляционного (в противоположность субстанциальному) понимания пространства и времени (Аристотель, Бл. Августин, Лейбниц и др.). Как взаимосвязанные и взаимоопределяемые трактовал эти категории и Гегель. Акцент, поставленный открытиями Эйнштейна, Минковского и др. на содержат. детерминированности пространства и времени, так же, как и их амбивалентная взаимосвязь, метафорически воспроизведены в X. у Бахтина. С др. стороны, этот термин соотносится с описанием В. И. Вернадским ноосферы (см. Вернадский, Ноосфера), характеризуемой единым пространством-временем, связанным с духовным измерением жизни. Оно принципиально отлично от психол. пространства и времени, к-рые в восприятии имеют свои особенности. Здесь же, как и в бахтинском X., имеется в виду одновременно духовная и материальная реальность, в центре к-рой находится человек.

Центральной в понимании X., по Бахтину, является аксиологич. направленность пространственно-временного единства, функция к-рого в худож. произведении состоит в выражении личностной позиции, смысла: "Вступление в сферу смыслов совершается только через ворота X.". Иначе говоря, содержащиеся в произведении смыслы могут быть объективированы только через их пространственно-временное выражение. Причем собственными X. (и раскрываемыми ими смыслами) обладают и автор, и само произведение, и воспринимающий его читатель (слушатель, зритель). Т.о., понимание произведения, его социокультурная объективация есть, по Бахтину, одно из проявлений диалогичности бытия.

X. индивидуален для каждого смысла, поэтому худож. произведение с этой т.зр. имеет многослойную ("полифоническую") структуру.

Каждый ее уровень представляет собой взаимообратимую связь пространств. и временных параметров, основанную на единстве дискретного и континуального начал, что дает возможность перевода пространств. параметров во временные формы и наоборот. Чем больше в произведении обнаруживается таких слоев (X.), тем более оно многозначно, "многосмысленно".

Каждый вид искусства характеризуется своим типом X., обусловленным его "материей". В соответствии с этим искусства разделяются на: пространственные, в хронотопах к-рых временные качества выражены в пространств. формах; временные, где пространств. параметры "переложены" на временные координаты; и пространственно-временные, в к-рых присутствуют X. того и другого типов.

О хронотопич. строении худож. произведения можно говорить с т.зр. отд. сюжетного мотива (напр., X. порога, дороги, жизненного перелома и др. в поэтике Достоевского); в аспекте его жанровой определенности (по этому признаку Бахтин выделяет жанры авантюрного романа, авантюрно-бытового, биогр., рыцарского и т.д.); в отношении индивидуального стиля автора (карнавальное и мистерийное время у Достоевского и биогр. время у Л. Толстого); в связи с организацией формы произведения, поскольку такие, напр., смыслонесущие категории, как ритм и симметрия есть не что иное, как взаимообратимая связь пространства и времени, основанная на единстве дискретного и континуального начал.

X., выражающие общие черты худож. пространственно-временной организации в данной системе культуры, свидетельствуют и о духе и направлении доминирующих в ней ценностных ориентаций. В этом случае пространство и время мыслятся как абстракции, при посредстве к-рых возможно построение картины унифицированного космоса, единой и упорядоченной Вселенной. Напр., пространственно-временное мышление первобытных людей предметно-чувственно и вневременно, так как сознание времени спатиализировано и одновременно сакрализовано и эмоционально окрашено. Культурный X. Древнего Востока и античности выстроен мифом, в к-ром время циклично, а пространство (Космос) одушевленно. Ср.-век. христ. сознание сформировало свой X., складывающийся из линейного необратимого времени и иерархически выстроенного, насквозь символичного пространства, идеальным выражением к-рого является микрокосм храма. Эпоха Возрождения создала X., во многом актуальный и для современности.

Противопоставление человека миру как субъекта - объекту позволило осознать и измерить его пространств. глубину. Одновременно появляется бескачественное расчлененное время. Возникновение характерного для Нового времени единого темпорального мышления и отчужденного от человека пространства сделало эти категории абстракциями, что зафиксировано в ньютоновской физике и картезианской философии.

Совр. культура со всей сложностью и многообразием ее социальных, нац., ментальных и др. отношений характеризуется множеством различных X.; среди них самым показательным является, пожалуй, тот, что выражает образ сжатого пространства и утекающего ("утраченного") времени, в к-ром (в противоположность сознанию древних) практически нет настоящего.

Лит.: Ритм, пространство и время в лит-ре и искусстве. Л., 1974; Ахундов М.Д. Концепции пространства и времени: истоки, эволюция, перспективы. М., 1982; Гуревич А.Я. Категории ср.-век. культуры. М., 1984; Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по истор. поэтике // Бахтин М.М. Литературно-критич. статьи. М., 1986; Пространство и время в искусстве. Л., 1988; Трубников Н.Н. Время человеч. бытия. М., 1987; Флоренский П.А. Время и пространство // Социол. исследования. 1988. N 1; Time in Science and Philosophy. Prague, 1971.

Н.Д. Ирза.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ - форма отражения (воспроизведения) объективной действительности в искусстве с позиций определенного эстетического идеала. Воплощение художественного образа в разных произведениях искусства осуществляется с помощью разных средств и материалов (слово, ритм, рисунок, цвет, пластика, мимика, киномонтаж и др.). С помощью художественного образа искусство осуществляет свою специфическую функцию - доставлять человеку эстетическое наслаждение и побуждать художника творить по законам красоты.

ХЭППЕНИНГ

ХЭППЕНИНГ - от англ. happen - случаться, происходить.

театрализованное сиюминутное действо на импровизационной основе с активным участием в нем аудитории, направленное на стирание границ между искусством и жизнью. В теории X. сочетаются фрейдистские идеи пансексуализма и экзистенциалистские мотивы абсурдности существования, феноменологич. редукции, "заключения в скобки" тех или иных фрагментов действительности.

Теория и практика X. опирается на худож. опыт Футуризма, Дадаизма, Сюрреализма, театра абсурда. Стремление к спонтанности, непосредств. физич. контакту с публикой, повышенной действенности искусства выливаются в концепцию карнавализации жизни. X. возник в США, его рождение датируется 1952 - временем творч. встречи Д. Кейджа, Р. Раушенберга, М. Каннингема, инициировавших проведение построенных на неожиданности и алогизме худож. акций, сочетавших живопись, танец, поэзию, музыку, кино, радио. Увлеченный философией дзен-буддизма, Кейдж стремится создать искусство, неотличимое от жизни, являющееся одним из ее проявлений и, подобно ей, непреднамеренное, случайное. Его ученики и последователи - А. Капров (ему принадлежит термин "X."), К. Олденбург, Й. Оно и др. - реализуют идею X. как "действенного коллажа" несвязанных между собой сцен, "праздника мгновения", подаренного актерами-любителями. Отказ от пьесы, сценария, диктата режиссера, проф. исполнителей, декораций, театр. костюмов, театр. коробки и др. атрибутов традиц. зрелища связан с установкой на полную свободу, сиюминутность и невоспроизводимость X. Его материалом служат театрализаванная демонстрация мод и забой скота, обыденный гостиничный быт и эротич. шоу, действие паровой машины и процесс татуировки, происходящие в самых неожиданных местах, от мыловаренного завода до рейсового автобуса, в "натуральных" декорациях. При этом обязательным является участие зрителей, хлопком в ладоши или выкриком останавливающих действие, вмешивающихся в него, демонстрирующих собственный вариант развития событий и т.д. Искусство соединяется с не-искусством. Как подчеркивает Капров в статье "Воспитание не-актера" (1971), "не-искусство больше, чем искусство". X. - не только эстетич., но и этич. позиция, утопич. практика превращения абсолютной свободы творчества в стиль жизни, способ существования. По мысли Капрова, искусство становится жизнью или по крайней мере ее утверждением. Вместе с тем ряд художников (Макуинас, Оно, Хиггинс и др.) подвергают сомнению принцип уникальности и невоспроизводимости X. В 1961 они основывают течение "Флюксус" и выступают с X. в концертах. К ним присоединяются такие европ. художники как И. Бейс, Б. Вотье, Р. Филиу и др. Благодаря "Флюксусу" X. стремительно распространяется в Зап. Европе, Японии, Лат. Америке. Существ. роль в популярности X. играет опыт Ливинг-театра. В своих театр. экспериментах режиссеры П. Брук, Е. Гротовский тяготеют к глобализации театр. опыта, его трансформации в смысложизненный акт, радикально меняющий бытие. Практика привлечения П. Бруком актеров (профессионалов и непрофессионалов) любых рас и национальностей получила широкое распространение в постмодернистском театре и кинематографе. В балете принцип X. активно ассимилировали такие хореографы, как Т. Браун, П. Бауш, позднее превратившие его в несущую опору постмодернистского танца.

В философско-эстетич. плане эту линию развивает известный феноменолог М. Дюфренн, выдвигающий в к. 60-х гг. идеи артизации, карнавализации жизни. Его концепция "революции-праздника" оказалась созвучна настроениям молодежного бунтарства, тенденциям контркультуры (см. Контркультура) того периода и придала X. новое звучание: "театр улиц", "театр-газета" стали феноменами молодежного протеста. Другой тенденцией эволюции X. кон. 60-х гг. стал принцип телесности, превращение тела актера в самоценное средство выразительности (Боди-арт). В постмодернистской ситуации X. обретает новое дыхание в Перформансах и инсталляциях.

Лит.: Hansen A. A Primer of Happening and the Time Space Art. N.Y.; P.; Cologne. 1965; Happening: Fluxus, Pop Art, Nouveau realisme: eine Dokumentation. Hamb., 1965; Кар row A. Assemblages, Environments and Happening. N.Y., 1966; Kulterman U. Art Events and Happening. L, 1971; Groupes, mouvements, tendances de l'art contemporaindepuis 1945. P., 1989.

Н.Б. Маньковская.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV