Большой толковый словарь по культурологии
Статьи на букву "Э" (часть 2, "ЭКО"-"ЭРИ")

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Э" (часть 2, "ЭКО"-"ЭРИ")

ЭКОЛОГИЯ

ЭКОЛОГИЯ - понятие, введенное в науку в середине XIX в. и обозначающее взаимоотношение организмов друг с другом и с окружающей средой. С развитием цивилизации человечество все в большей степени воздействует на биосферу, нарушая баланс естественных процессов и вызывая необратимые изменения, ведущие к глобальному экологическому кризису. Человек, создавая новые средства овладения силами природы, утратил не только цель и смысл этого процесса, но и во многом инстинкт самосохранения. Следствием этого является разрушение биосферы планеты и среды обитания человека как вида. Экологи сформулировали три заповеди поведения человека по отношению к природе: «Не вреди!», «Уподобляйся» и «Черпай полной мерой». В этом контексте развиваются идеи экологической этики, в основе которой лежит осознание коэволюции человеческого «я» и природы.

ЭКСЛИБРИС

ЭКСЛИБРИС (греч. ex libris - из книг) - книжный знак, указывающий на принадлежность книги какому-либо владельцу.

ЭКСПОЗИЦИЯ

ЭКСПОЗИЦИЯ (лат. expositio - выставление на показ, изложение)

1) в музеях и на выставках - размещение экспонатов в определенной системе (хронологической, типологической и пр.);

2) в литературном произведении изображение расстановки персонажей и обстоятельств, непосредственно предваряющих начало развертывания фабульного действия;

3) (муз.) начальный раздел сонатной формы, в котором излагаются основные темы произведения.

ЭКСПРЕССИОНИЗМ

ЭКСПРЕССИОНИЗМ (лат. expressio - выражение) - направление в литературе и искусстве 1-й четв. ХХ в., провозгласившее единственной реальностью субъективный духовный мир человека, а его выражение - главной целью искусства.

ЭКХАРТ

ЭКХАРТ (Eckhart) Иоганн Мейстер (ок. 1260, Хоххейм, близ Готы, - кои. 1327 или нач. 1328, Авиньон), немецкий мыслитель, виднейший представитель философской мистики позднего средневековья в Западной Европе. Монах-доминиканец. Учился и преподавал в Парижском университете, затем в Страсбурге и Кёльне; был учителем И. Таулера и Г. Сузо. В 1329 г. папской буллой 28 положений его учения были объявлены ложными.

Проповеди и трактаты Э. на немецком языке, сохранившиеся большей частью в записях учеников, как по форме, так и по философскому содержанию далеко отходят от норм схоластики. Э. доводит до крайнего заострения идеи христианского неоплатонизма Ареопагитик. Главная тема его мысли - «божество» (gotheit), безличный и бескачественный абсолют, стоящий за «Богом» в трех лицах как полнотой качеств и творческим истоком мирового процесса. Человек способен познавать Бога благодаря тому, что в самом человеке есть несотворенная «искорка», единосущная Богу. Отрешаясь от своего «я», соединяясь с божественным «ничто», человеческая душа становится орудием вечного порождения Богом самого себя. Эта концепция, неприемлемая для ортодоксального христианства, открывала возможность интерпретации в духе пантеизма. Э. дал импульс многовековой традиции немецкой мистики, нередко с народно-еретической окраской. В его доктрине предвосхищена идеалистическая диалектика единого божественного мирового процесса, развитая Ф. В. Шеллингом и Г. Гегелем. Э. и его ученики сыграли большую роль в становлении немецкого литературного языка.

Сергей Аверинцев.

София-Логос. Словарь

ЭЛЕГИЯ

ЭЛЕГИЯ (греч. elegeia)

1) жанр лирической поэзии, стихотворение грустного содержания;

2) вокальная или инструментальная музыкальная пьеса задумчивого, печального характера.

ЭЛИАДЕ

ЭЛИАДЕ - Мирче Элиáде (Eliade) (1907-1986)

☼ франц. философ культуры, исследователь мифологии, религиовед, писатель. Учился в лицее; поступил в 1925 в Бухарест. ун-т (ф-т филологии и философии), окончив его в 1928.Устойчивый интерес Э. к лит-ре, древней истории, ср.-век. алхимии и оккультизму, философии Возрождения, религиям Востока определился рано. Увлечение Востоком привело молодого ученого в Калькутту (1928), где он слушал лекции в ун-те, осваивал языки и работал с инд. религиозно-филос. текстами. В Индии Э. провел более трех лет, из к-рых более полугода - в гималайских ашрамах индийских гуру. Изучение Индии и личный опыт приобщения к святыням древних вост. религий наложили существ. отпечаток на научную проблематику и мировоззрение Э. Первые крупные научные публикации Э. "Эссе о происхождении инд. мистики" (1936), "Техника йоги" (1948), "Йога: Бессмертие и свобода" (1954) - серьезные научные труды по истории мистики и духовных практик Востока, однако, подзаголовок последней и содержание книг ясно указывали на то, что академич. начало сочетается в них с поиском и разрешением экзистенциальных вопросов, остро поставленных мыслителями поколения Хайдеггера и Сартра. Оставив недолгую дипломатич. службу (1940-45, Лондон, Лиссабон), Э. - проф. Сорбонны (1945). В следующее десятилетие выходят в свет важнейшие работы Э. ("Миф о вечном возвращении: Архетипы и повторения", 1949; "Шаманизм и архаич. техники экстаза", 1951; "Обряды и символы", 1952; "Кузнецы и алхимики", 1956 и др.). В эти годы завершается формирование позиций Э.-ученого и ширится слава Э.-писателя ("Бенгальская ночь", 1950; "Запретный лес", 1955 и др.). В 1956 Э. возглавляет кафедру сравнит. религиоведения Чикаг. ун-та. Он развивает свои теор. воззрения на архаич. культуру и мифол. сознание ("Аспекты мифа", 1963; "Сакральное и профанное", 1965), исследует Ритуал и Фольклор ("Обряды и символы инициации", 1965; "Австрал. религии. Введение", 1973), пишет обобщающие труды по истории религий ("История верований и религ. идей", т. 1-2, 1976-78); "Энциклопедия религии" (1987, 16 т.), гл. редактором к-рой он являлся).

Методология Э. складывалась в период утраты Эволюционизмом господствующего положения в гуманитарных науках. В отличие от Тайлора и Фрэзера Э. стремится обнаружить в истории культуры не последовательно сменявшие друг друга состояния, прогрессировавшие от простого к сложному, от грубого к утонченному, но универсальные морфол. образцы ("паттерны"), неустранимо присутствующие в культуре и составляющие ее ядро независимо от хронологии и этнич. принадлежности. Эта мысль опиралась на представления о единстве и сущностной неизменности человеч. природы от глубокой архаики до современности. Эти представления в период формирования взглядов Э. получили широкое распространение благодаря феноменологии, психоанализу и др. течениям гуманитарного знания. Э. обосновывает существование и подробно рассматривает одну из важнейших, по его мнению, универсалий - циклич. восприятие времени. В работе "Миф о вечном возвращении. Архетипы и повторения" Э. аргументирует положение, согласно к-рому архаич. человек живет преимущественно циклич. восприятием времени, выражая это восприятие в мифологии и оплотняя его в ритуалах и праздниках. По Э., такой способ отношений со временем вообще наилучшим образом соответствует модусу человеч. бытия. Между тем последние две тысячи лет зап. человек подчиняет свое сознание линейному восприятию времени. Ответственность за смену темпоральной доминанты Э. возлагает на иудаизм и христианство. Присущая христианству идея истории, основанная на линейной концепции времени, раскрыв новые возможности человеч. бытия, вместе с тем терроризирует человека мыслью о неповторимости и непоправимости каждого события и поступка. В "Аспектах мифа" Э. доказывает, что мифол. сознание, построенное на циклич. восприятии времени, отторгает "историю", сохраняясь на протяжении тысячелетий на периферии европ. культуры - в фольклоре и обычаях, а также исподволь выхолащивает историзм христианства в "народных теологиях" сельских жителей. Корни "антиисторизма" методологии Э. и его культурологич. критики "исторического" как репресcивного и трагического кроются не только в смене зап. научной парадигмы и в мировоззрении мыслителя, близкого экзистенциализму, но также и в его симпатиях к "внеистор." Индии, ее философии "вечного круговращения". В своей методологии Э. выступает последоват. противником редукционизма. Не отрицая влияния культурной среды и социальных обстоятельств, он утверждал, что мифы, ритуалы, как и произведения искусства, только тогда открывают свой подлинный смысл, когда они поняты как автономное творение человеч. духа. Принципиально важно для всех концептуальных построений Э. утверждение, что толчком к творч. деятельности человеч. духа является соприкосновение с сакральным (см. Сакральное), точнее, манифестация сакрального (иерофания). Этот контакт человека и запредельной обыденной ("профанной") жизни реальности, имя к-рой у разных народов разное - Космос, Яхве, Аллах, Брахман и др., образует скрытый нерв общечеловеч. культуры. Потрясение от встречи с сакральным и содержание опыта такой встречи становятся источником создания всего наиболее значимого в культуре - мифов, религ. символов, худож. образов, ритуалов, к-рые, закрепляясь как образцы для повторения ("парадигматич. образцы"), формируют каркас культурной жизни. Э. подчеркивает, что ориентация на встречу с сакральным и готовность интерпретировать экзистенциально значимое как иерофанию архетипически заложена в человеке и не исчезает с разрушением традиц. мифол. и религ. целостностей. Совр. человек бессознательно под влиянием архетипич. импульсов создает "крипторелигиозный" (греч. kryptos, лат. crypticus - скрытый, потаенный) и "криптомифол." культурный мир, существующий рядом с секулярными, профанными формами жизни как сост. часть совр. культуры. Наблюдения над совр. мифол. сознанием сближают направленность работ Э. с "мифологиями" Р. Барта.

Надежды на получение достоверных рез-тов при исследовании архаических культур Э. связывал с использованием феноменологич. "интеллектуальной симпатии", а также методов "всеобщей" и "творческой герменевтики" (отыскание в сокрытых и профанных явлениях, даже таких на первый взгляд натуралистических, как еда и секс, сакральных смыслов).

Публикации Э., став крупным явлением совр. гуманитарного знания, подвергались критике многих ученых за произвольные и умозрит. обобщения, субъективный подбор истор. фактов и источников, поверхностные параллели, "художественность".

Свою культурологич. "сверхзадачу" Э. видел в преодолении разрывов между Западом и Востоком, прошлым и настоящим, знанием и потаенными глубинами памяти. Уже в юности он лелеял надежду открыть все "секреты" религий, истории и человеч. предназначения на земле; в ун-те, изучая гуманизм Возрождения, чаял выявить модель "универсального человека"; в 30-е гг. мечтал, что народы Вост. Европы станут мостом между Западом и Востоком. В зрелые годы Э. стремился посредством ознакомления с подлинной сутью мифов, символов и древнейших образов "раскрыть зап. сознание", сняв с него наслоения истории и обнажив в нем внеистор. общечеловеч. ценности, и тем самым подвести его к новому, планетарному гуманизму. Универсализм и стремление к обретению целостности - две черты, определявшие и характер научной деятельности Э., и его культурные проекты.

Соч.: Yoga. Essai sur les origines de la mystique indienne. P.: Bucarest, 1936; Le mythe de l'éternel retour. P., 1949; Le yoga: Immortalité et liberté. P., 1954; Forgerons et Alchimistes. P., 1956; Birth and Rebirth. N.Y., 1958; The Sacred and the Profane. N.Y., 1959; Aspects du mythe. P., 1963; The Quest. History and Meaning in Religion. Chi., 1969; Le chamanisme et les techniques archaС—ques de l'extase. P., 1983; Космос и История: Избр. работы. М., 1987; Священное и мирское. М., 1994; Аспекты мифа. М.,1995.

Лит.: Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 1995; Altizer Th. Mircea Eliade and the Dialectic of the Sacred. Phil., 1963; Myths and Symbols: Studies in Honor of Mircea Eliade. Chi., 1969: Alien D., Doeing D. Mircea Eliade: An Annotated Bibliography. N.Y., 1980; Imagination and Meaning: The Scholarly and Literary Worlds of Mircea Eliade. Ed. by Girardot N.Y., Mac Linscott Ricketts. N.Y., 1982; Gulian C.I. Hegel, Tinärul, Nietzsche, Mircea Eliade teoretician şi istoric al religiilor. Bucuresti, 1992; Ungureanu C. Mircea Eliade şi literatura exilului. Buc., 1995.

А. П. Забияко.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЭЛИАС

ЭЛИАС - Норберт Э́лиас (Elias) (1897-1990)

☼ нем. социолог-эмигрант, преподавал в Англии, последние годы жизни провел в Голландии. Автор многочисл. работ по общей социологии, социологии знания, науки, искусства, спорта и т.д. Широкую (хотя и позднюю) известность получила теория цивилизации, разработанная в его гл. труде "О процессе цивилизации. Социогенетич. и психогенетич. исследования" (1939), где пересматривается традиц. для нем. мысли противопоставление "культуры" и "цивилизации", оказавшее заметное влияние на социологию культуры А. Вебера (см. Вебер, Альфред), учителя Э. в 20-х гг. Исследование генезиса понятий "Культура" и "Цивилизация" показывает, что в 18 в. они возникают параллельно в Германии и во Франции как выражение специфич. опыта бюргерской интеллигенции, находящейся в конфликте с господствующими манерами, нормами и идеалами придворной аристократии. В дальнейшем "культура" и "цивилизация" противопоставляются "варварству" др. народов (прежде всего колонизуемых) и становятся сост. частью понятия нац. и культурной идентичности (см. Идентичность). Их противопоставление в Германии связано с особенностями опыта нем. буржуазии, имевшей дело с говорящей по-французски и подражающей париж. двору аристократией. В 19 в. имевшее социальные корни противопоставление становится национальным и обостряется в нач. 20 в. (в особенности во время Первой мир. войны).

Исследования Э. посвящены генезису той "цивилизации", к-рая принимается как нечто неизменное и изначально данное человеку Запада. Хотя люди во все времена - участники и носители культурных норм, начало формирования специфич. зап. культуры относится к ср. векам. Э. прослеживает по изменяющимся привычкам, манерам, формам общения трансформацию психич. структур, происходящую параллельно возникновению абсолютных монархий из множества феод. уделов. Эта трансформация предстает как единый цивилизационный процесс: в ходе его изменяются и индивиды, и те социальные структуры ("фигурации"), в к-рые они входят. Обществ. стандарты и нормы поведения соответствуют опр. структуре личности. Э. отмечает рост дистанции между людьми в общении, появление новых механизмов самоконтроля и вытеснения социально неприемлемого между влечениями и поведенч. реакциями. Внешнее принуждение интериоризируется как совокупность запретов и предписаний, происходит постепенно усиление "Сверх-Я".

Новый код поведения распространяется сверху вниз, от высших слоев к низшим. Он появляется в придворном об-ве эпохи Возрождения и получает окончат. вид во времена абсолютной монархии. В работе Э. "Придворное об-во" дается детальный анализ функционирования королевской власти в 17-18 вв., особенностей "куртуазной" культуры, поведения и мышления придворной аристократии.

Э. оспаривает концепции, в к-рых истоки совр. рациональности обнаруживаются то в протестантской этике, то в гуманизме Возрождения, науке Нового времени, бурж. просветительстве. За этими идейными образованиями стоят изменения на ином уровне - индивидуальной психики, социального характера, форм общения между людьми. Подобно тому как совр. гос-во - наследник абсолютной монархии, и зап. "цивилизованность" и рациональность генетически связана с культурой придворного об-ва. Тот механизм контроля над аффектами и влечениями, к-рый чуть ли не автоматически действует у совр. человека, имеет долгую историю. Рационализация поведения происходит вместе с ростом числа взаимозависимостей между людьми, с удлинением цепей обмена товарами, услугами, информацией. Самоконтроль и стабильность поведенческих реакций возможны и необходимы в об-ве с высокой степенью безопасности, обеспечиваемой гос. монополией на применение насилия.

Теория "процесса цивилизации" получила развитие в работах Э. 70-80-х гг., а также в трудах его последователей. Наибольшим влиянием его идеи пользуются в Голландии и Германии (в Амстердаме находится Фонд Э., в Марбахе - его архив).

Соч.: Ober den Prozess der Zivilisation. Soziogenetische und psychogenetische Untersuchungen. Bd. 1-2. Bern; Munch., 1969; Was ist Soziologie? Munch., 1970; Die hofische Gesellschaft. Untersuchungen zur Soziologie des Konigtums und der hofischen Aristokratie. Fr./M., 1989; Studien iiber die Deutschen. Fr./M., 1989; Engagement und Distanzierung. Fr./M., 1990; Mozart: Zur Soziologie eines Genies. Fr./M., 1991.

A. M. Руткевич.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЭЛИОТ

ЭЛИОТ - Томас Стернс Э́лиот (Eliot) (1888-1965)

☼ амер. поэт, драматург, лит. критик, философ, публицист. Лауреат Нобелевской премии (1948). Награжден брит. орденом "За заслуги". Почетный д-р Оксфорд., Кембридж., Рим. ун-тов. Президент Лондон. б-ки (1952-65).

Учился в Гарварде (1906-09). В 1910 слушал лекции Бергсона в Сорбонне. В 1911 преподавал в Гарварде философию, работал над магистерской дис. "Познание и опыт в философии Ф.Г. Брэдли", изучал санскрит, пали, буддизм. При посредничестве Э. Паунда, с к-рым познакомился в 1914, Э. дебютировал как поэт в чикаг. журнале "Поэзия" ("Poetry") в июне 1915 - стихотворением "Любовная песня Дж. Альфреда Пруфрока". С 1925 возглавил изд-во "Фейбер энд Гвайер" (позднее "Фейбер энд Фейбер"), субсидировавшее издание его малотиражного, но очень влият. лит. и общественно-полит. журнала "Крайтерион" ("Criterion", 1922-39), где печатались наиболее значит. зап.-европ. и амер. авторы. В 1917 опубл. сб. "Пруфрок и другие наблюдения", в 1919 - "Стихотворения", в 1920 - сб. литературно-критич. эссе "Священный лес". Известность принесла ему поэма "Бесплодная земля" (1922), где тема бесплодия совр. цивилизации дается сквозь призму мифов о плодородии и легенды о поиске святого Грааля. Э. - автор поэм "Полые люди" (1925), "Страстная среда" (1930), "Четыре квартета" (1943). Их сквозные мотивы - хаос и жестокость совр. цивилизации, поиск смысла жизни, спасение души. 1927 - поворотный год в жизни Э.: он стал брит. подданным, перешел из традиц. в его семье унитарианства в англиканство. Философы, к-рых он ценил - Ф.Г. Брэдли, Т.Э. Хьюм, Ш. Моррас, И. Бэббит - не дали ему искомой опоры во "вращающемся мире". В предисловии к кн. "В защиту Ланселота Эндрюза" (1928) он назвал себя "классицистом в лит-ре, роялистом в политике, англокатоликом в религии". Отныне свою деятельность Э. подчинил решению этич. проблем, проповеди христ. идеалов. Пытался возродить жанр поэтич. драмы шекспировских времен, в к-рой видел идеал искусства, имевшего отклик у зрителей разных социальных слоев и культурных уровней. Культуре индивидуализма творч. свободы Э. противопоставил "классич." принцип - подчинение личного надличностному, ориентацию на традицию. Его "великая традиция" - Данте, поздние елизаветинцы (Шекспир, Уэбстер, Дж. Форд), поэты-метафизики - Джон Донн, Дж. Герберт, Р. Крэшо и др., "барочный классицист" Джон Драйден.

Свой взгляд на природу лит. процесса и традиции, в основе к-рого понимание времени в духе философии Бергсона и Ф.Г. Брэдли, Э. обосновал в программном эссе "Традиция и индивидуальный талант" (1919): искусство и лит-ра не прогрессируют, меняется лишь их материал; вся европ. лит-ра, начиная с Гомера, а в ней любая нац. лит-ра, "имеет одновременное существование и образует одновременный ряд", меняющийся с появлением нового произведения. Поэты и критики, ощущающие это, обладают "подлинным чувством истории", воспринимают лит-ру и во времени, и как нечто устойчивое вне времени.

Изложив основы своей лит. теории (многие ее положения близки рус. акмеистам, "формальной школе") в сб. "Священный лес", он развил и иллюстрировал ее в сборниках 30-х гг. ("Избранные эссе", 1932, и др.); в них много ценных наблюдений о природе поэзии, языка, критики, но они обретают полноту смысла лишь в связи с Э.-поэтом-критиком 20-х гг., когда он был одним из основоположников "эстетич. критики" и его лит.-крит. деятельность была направлена на преодоление традиц. англ. эмпиризма в лит-ведении.

Социальную теорию Э. разработал на основе христ. принципов, ориентируясь на европ. интеграцию. "Чтобы хаос современности превратился в порядок, - писал он в работе "Классика и литератор", - люди должны оценить необходимость культурного единства в разнообразии Европы; понять, что новое целое может вырасти только из старых корней: христ. веры и классич. языков - общего наследия Европы". Тема культурного единства Европы, органично возникающего на греко-рим. и христ. основе, центральна для Э., как и ностальгия по цельной духовной культуре ср. веков, когда человек, религия, культура, искусство исходили из единой католич. системы ценностей, веры в божеств. авторитет. Э. не призывал вернуться к средневековью, не романтизировал его, но находил в нем комплекс этич. и социальных идей, пригодных для оздоровления зап. цивилизации.

Начало Второй мир. войны продемонстрировало ему безнадежность его программы сохранения цельности европ. культуры, он прекратил издание своего, ориентированного на европ. форум журнала. Тем не менее, по-прежнему верил в то, что спасение человека - в сохранении традиции, прежде всего духовной, религ. и культурной. Свою т.зр. развил в работах "Заметки к определению понятия "культура" (1948) и "Задачи образования" (1950). Понятие "культура" Э. рассматривал в трех планах: как уровень развития человека, социальной группы и об-ва в целом, считая основополагающей в этой триаде культуру об-ва, в к-ром в любые времена сосуществуют разл. уровни, и появление или исчезновение социальных групп высокого уровня воздействует на все об-во. Ни одна культура не развивается вне религии, ибо в сущности своей культура - воплощение, инкарнация религии народа, как и весь уклад его жизни - воплощение одновременно его религии и культуры.

Э. вошел в историю лит-ры и культуры 20 в. как реформатор англоязычной поэзии и лит. критики, законодатель лит. вкусов, создатель новых форм поэтич. выражения, адекватных мироощущению "городского человека" 20 в., утратившего романтич. иллюзии прошлого, пережившего трагедию войны; как автор оригинальной теории поэзии, концепции традиции и культуры, как один из наиболее значит. моралистов. На новом историко-лит. этапе он пересмотрел лит.-крит. концепции романтизма, перенес внимание с субъекта творчества на его объект - худож. произведение ("имперсональная теория поэзии"), переоценил роль личности в поэзии, исследовал природу творч. процесса, расширил взгляд на материал поэзии, потребовал согласования эмоц. начала с объективным изображением конкр. психол. ситуации в произведении (принцип "объективного коррелята"), обосновал положение о целостности многовекового лит. процесса, о сочетании традиции и творч. индивидуальности в нем ("теория традиции"); о неприкосновенности слова, рождаемого вдохновением, противопоставил жесткую осмысленность в подходе к нему, рассматривал язык как "транспорт традиции" и верил в то, что поэт, способный обогатить свой язык, т.е. сохранить его, расширить его возможности, влияет на мироощущение людей, ибо каждый шаг живого развития языка означает шаг в развитии мироощущения человека. "Веком Элиота" называют в англоязычном лит.-ведении и культуроведении период 1910-30, иногда 1914-64.

Соч.: After Strange Gods: a Primer of Modem Heresy. L., 1934; The Complete Poems and Plays. L., 1969; Selected Prosa / Ed. with an introd. by Kermode F. L., 1980; The Letters of T.S. Eliot. V. 1: 1898-1922. L., 1988.

Лит.: Galiup D. A Bibliographical Check-list of the Writings of T.S. Eliot. New Haven, 1947; Martin M. A Half-century of Eliot Criticism: An Annotated Bibliography of Books and Articles in English, 1916-65. L, 1972; Ackroyd P. T.S. Eliot. L., 1984.

Т.Н. Красавченко.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЭЛИТАРНАЯ КУЛЬТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЭЛИТЫ ТЕОРИЯ

ЭЛИТЫ ТЕОРИЯ - концепции, утверждающие необходимость деления общества на высшие, привилегированные слои - элиту и остальную массу людей.

ЭЛЛЮЛЬ

ЭЛЛЮЛЬ - Жак Эллю́ль (Ellul) (1912-1994)

☼ франц. социолог и культуролог, юрист по образованию, участвовал в движении Сопротивления во Франции, в последнее десятилетие проф. ун-та г. Бордо. У Э. нет спец. работ, посвященных теории культуры. Сфера его интересов - философия культуры, философия техники, философия политики.

В 60-е гг., анализируя вопросы техники и гос. власти, выступил как социальный критик индустриального об-ва. В книге "Техника", 1962 (в США издана под названием "Технологическое общество"), опираясь на идеи Хайдеггера, рассматривает технику как особый феномен. Э. придает термину "техника" широкий мировоззренч. смысл, подразумевая по ним не только механизмы и машины, но и рациональность опр. типа, толкуемую им как судьба европ. культуры. Он стремится проследить связь техники с рационализмом, абстр. мышлением, совр. знанием.

В ряде последующих работ, напр. "Аутопсии революции", ставит под сомнение прогрессивно-поступат. характер обществ. развития, обличает прогресс во всех его наличных формах. Феномен техники оценивается как самая опасная форма детерминизма. Раскрыв в ряде трудов ("Пропаганда", "Полит. иллюзия") механизм идеол. манипулирования, ввел в теорию культурных процессов понятие "социол. пропаганда", под к-рой подразумевается воздействие на сознание людей через культурный контекст, образ жизни, символику и реальный мир социального окружения.

Привлекая обширный истор. материал, Э. стремится проследить закономерности и особенности массовых движений современности. Он полагает, что все социальные революции, независимо от их характера, пагубны для человечества, приводят к краху иллюзий. Гл. рез-том революции Э. считает укрепление гос-ва и дальнейшее порабощение человека. Он проводит различие между революцией, к-рая связана с идеей прогресса и имеет программу, и бунтом, к-рый лишен истор. перспективы и нередко ставит целью возврат прошлого. Э. полагает, что нужна идея преобразования культуры, сопряженная с революцией, к-рая изменит не социальные, полит. и экон. структуры, а судьбы человека. Однако в совр. об-ве уже невозможны полит. революции. Он провозглашает наступление эпохи бунтов.

Детальное изучение массовых движений 60-х гг. приводит Э. к критике утопии как формы массового сознания. В условиях совр. зап. об-ва произошел распад системы ценностей, поэтому необходимо объявить "крестовый поход" за возрождение утраченных идеалов, за воскрешение ценностей раннебурж. эпохи. Т.о., культурный идеал Э. включает в себя возрождение утраченных форм социального устроения, при к-рых окажется возможным богатое человеч. творчество. История представляет собой набор альтернатив. Ни поступат. развитие человечества, ни всесилие техники сами по себе не могут свидетельствовать о том, что ход истории заведомо однонаправлен, законосообразен. В последних работах Э. вновь возвращается к технике, обосновывает появление "информ. об-ва", эры компьютеризации. Истор. роль буржуазии состоит в том, что она ввела в действие механизм индустриализации. Освобождение пролетариата и достижение "подлинного социализма" возможно без революции, ибо капитализм перестал быть гл. фактором отчуждения человека. Такими факторами в наст. время является централизованное бюрократ. гос-во, превратившееся в автономную и независимую силу и существующую как средство реализации власти и угнетения техн. систему. Контроля над техн. прогрессом можно достичь путем автоматизации производств. процессов и развития информ. систем. Именно в информатике заключена возможность выработки цивилизации, альтернативной по отношению к индустриальной.

Э. - один из видных представителей совр. "христ. гуманизма". Он, как и сторонники филос. Персонализма, провозглашает в качестве ведущей идеи мысль о достоинстве и ценности человеч. личности. По мнению Э., христианство постепенно превратилось в чисто спиритуалистич. течение, игнорирующее материальную сторону бытия. Христиане не "живут" своей верой, они ее "ощущают". Хорошо известна разница между т.н. "воскресным христианином" и христианином будней. Но такой образ жизни является одновременно отрицанием и Ветхого Завета, и воплощения в Иисусе Христе божеств. и человеч. начал. Христианство, полагает Э., полностью отреклось от осн. содержания божеств. откровения, извратило его, превратив в религ. спиритуализм и низведя действия христиан до уровня индивидуального обращения в веру.

Соч.: The Technological Society. L., 1965; L'illusion politique. P., 1965; L'ideologie Marxiste chretienne. P., 1979; Changer de revolution. P., 1982.

Лит.: Troude-Chastenet P. Lire Ellul. Bordeaux, 1992.

П. С. Гуревич.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЭЛЬФЫ

ЭЛЬФЫ (нем. ед.ч. elf)

в германских народных поверьях духи природы, населяющие воздух, землю, горы, леса, жилища людей и обычно благожелательные людям.

ЭНТЕЛЕХИЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЭНТРОПИЯ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ

ЭНТРОПИЯ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ - ☼ процесс понижения уровня системно-иерархич. структурированности, сложности и полифункциональности культурного комплекса к.-л. сообщества в целом или отдельных подсистем этого комплекса, т.е. полная или частичная деградация данной локальной культуры как системы. Хотя всякая локальная культура включает в себя и опр. пласт внесистемных явлений ("маргинальных полей" и др. феноменов), ее социально интегрирующее ядро представляет собой сравнительно жестко структурированную и иерархизированную систему ценностных ориентаций, форм и норм социальной организации и регуляции, языков и каналов социокультурной коммуникации, комплексов культурных институтов, стратифицированных образов жизни, идеологии, морали и нравственности, церемониальных и ритуальных форм поведения, механизмов социализации и инкультурации личности (см. Социализация, Инкультурация), нормативных параметров ее социальной и культурной адекватности сооб-ву, приемлемых форм инновативной и творч. деятельности и т.п. Часть элементов этого комплекса складывается конвенционально, на основе практич. опыта социальной жизни людей и передается от поколения к поколению посредством традиций, другая часть - формируется и регулируется с помощью разл. социокультурных ин-тов; однако работают они как единая, весьма сложная, полифункциональная и полисемантич. система.

Э.с.-к. представляет собой нарушение (постепенное "размывание") функциональной целостности и сбалансированности этой системы, ее в опр. смысле дисфункцию, ведущую к понижению возможности эффективного регулирования социальной жизни людей. Наблюдаемые признаки начавшейся Э.с.-к. связаны прежде всего с нарастающими процессами маргинализации населения, выхода все большего числа людей из зоны эффективной регуляции их сознания и поведения средствами доминантной в данном сооб-ве культурной системы и прежде всего - со стороны комплекса ее культурных ин-тов; падением эффективности процедур социализации и инкультурации личности членов сооб-ва средствами воспитания, образования, Церкви, гос. идеологии и пропаганды; деградации подсистемы ценностных ориентаций, традиц. морали, нравственности и т.п.; падением престижности легитимных форм достижения желаемого социального статуса и доступа к социальным благам при одновременном возрастании популярности противозаконных и криминальных методов решения этих задач и пр. Т.о., зона действия исторически сложившихся и закрепленных в культурной традиции и институциональных нормативах социально приемлемых паттернов сознания и поведения людей постепенно сокращается, равно как и процент населения, контролируемый и регулируемый со стороны действующей культурной системы, и одновременно расширяется зона влияния "маргинальных полей" культуры, где управление формами жизнедеятельности людей осуществляется со стороны локальных и столь же маргинальных квазисистем (типа "воровского закона", "хипповой тусовки", ритуалов эзотерич. сект и т.п.). Собственно это и есть Э.с.-к. в ее наиболее "зримом" воплощении.

Причины возникновения процессов Э.с.-к., как правило, связаны либо с резким изменением природных или истор. условий существования сооб-ва (наиболее типичные примеры: вспышки мародерства и бандитизма в зонах стихийных бедствий или военного разорения, возрастание криминальной активности, а также проявлений социальной и нац. нетерпимости среди населения воюющих гос-в), либо с социальными кризисами во внутр. развитии сооб-в (революции, смуты, бунты, резкие изменения в общем строе социальной организации, нормах социального потребления и распределения, деградация существующих и своевременно не модернизированных ин-тов социального управления и т.п.; примеры: кризис Рим. империи 3-5 вв., в России - Смутное время нач. 17 в., революция и гражд. война 1917-20 гг., "перестройка" и "постперестройка" к. 20 в.). Истор. последствия Э.с.-к. могут быть различны: от фактич. дезинтеграции социума, утратившего целостность консолидирующей и мобилизующей его культурной системы (гибель Зап. Рим. империи в 5 в.) до постепенного восстановления регулятивной эффективности прежней системы в ее более или менее традиц. формах (возрождение Руси после татаро-монгольского нашествия в 13-14 вв. или после Смуты нач. 17 в.) или формирование новой системы, основанной на новых консолидирующих ценностях (восстановление Вост. Рим. - Визант. империи на христ. идеол. и феод. социально-экон. основании или восстановление России (СССР) после революции и гражд. войны на основе коммунистич. идеологии и социалистич. форм хоз. практики и социальной регуляции).

Тем не менее Э.с.-к. во всех случаях является серьезнейшим испытанием сооб-ва на прочность и устойчивость его социокультурной системы как универсального механизма социальной интеграции и регуляции.

Лит.: Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры: (Синергетика истор. процесса). М., 1996.

А.Я. Флиер.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЭОН

ЭОН (греч., «век, вечность»), в мифологических представлениях позднеантичного язычества, испытавшего влияние иранской мифологии, персонификация времени. В эпоху распространения в Римской империи культа Митры складывается иконография Э.: мощный старец с львиной головой, скалящей пасть, вокруг тела которого обвилась змея. В эсхатологии иудаизма и христианства термин «Э.» выступает как греческая передача еврейского '61am («век») и означает очень продолжительное, но принципиально конечное состояние времени и всего мира во времени. Вся история человечества со всеми ее страданиями и несправедливостями составляет один Э. В представлениях христианского гностицизма II в. Э. - как бы некое духовное существо, персонифицирующее один из аспектов абсолютного Божества. Совокупность всех Э. - Плерома (греч. «полнота»).

Сергей Аверинцев.

София-Логос. Словарь

ЭПИГРАММА

ЭПИГРАММА (греч. epigramma, букв. - надпись) - короткое сатирическое стихотворение, традиционный жанр поэзии классицизма, отличается краткостью и узостью тематики.

ЭПИГРАФ

ЭПИГРАФ (греч. epigraphe - надпись)

1) в античности надпись на памятнике, здании;

2) цитата, изречение, пословица, помещаемые автором перед текстом всего художественного (публицистического) произведения или его части. Эпиграф поясняет основную идею произведения или оценку его, выраженную более авторитетным лицом.

ЭПИСТОЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА

ЭПИСТОЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА (греч. epistole - письмо)

1) изданные письма частного характера;

2) совокупность произведений, использующих форму письменного обращения к другому лицу. Основные жанры: стихотворение, послание и роман в письмах.

ЭПИТАФИЯ

ЭПИТАФИЯ (греч. epitaphios - надгробный) - надгробная надпись, особенно стихотворная.

ЭПОС

ЭПОС (греч. epos - слово, повествование, рассказ, песня) - один из трех родов художественной литературы (наряду с лирикой и драмой), повествование, характеризующееся изображением событий, внешних по отношению к автору.

1) повествовательная литература, один из трех основных родов художественной литературы (наряду с лирикой и драмой); основные прозаические жанры эпоса: роман, повесть, рассказ;

2) героический эпос - героическое повествование о прошлом, составляющее героев-богатырей, бытующее в книжной и устной форме (например, «Илиада», «Одиссея», «Махабхарата», русские былины, саги и др.).

ЭРИКСОН

ЭРИКСОН - Эрик Хомбергер Э́риксон (Erikson) (1902-1994)

☼ амер. психолог и психотерапевт, автор одной из первых психол. теорий жизненного цикла, создатель психоистор. модели социального познания. В 30-е гг. посещал в Вене семинары Анны Фрейд, специализировался в области детского психоанализа. С 1933 - член Венского психоаналитич. об-ва и Междунар. психоаналитич. ассоциации. В годы нацизма эмигрировал в США, где работал в качестве консультанта в ряде мед. центров страны, участвовал в полевых исследованиях культурантропологов, преподавал в Беркли, Пеле и Гарварде. В нарушение строгих правил Амер. психол. ассоциации был принят в ее ряды, не имея формального мед. или психол. образования; многие годы был почетным проф. психологии Гарвард. ун-та.

Психоистор. модель Э. базируется на взаимосвязанных принципах обусловленности бытия человека истор. контекстом, с одной стороны, и действенности психологии личности и психологии эпохи как факторов социальной истории - с др. В основе прочтения Э. теории Фрейда лежит общая для неофрейдизма тенденция к социокультурному переосмыслению классич. психоанализа, смягчению исходной концепции исключительно конфликтного, биологически детерминированного развития личности и стремление предварить клинико-терапевтич. работу осмыслением проблемы человека в социальном мире. Под влиянием идей эго-психологии (Г. Гартман), акцентировавшей адаптивные функции психики, и сравнит. культурантропологии (М. Мид), демонстрировавшей культурную специфику и разнообразие биологически заданных форм поведения человека, а также своей клинич. практики в США, где он столкнулся с иным типом пациентов и неврозов, чем в довоенной Европе, Э. приходит к выводу о необходимости включить в теорию Фрейда понятия "социальное окружение" и "истор. момент". Корректированная т.о. теория психоанализа, по мнению Э., может быть использована в качестве междисциплинарного средства социального познания.

Замысел психоистории состоял в исследовании социокультурных параметров истор. эпохи, прежде всего - характерных особенностей ее духовной атмосферы, для понимания феноменов социального и мировоззренч. творчества в форме психобиографий выдающихся деятелей мировой культуры и политики. Психоистория не должна брать на себя функции классич. истор. анализа, ее задача - стать вспомогат. средством социального познания, инструментом, вскрывающим иррационально-психол. подтекст событий прошлого. В отличие от авторов сенсационно-скандальных психоаналитич. биографий, написанных последователями Фрейда в 20-30-е гг., Э. отказался от однозначной редукции фактов мировой истории и культуры к иррациональным импульсам психики гения и особенностям его детского сексуального опыта. Внутриличностные конфликты творч. индивидов - Лютера, Джефферсона, Ганди, Б. Шоу, Горького - рассматриваются в его работах как субъективное выражение социально-психол. проблем их времени и культуры; "травматич. патография" заменяется психол. биографией, где "истор. момент" из внешнего атрибута жизни героя превращается в существ. момент его творчества. Гл. методол. установкой психоистории становится принцип психосоциального соотношения интимно-личностных и социально-истор. коллизий, сферой взаимопроникновения к-рых выступает психол. климат "истор. момента", или психология эпохи.

Э. рассматривает жизненный цикл личности как совокупность восьми сменяющих друг друга стадий роста, из к-рых первые четыре соответствуют классич. фазам становления детской сексуальности по Фрейду. Однако, в отличие от ортодоксального психоанализа, флуктуации либидо играют здесь второстепенную роль. Определяющим фактором развития индивида, наряду с его психосоматич. задатками, выступает общение со "значимыми другими", круг к-рых, расширяясь по мере взросления ребенка, направляет формирование его личности в социально заданное русло. Положив в основу своей психол. концепции биол. принцип эпигенеза (т.е. противостоящее преформизму толкование эмбрионального развития как последовательности новообразований, детерминированных не только биохимич., но и внешними организму факторами), Э. описывает становление личности как поэтапное преодоление нормативных психосоциальных кризисов. Разрешение каждого из них означает приобретение одной из двух противоположных базовых личностных характеристик: доверия/недоверия к миру, свободного волеизъявления/безинициативности, работоспособности/стагнации и т.д., с последующим переосмыслением общей жизненной перспективы. Интериоризация социально одобренных качеств способствует формированию психосоциального тождества личности (ее идентичности - см. Идентичность) как основы психич. здоровья и признака успешной социальной адаптации. Под идентичностью Э. понимает чувство реальности самости человека внутри социальной реальности, возникающее в рез-те двуединого процесса рефлексии и наблюдения; это - ощущение самотождественности Я в момент восприятия им окружающего мира, представление о своей непрерывности во времени и пространстве (психол. аспект), а также чувство включенности этого Я в нек-рую человеч. общность, тождественность собств. образа мира с присущими этой общности системой ценностей и типом мировосприятия (социальный аспект). В терминах психоистории психосоциальная идентичность конкретизируется как чувство принадлежности эпохе, как гармонич. единство свойственных индивиду представлений, идей и поступков с доминирующим социально-психол. образом человека.

Следуя принципу взаимообусловленности индивидуально-психол. и культурно-истор. параметров бытия, Э. рассматривает духовное содержание социальной эволюции в терминах метаболизма поколений. Процесс истор. развития предстает как "обмен энергией" между накопленной социальной традицией и духовным потенциалом молодежи, обладающей чувством истор. перспективы. С этой т.зр., история предстает как "континуум индивидуальных жизненных циклов", где гл. силой социального обновления выступает психоистор. потенциал молодежи.

Переломные истор. эпохи, когда сужается привычный горизонт бытия и превалируют настроения подавленности, разочарования и страха, Э. называет периодами вакуума идентичности. Душевный вакуум оказывается инобытием духовного вакуума эпохи. Задача психобиографа состоит в том, чтобы соотнести психосоциальные потребности идентичности личности с нуждами идентичности ее истор. времени. Секрет харизмы выдающейся личности состоит в созвучии выдвинутых ею идей социально-психол. потребностям эпохи, к-рые конденсируются в новой идеол. парадигме. Творч. личность оказывается, т.о., связанной со своей эпохой не только на уровне сознания, но и через иррац. структуры духовной жизни об-ва, а ее социальное новаторство, питаясь интеллектуальной традицией, является в то же время оформлением смутных умонастроений эпохи.

Принципы психоистории Э. получили широкое применение в зап. обществоведении 70-80-х гг.

Соч.: Childhood and Society. N.Y., 1950; Gandhi's Truth on the Origins of Militant Nonviolence. N.Y., 1969; Life History and the Historical Moment. N.Y., 1975; Идентичность: юность и кризис. М., 1996; Молодой Лютер. М., 1996; Детство и общество. СПб., 1996.

Е.В. Якимова.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

ЭРИСТИКА

Статья большая, находится на отдельной странице.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV