Большой толковый словарь по культурологии
Статьи на букву "К" (часть 6, "КУЛ"-"КУР")

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "К" (часть 6, "КУЛ"-"КУР")

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ МОНАДОЛОГИЯ

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ МОНАДОЛОГИЯ - термин для обозначения концепций, исходящих из существования в истории уникальных, автономных культурных образований. Ее ведущие представители: Данилевский, Леонтьев, Шпенглер, Тойнби, Сорокин. В их соч. прослеживается реакция на линейно-прогрессистские схемы классич. философии истории Нового времени, стремление отойти от односторонне европоцентристских установок. К.-и.м. лишена единых мировоззренч. оснований. Если Данилевский и Леонтьев опирались на симбиоз идей славянофильства и позитивизма, то Шпенглер избрал своими учителями Гёте, Шопенгауэра, Ницше и Бергсона, а Тойнби осуществил сплав философии жизни с религ. установками и поклонением позитивному знанию истории. Сорокин синтезировал в границах общего мировоззрения позитивизма взгляды социологов самой разл. ориентации. При всем плюрализме мировоззренч. программ сторонников К.-и.м., их роднит задача разработки теории локальных культур.

Методологии К.-и.м. свойственно повышенное внимание к символике, постижение к-рой дает ключ к проникновению в целостность культуры, ее уникальное своеобразие. За символами скрывается стихия, специфика жизненного мира той или иной культуры, понимаемая как доступная интуитивному проникновению. Культуры предстают целостными образованиями, подобными живым организмам и подверженными циклич. ритму развития от генезиса до роста, расцвета, надлома и ухода в небытие. Органицистская метафорика и символика так или иначе присутствует в концепциях К.-и.м. Данилевский, Леонтьев и Шпенглер прибегают к биологизирующему натурализму, к-рый принципиально неприемлем для Тойнби и Сорокина, утверждающих отличие сферы культуросозидающей деятельности людей от природы. Вместе с тем и в построениях Тойнби нетрудно заметить уподобление стадий эволюции локальных культур фазисам развития живого организма. Внимание к деятельности элитных групп, создающих духовно-ценностные ориентиры для масс, также составляет характерную черту К.-и.м. С их активностью связывается жизнеспособность, творч. возможности культуры, ее расцвет и падение.

Отвергая линейно-прогрессистские схемы истории, К.-и.м. сталкивается с проблемой преемственности культур, трансляции традиции, объединяющей их. Изоляционистская тенденция Данилевского и Леонтьева имеет своей кульминацией суждение Шпенглера, что человечество - "лишь пустой звук". В противовес ей Тойнби заявляет о наличии диалога между разл. культурами, идущего в синхронной и диахронной плоскостях, о существовании непросвещенческого видения прогресса. Его идеям созвучна теория культурных суперсистем Сорокина, реабилитирующая понятия культуро-наследования и прогресса в границах К.-и.м. В полит. плане К.-и.м. может иметь как консервативно-романтич. (Данилевский, Леонтьев, Шпенглер), так и либеральное звучание (Тойнби, Сорокин).

Лит.: Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. Лог.-методол. анализ. М., 1983; Морфология культуры: Структура и динамика. М., 1994.

Б.Л. Губман.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА - направление в зап. культурной антропологии пер. пол. 20 в., условно выделяемое по близости теоретико-методол. установок его представителей. К.-и.ш. сложилась на волне критики органицистских и логицистских оснований эволюционизма с позиций сторонников конкретно-эмпирич. познания в культурной антропологии. Теоретически это направление опиралось на проводимое баденской школой неокантианства и Дильтеем (см. Дильтей) разведение "наук о природе" - естеств. наук, ориентированных на теор. познание явлений природной действительности с помощью номотетич., генерализующих методов, и "наук о духе" - познания человека как творч., духовного субъекта и того, что им исторически создано, к-рое может осуществляться лишь через идиографич., феноменальное исследование и Понимание. Методологически К.-и.ш. восприняла критику Боасом панлогизма генетич. метода эволюционистов, отрицание возможности выведения закономерностей и стадий культурного развития, универсальных путей прогресса и прогрессивизма в культуре вообще. Методол. основой систематизации изучаемого материала истор. и совр. этнич. культур для К.-и.ш. стал Диффузионизм - направление, опиравшееся на объяснение культурной динамики через процессы распространения и заимствования инноваций - процессы, не получившие достаточного отражения в эволюционных теориях, исходивших из понимания культурного как реализации имманентно присущего ей потенциала. С позиций диффузионизма любая культурная форма (язык, институт, норма и т.д.) возникает в культуре единожды как инновация, и далее проходит сложный путь трансформации и заимствования ее другими культурами, реализующийся через завоевания, торговлю, миграцию, миссионерскую деятельность, подражание и т.д. Именно эти процессы многообр. культурных контактов, через к-рые прослеживалось взаимопроникновение культур, стали осн. предметом изучения для диффузионизма. Нельзя говорить о полном отрицании диффузионизмом роли внутр. факторов в развитии культуры - об этом свидетельствует хотя бы стремление представителей диффузионизма к выявлениям для культурных общностей их "чистой культуры" - освобожденной от всех привнесенных извне элементов - однако этим факторам отводилась второстепенная роль. Культурная диффузия, не имевшая аналога в биол. развитии, мыслилась как осн. составляющая специфически человеч. культурных процессов.

Другим важным методол. принципом для К.-и.ш. стала опять-таки восходившая к Боасу и классич. культурной антропологии ориентация на конкретно-эмпирич. исследования. Отказавшись от системного априоризма и поиска универсального объяснит. принципа в познании культуры, представители К.-и.ш. концентрировали внимание на описат. стороне изучения культуры. При фиксации диффузионных процессов осн. материалом для исследователей данной школы стала история развития локальных культурных общностей, выделяемых по этнич. признаку. Только история культуры давала возможность на достаточно крупных временных отрезках проследить характер и последствия культурных контактов, механизмы культурной диффузии.

Одним из первых это характерное для К.-и.ш. сочетание макроистор. характера исследования с диффузионной моделью культурной динамики продемонстрировал нем. этнограф Ф. Гребнер, сформулировавший т.н. "теорию культурных кругов" (см. Культурных кругов теория), согласно к-рой предметные и институциональные культурные формы, возникая единожды и неповторимо, распространяются из территориально-локализованных очагов возникновения ("культурных кругов") в другие культурные общности, рассеиваясь и затухая "как волны от брошенного в воду камня". Гребнер анализирует распределение схожих культурных элементов (орудий труда, навыков, эстетич. канонов, памятников искусства) и степень их схожести между собой, на основании чего выделяет в культурной истории 12 культурных кругов, связанных разл. механизмами заимствования. Опр. ограниченность теории Гребнера проявлялась в жесткой привязке "культурных кругов" к опр. этносам, в рез-те чего значит. изменения в культуре, возникавшие при длит. контакте (аккультурации - см. Аккультурация) двух этносов ("наложении культурных кругов") объяснялись возникновением нового этноса, что входило в противоречие с этнич. историей человечества. Эвристичность применения диффузионного метода к систематизации явлений истории культуры в работах Гребнера послужила стимулом для дальнейшего развития К.-и.ш. В работах представителей т.н. Венской школы (В. Шмидт, И. Генкель, В. Копперс, М. Гузинде и др.), объединившихся вокруг журнала "Антропос" (1906-15), диффузионная модель Гребнера применялась к анализу истории религии, права, хоз. деятельности, мифоэпич. комплексов. Однако многообразие культурных контактов и путей диффузии вынуждало исследователей все больше дробить "культурные круги", увеличивать их число, что лишало преимуществ подобную систематизацию.

Ориентация школы преимущественно на истор. материал обусловили проникновение диффузионного метода в собственно истор. и археол. исследования, прежде всего австр. и нем. работы О. Менгера, М. Бетака, И. Хофманна и др. Благодаря исследованиям представителей школы понятие "культурный круг" получило достаточное распространение и в амер. культурной антропологии (Г. Райе и др.), в к-рой, однако, представление об этнич. цельности "культурного круга" подверглось существ. критике. Однако к сер. 20 в. с развитием социальной антропологии, имевшей преимущественно функционалистскую ориентацию, теории К.-и.ш. теряют популярность и сходят со сцены. Наиболее длительным этот процесс оказался в рамках истории, где методика анализа терр. распределения Артефактов и выявления "культурных кругов", предложенная Гребнером, до сих пор применяется в отд. исследованиях.

К.-и.ш. оказала существ. влияние и на характер культурно-эмпирич. исследований, определивших облик культурной антропологии перв. пол. 20 в., и на развитие собственно диффузионизма как метода интерпретации культурного материала (теория "культурных кругов" вместе с инвазионизмом и культурно-центрич. концепциями составляет три основных направления применения этого метода). Значит. влияние школа оказала на герм. культурологию и филос. антропологию Э. Ротхакера, а также на исследования в области истории культуры.

Лит.: Левин М.Г., Токарев С.А. "Культурно-истор. школа" на новом этапе // Сов. этнография, 1953, № 4; Моль А. Социодинамика культуры. М.. 1973; Токарев С.А. История зарубежной этнографии. М., 1978; Этнология в США и Канаде. М.. 1989; Этнологич. наука за рубежом: Проблемы, поиски, решения. М., 1991; Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М., 1994; Graebner F. Methode der Ethnologic. Hdlb., 1911; Idem. Das Weltbild der Primitiven. Munch., 1973.

А. Г. Шейкин.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРНО-ЭВОЛЮЦИОННАЯ ШКОЛА

КУЛЬТУРНО-ЭВОЛЮЦИОННАЯ ШКОЛА - (школа Л. Уайта)

направление неоэволюционизма, сформировалось в 60-е гг. в амер. культурной антропологии (Д.Ф. Аберле, Р.Н. Адамс, Р. Андерсон, Р. Карнейро, Г.Е. Докул, М. Харрис, Б. Меггерс, М.К. Оплер, М.Д. Салинс, Э.Р. Сервис и др.). Теор. основу школы составила культурология Л. Уайта, к-рую он рассматривал как принципиально новый способ изучения культурных явлений, общих закономерностей культурно-истор. процесса и специфики человеч. культуры. Определяющую роль в развитии направления сыграли следующие разработки Л. Уайта: концепция культуры как самоорганизующейся системы с ее подсистемами; роль технологич. подсистемы как средства взаимодействия человека с естеств. средой обитания; энергетич. теория и введение в науку о культуре методов исследования естеств. наук; использование второго закона термодинамики; моделирование как способ изучения культуры. Ученики и последователи Л. Уайта, продолжив общую для амер. антропологии традицию изучения конкр. культур (Харрис, Меггерс и Др.), внесли весомый вклад в развитие теории культуры.

Центр. проблема научной деятельности школы - выявление осн. закономерностей культурного процесса. Исследователи подходили к ней с разных сторон: так, Карнейро рассматривал осн. закономерности в сопоставлении с законами истории культуры; Меггерс представляла законы культурой эволюции как способ интерпретации культурных явлений; Салинс и Сервис дополнили концепцию универсальной эволюции Уайта концепцией специфич. эволюции, чтобы использовать эволюционный подход не только для общего (стадиального) изучения культуры, но чтобы создать возможность исследования параллелизма и особенностей развития конкр. обществ, сочетания случайных факторов в истории, условий среды обитания и т.д.

Интерес к проблеме взаимоотношений человек - общество - природа, характерный для К.-э.ш., стимулировал формирование группы исследований экологич. антропологии. Р. Вайда, Р.А. Раппопорт, Д. Андерсон, Э. Коэн исследовали адаптивные связи человеч. сооб-ва со средой обитания, специфику природных ресурсов, проблему приведения в равновесие об-ва и природы и т.д.

Проблемы развития человеч. культуры как термодинамич. системы, энтропийные процессы, экологич. перспективы человечества в к. 20 - нач. 21 в. наиболее интересно были сформулированы Д.Ф. Аберле в сер. 80-х гг. Осн. темы исследований К.-э.ш. во многом определили развитие культурной антропологии в к. 20 в.

Лит.: White L.A. The Science of Culture. A Study of Man and Civilization. N.Y., 1958; Idem. Ethnological Essays. Albuquerque, 1987; Essays in the Science of Culture. In Honour of Leslie A. White. N.Y., 1960; Harris М. The Rise of Anthropological Theory. N.Y., 1968.

Л.А. Мостова.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРНЫЕ АРЕАЛЫ

КУЛЬТУРНЫЕ АРЕАЛЫ - зоны территориального распространения определенных локальных культурных типов и черт. К.а. могут охватывать и зоны межэтнич. распространения каких-либо элементов специализированных культур (например, ареал индо-буддийской культуры или ареал политических культур, основанных на традициях римского права). Понятие К.а. во многих отношениях близко к понятию "локальной цивилизации", хотя и отражает, как правило, зоны распространения более частых культурных черт, а иногда и отдельных форм.

Концепция К.а. разработана амер. этнологами для проведения исследований пространственного распространения явлений культуры и определения культурных взаимосвязей. Этот способ рассмотрения, представляющий собой одну из разновидностей Диффузионизма, был введен в 1894 амер. этнологом О. Мэйзоном, к-рый предложил классификацию индейских племен, считавшуюся в течение неск. десятилетий общепринятой. Теор. основа этого метода была разработана при использовании классификаций Мэйзона лишь спустя два десятилетия Э. Сепиром и К. Уисслером и в период между двумя мировыми войнами оказала влияние на ряд научно-исслед. работ амер. этнологов. Теория К.а. открывала перед человеком определенный набор возможностей хозяйственной и культурной деятельности, из чего делался вывод о непосредственной связи между окружающей средой и формой культуры. Представители этой школы интерпретировали конкретные формы культуры в конечном итоге как рез-т случайно принятого решения соответствующих носителей культуры. Теоретики К.а. ставили своей целью установление центров возникновения, путей распространения и временных рамок отд. культур и не принимали во внимание тот факт, что отношение между человеком и окружающей средой изменялось в ходе истории.

Лит.: Чеснов Я.В. Теория "культурных областей" в амер. этнографии // Концепции зарубежной этнологии. M., 1976; Sapir E. Time Perspective in Aboriginal American Culture: A Study in Method. Ottawa, 1916; Wissler C. Man and Culture. N.Y., 1923; Kroeber A.L. The Culture-area and Age-area Concept of Clark Wissler // Methods of Social Science: A Case Book. Chi., 1931.

А.Я. Флиер, И. Зельнов.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРНЫЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ

КУЛЬТУРНЫЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ - добровольное подражание одной культурой ценностям другой. Народ и культура заимствуют то, что является близким и понятным; то, что принесет какую-либо выгоду; то, что отвечает внутренним потребностям данного этноса, которые не могут удовлетворить собственные культурные артефакты и комплексы.

КУЛЬТУРНЫЕ КОММУНИКАЦИИ

КУЛЬТУРНЫЕ КОММУНИКАЦИИ - средства общения, передачи информации от одной культуры к другой. Осуществляются во всех сферах культуры на основе уважения культурной самобытности каждой из культур, с учетом культурного влияния одних стран на другие.

КУЛЬТУРНЫЕ ОБРАЗЦЫ

КУЛЬТУРНЫЕ ОБРАЗЦЫ - устойчивые модели культурного поведения людей, связанные с их отношением к тем или иным культурным явлениям, ценностям, идеям.

КУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ

КУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ - социальное и культурное наследие, передающееся от поколения к поколению и воспроизводящееся в определенных обществах и социальных группах в течении длительного времени.

КУЛЬТУРНЫЕ УНИВЕРСАЛИИ

КУЛЬТУРНЫЕ УНИВЕРСАЛИИ - понятия, выражающие те черты культурных явлений, которые встречаются в любых культурах. Это те черты, которые свойственны всем без исключения культурам (смех - плач, огонь - вода, верх - низ и т.д.).

наиболее распространенные и наиболее значимые формы социальной и культурной жизни, присущие всем народам независимо от их этнических, социальных, экономических и др. особенностей - это нормы, ценности, идеи, стереотипы мышления и поведения, верования и т.д.

КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ

КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ - нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, произведения искусства и культуры, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты.

КУЛЬТУРНЫЙ КОД

КУЛЬТУРНЫЙ КОД (code)

1) ключ к пониманию данного типа культуры (дописьменный, письменный, экранный периоды). К. к. позволяет понять преобразование значения в смысл

2) совокупность знаков (символов), смыслов (и их комбинаций), которые заключены в любом предмете материальной и духовной деятельности человека.

КУЛЬТУРНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ

КУЛЬТУРНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ - см. Материализм культурный

КУЛЬТУРНЫЙ ПЕССИМИЗМ

КУЛЬТУРНЫЙ ПЕССИМИЗМ - (пессимизм в культуре)

понятие, к-рое может быть интерпретировано разл. образом:

1) культура признается явлением, оказывающим отрицат. влияние как на отд. человека, так и на об-во в целом;

2) движение культурного процесса рассматривается как ведущее к полному распаду, деградации и неизбежной окончат. смерти культуры;

3) признание необходимости присутствия в самой культуре критич., скептич. и даже пессимистич. начала как противовеса, как фактора, способствующего сохранению ею устойчивости и жизнеспособности.

1) Уже в 5 в. до н.э. др.-греч. софисты подчеркивали, что приобщение к культуре как совокупности рез-тов социального развития насилует природу человека (Гиппий). С иных позиций свои опасения в отношении влияния искусства (т.е., в более широком понимании, культуры) на человека высказывал и Платон, для предотвращения чего он даже предлагал ввести своего рода цензуру. Киники выступали за возвращение к естеств. образу жизни, к природе. Критич. отношение к культуре было характерно и для многих представителей христ. теор. мысли, особенно в раннее ср.-вековье. Бл. Августин, напр., сурово осуждал себя за влечение к красоте предметного мира, зрелищ; призывал забросить чтение даже философов, находящихся в согласии с божеств. идеями, ради любви к Богу. Своеобразную позицию, особенно выделяющуюся на фоне преклонения перед силой разума и верой в безграничные возможности знания, что было характерно для эпохи Просвещения, занимали Дж. Вико и позднее Ж.-Ж. Руссо. По мнению Руссо, изящные искусства, к-рые "обязаны своим происхождением нашим порокам", губят об-во, а совершенствованию наук и искусств сопутствует упадок нравов. В 20 в. против культуры, точнее ее традиц. форм, выступили футуристы, дадаисты (см. Дадаизм), пролеткультовцы. Однако эти выступления носили временный и поверхностный характер, хотя трудно оценить масштабы и рез-ты их влияния на культуру и отношение к ней со стороны широкой публики. При охватившем многих деятелей культуры к. 19 и особенно 20 в. разочаровании в ее возможностях ее отрицание или непонимание ныне может быть присуще мизантропической позиции сектантов разл. толка, а также религ., националистич. и т.п. фанатиков.

2) Отрицание возможности прогресса в области культуры и искусства преимущественно связано с выбором в качестве идеала (обществ., культурного, эстетич., худож.) достижений давно ушедших с истор. арены стран и народов. Восприятие искусства прошлого (др.-греч., ср.-век., возрожденческого, патриархально-нац.) как не достижимого вновь образца приводит к мысли о смерти искусства (Гегель), к признанию необходимости уничтожить все, что создано уже после достигнутой, с т.зр. теоретика, вершины в этой области (Л. Толстой). К данной позиции относится и широко распространенный на повседневном уровне взгляд на совр. культуру и искусство как свидетельство всеобщего духовного упадка по сравнению с былыми временами. Доказывая свою правоту, противники совр. худож. и - шире - культурных проявлений ссылаются на многочисл. образцы низкопробной массовой культуры, хотя культура любого истор. периода изобилует поделками, исчезающими во времени с неумолимой закономерностью; приводятся также как примеры деградации духа в области культуры не менее многочисл. творения экстравагантного характера в области Авангардного искусства 20 в., но и здесь время производит свой отбор, а новые способы выражения в искусстве, в культуре требуют понимания изменений, происшедших в языке культуры 20 в. Взгляды многих культурологов 20 в., напр. теоретиков Франкфурт. школы (см. Франкфуртская школа), хотя и отличаются пессимизмом в отношении дальнейшей судьбы культуры, несут в себе и глубокий критич. анализ происходящих в этой области процессов, и мощный духовный заряд, обладающий потенциальной способностью сообщать новые импульсы развитию культуры.

3) Бытие культуры невозможно в условиях бесконфликтного, размеренного развития. В данном подходе речь идет не об абсолютизации негативного начала, что ведет к односторонности и к тупику, но лишь о постоянном присутствии во внутренне разнообразном процессе духовного развития некоего "бродила духа" (М. Волошин), придающего этому процессу большую содержательность, устойчивость, разнообразие и обеспечивающего его продуктивность и неостановимость.

Интересно сопоставить советскую культуру, к-рая могла быть только оптимистической, и т.н. буржуазную, гордостью к-рой являлись "пессимистич." художники и философы: Кафка, Дали, Ионеско, Хайдеггер, не говоря уже о Шопенгауэре, Кьеркегоре, Бодлере и мн. др. Теперь стало очевидно, что в об-ве, где оптимистич. искусство "отражало" жизнь, не имеющую ничего общего с действительностью, все более и более явным становился упадок экон., социальный, полит., нравств. и т.д. Офиц. культура, утратившая опору в духе - в искренности, творчестве, бескорыстности, не знавшая подлинных духовных потребностей, подспудно созревавших в об-ве, деградировала и все дальше заходила в тупик, где и закончила свое существование.

В то же время, несмотря на присутствие в искусстве "разрушит." пессимизма и модернизма, чем пугали теоретики социалистич. реализма, развитые страны мира добивались все более явных успехов, далеко позади оставив страны, где творили сторонники оптимизма в искусстве и апологеты идеи революц. преобразования жизни при помощи идеологически здоровой культуры. В истории мировой культуры централизованные попытки подавления критич. и тем более пессимистич. настроения в искусстве не раз становились причиной упадка и даже гибели носителей агрессивно оптимистич. тенденций.

Лит.: Руссо Ж.-Ж. Избр. соч.: в 3 т. М., 1961; Арсланов В.Г. Миф о смерти искусства. М., 1983; Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. М., 1991; Сорокин П. Кризис нашего времени // Его же. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992; Кьеркегор С. Страх и трепет. М., 1993.

К. 3. Акопян.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРНЫХ КРУГОВ ТЕОРИЯ

КУЛЬТУРНЫХ КРУГОВ ТЕОРИЯ - ☼ направление в рамках истор. школы в этнографии и культурологии, центр. идеей к-рой было представление, что на протяжении ранней истории человечества устанавливались связи между отд. элементами культуры и в рез-те этого оформлялись культурные круги, возникавшие на опр. геогр. пространстве и распространявшиеся затем на другие области.

К.к.т. возникла в Германии к нач. 20 в. Она заменила предшествующую ей эволюционистскую школу, чье наследие рьяно опровергала. Ее формирование было связано с глубокими изменениями в обществ. и полит. жизни уходящего 19 в. Истор. исследования подменялись реконструкцией событий, причины к-рых в соответствии с неокантианской филос. доктриной объявлялись непознаваемыми. По словам Э. Бернгейма, идейного предтечи К.к.т., структура наших органов чувств такова, что, даже используя все наши знания, мы не можем достичь абсолютно объективного познания, охватывающего все объекты окружающей среды. Вследствие подобного историко-филос. агностицизма понятие "исторический" толковалось точно так же, как "случайный". Для научного исследования оставались лишь второстепенные вопросы, напр., о центрах возникновения разл. культурных комплексов, об их возрасте, путях перемещения или более общие - о "формировании культурных связей".

Отд. идеи К.к.т. можно встретить еще у Ратцеля (см. Ратцель). Сюда относятся "идея формы" и "круги форм", к-рые стали теор. исходным пунктом для более поздней разработки культурных кругов. Использовал Ратцель принцип непрерывности, к-рому сторонники К.к.т. придавали столь важное значение как аргументу при реконструкции путей перемещения культурных элементов или культурных комплексов. Разработка другого вспомогат. средства - критерия количества - также относится к предистории этой школы и связана с именем Фробениуса. Он начал графически изображать постоянные связи между опр. "кругами форм", сопоставляя, напр., опр. типы домов со специфич. формами орудий труда, масок, одежды и т.д., что приводило к возникновению культурного круга. Последний шаг на пути создания этого метода новой школы был сделан Б. Анкерманном и Гребнером, вклад к-рых заключался в замене принятого до этого сосуществования культурных кругов в пространстве их последовательностью во времени: в рез-те появилась возможность говорить не только о культурных кругах, но и о культурных слоях. Т.о. были сформированы все элементы нового метода. В виде системы Гребнер представил его научной общественности в 1911 в работе "Методы этнологии", что завершило первый этап развития в истории К.к.т. Гребнер утверждал, что ему удалось объединить культурные достижения всех народов Земли на догос. стадии развития в шесть культурных кругов, хотя его не интересовал вопрос о внутрен. взаимосвязи элементов, относящихся к одному культурному кругу, и он не видел никакой помехи в том, что эти культурные круги почти никогда нельзя было встретить в такой форме в действительности.

Второй этап развития этой школы связан с австр. этнологами В. Шмидтом и В. Копперсом, объединившими ее с доктриной полит. католицизма. Если рассматривать эту переориентацию с внешней стороны, то она не повлекла за собой больших изменений: теор. основой оставались культурные круги (к шести кругам Гребнера добавился седьмой), хотя прежние понятия (материальная культура, социальная организация, геогр. распространение), к-рые были взяты Гребнером из разл. областей, теперь все больше подчинялись единому принципу. Историко-филос. основа сохранилась в неизменном виде еще и потому, что здесь речь продолжала идти о неокантианстве. Неизменным остался и парадокс, заключавшийся в том, что этнографически зафиксированные примеры культурных кругов должны были рассматриваться как остановившиеся свидетели более ранних фаз развития. Тем самым эта школа переняла теорию окаменелости эволюционистов, отрицая остальное их идейное наследие.

Формирование католико-конфессиональной ветви К.к.т. было связано с теор. основой этого учения. Сводя каждую форму культуры к одному-единственному центру происхождения, оно допускало по отношению к древнейшей культуре человечества связь с библейским мифом о сотворении мира. Т.о., ключевую позицию занимал самый древний с истор. т.зр. культурный круг. Утверждалось, что характерными чертами древнейшего культурного круга якобы были монотеизм, частная собственность, моногамия и гос-во.

В первую очередь стремление этой ветви К.к.т. было направлено на доказательство извечности частной собственности. Шмидт признал наличие коллективной собственности на ранних ступенях развития человечества, но стремился подчеркнуть решающую роль личной или частной собственности, к-рую он представил как учреждение, созданное Богом одновременно с сотворением человека, и рассматривал как сост. часть человеч. личности. В обширной работе "Происхождение идеи Бога" Шмидт предпринял попытку доказать тезис о первобытном монотеизме, т.е. о религии на древнейшей ступени обществ. развития. У наименее развитых народов, полагал Шмидт, монотеизм можно обнаружить даже в самой чистой форме, что явилось для него основанием для создания новой версии теории обществ. регресса. Характеризуя примитивные этнич. общности как лучших хранителей представлений о божеств. акте творения, он называл более прогрессивные народы их дегенеративными потомками.

Поскольку с течением времени осн. положения К.к.т. стали все чаще подвергаться сомнению, Шмидт в 1937 предпринял попытку спасти теор. фундамент своей школы. Указывая на различие между "собственно культурным кругом" и "культурным кругом как средством и целью исследования", он пытался объяснить недостатки своей концепции общим уровнем научного исследования. После смерти Шмидта (1952) Копперс стремился реабилитировать всю схему культурных кругов в том виде, в каком она была первоначально сформулирована. Впоследствии сторонники венской школы отошли от важнейших идей Шмидта, частично заимствовав методы и теор. установки других направлении этнографии (в частности, Бихевиоризма).

Лит.: Токарев С.А. Венская школа этнографии // Вестник истории мировой культуры. 1958. № 3; Ratzel F. Anthropogeographie. Stuttg., 1891; Bernheim E. Einfuhrungin die Geschichtswissenschaft. Lpz., 1909; Schmidt W. Die Stellung der Pygmaenvolker in der Entwicklungsgeschichte des Menschen. Stuttg., 1910; Idem. Der Ursprung der Gottesidee. Munster, 1926; Idem. Ursprung und Werden der Religion. Munster, 1930; Idem. Die Stellung der Religion zu Rasse und Volk. Augsburg, 1932; Idem. Das Eigentum aufden altesten Stufen der Menschheit. Munster, 1937.

И. Зельнов (Германия).

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРОГЕНЕЗ

КУЛЬТУРОГЕНЕЗ - учение о происхождении культуры; понятие, употребляемое в истории культуры и культурологии для обозначения процесса зарождения культуры в виде первых каменных орудий труда в тесной связи со становлением и развитием орудийной деятельности и социальных закономерностей.

процесс зарождения материальной и духовной культуры человечества, происходящий в тесной связи со становлением и развитием орудий труда и материально-технической деятельности и социальных закономерностей.

............

☼ один из видов социальной и истор. динамики культуры, заключающийся в порождении новых культурных форм и их интеграции в существующие культурные системы, а также в формировании новых культурных систем и конфигураций. Сущность К. заключается в процессе постоянного самообновления культуры не только методом трансформационной изменчивости уже существующих форм и систем, но и путем возникновения новых феноменов, не существовавших в культуре ранее. К. не является однократным событием происхождения культуры в эпоху первобытной древности человечества, но есть процесс постоянного порождения новых культурных форм и систем. С позиций эволюц. теории осн. причиной К. является необходимость в адаптации человеч. сооб-в к меняющимся условиям их существования путем выработки новых форм (технологий и продуктов) деятельности и социального взаимодействия (вещей, знаний, представлений, символов, социальных структур, механизмов социализации и коммуникации и т.п.). Существ. роль в процессе К. играет также индивидуальный творч. поиск в интеллектуальной, техн., худож. и иных сферах.

Вопросы истор. происхождения культуры затрагивались многими историками и философами, однако первые системные исследования в этой области связаны с работами эволюционистов 19 в. (Спенсер, Л. Морган, Тайлор, Ф. Энгельс и др.) и их последователей. В 20 в. проблемами истор. генезиса культуры и ее отд. специализир. областей занимались многие историки, социологи, этнографы, археологи, искусствоведы, религиоведы и пр., однако общая теория К. стала предметом изучения и разработки лишь в самое последнее время.

Структурно в К. можно выделить такие частные процессы, как генезис культурных форм и норм, формирование новых культурных систем человеч. сооб-в (социальных, этнич., полит., конфессиональных и др.), а также межэтнич. культурных общностей и истор. типов культурных систем, отличающихся спецификой своих экзистенциальных ориентаций.

Генезис культурных форм можно структурировать на фазы инициирования новаций ("социальный заказ", творческий поиск и т.п.), создания новых культурных форм, "конкурса" их функциональной и технол. эффективности и внедрения отобранных в ходе "конкурса" форм в социальную практику интерсубъектного воспроизводства и интерпретирования. Нек-рые формы, заимствуемые извне или "реактуализируемые" из культур прошлого, сразу включаются в фазу "конкурсного" отбора.

Генезис культурных норм по существу является продолжением формогенеза, при к-ром в процессе интеграции форм в социальную практику часть из них обретает статус новых норм и стандартов деятельности и взаимодействия в данном сооб-ве (институциональных - с императивной функцией, конвенциональных - с "разрешит." характером, статистических - с неопр. типом регуляции), а нек-рые формы входят новыми элементами в действующую систему образов идентичности воспринимающего их коллектива людей.

Генезис социокультурных систем, складывающихся по деятельностному признаку (по профилям деятельности и взаимодействия субъектов), проходит фазы вызревания "социального заказа" на новые виды деятельности, практич. формирования технологий, приемов и навыков этих новых направлений в процессе разделения труда, а также выделения субъектов, специализирующихся в этих областях социальной практики, рефлексии эффективности и выработки стандартизированных норм осуществления этой деятельности и обучения ей (становление профессий, специальностей и специализаций), сложения профессиональных констелляций субъектов этих видов деятельности (цехов, гильдий, орденов, союзов и пр.) и постепенного объединения родственных по социальным интересам констелляций в крупные социальные общности (сословия, классы, касты и т.п.) с развертыванием специфич. профессионально-культурных черт в комплексные социальные субкультуры.

Генезис этнокультурных систем, к к-рым в конечном счете могут быть отнесены любые сооб-ва, формируемые по терр. принципу, включает фазы появления факторов, локализующих группы людей на опр. территориях и стимулирующих повышение уровня их коллективного взаимодействия, накопления истор. опыта их совместной жизнедеятельности, аккумуляции этого опыта в ценностных ориентациях, реализации доминирующих ценностей в социальной самоорганизации, чертах образа жизни и картин мира и, наконец, рефлексии черт, накопленных на предшествовавших фазах этногенеза, и преобразования их в системы образов идентичности данных сооб-в.

Исследование генезиса межэтнич. культурных конфигураций - хозяйственно-культурных, историко-этногр. или культурно-истор. (цивилизационных) общностей, так же как и истор. типов культур с разными экзистенциальными ориентациями - эко-адаптивными (первобытными), историко-идеол. (раннеклассовыми), экономико-социальными (нововременными), - относится уже к области чисто теор. моделирования, в силу лишь частичной системности самих изучаемых объектов и выделения их порой только по признакам внешнего сходства. Происхождение этого сходства, как правило, связано с процессами диффузии тех или иных культурных форм или автономным происхождением схожих форм в ходе адаптации к похожим природным и истор. условиям существования сооб-в. В целом генезис этих макромасштабных явлений культуры может быть описан в парадигмах формо-, нормо-, социо- и этногенеза культуры, а также процессов диффузии культурных форм.

Лит.: Флиер А.Я. Культурогенез. М., 1995.

А.Я. Флиер.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Статья большая, находится на отдельной странице.

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ - ☼ в России направление высшего образования по специальности "культурология", а также общеобразоват. курс культурологии, включенный в качестве обязательного в цикл гуманитарных и социально-экон. дисциплин учебных планов всех вузов по всем специальностям по действующему Госстандарту высшего проф. образования.В отличие от Номенклатуры специальностей научных работников, принятой Миннауки и ВАК РФ, где к Культурологии помимо теории культуры и истор. культурологии отнесены исследования в области охраны и реставрации культурных объектов, а также прикладные культурологич. разработки, в Классификаторе направлений и специальностей высшего проф. образования и Гос. образоват. стандарте РФ Культурология ограничена только областью фундаментальных знаний по теории и истории культуры, а квалификационные ориентации - подготовкой специалистов для научно-исследоват., преподават. и управленческой работы в культуре. Прикладная же культурология отнесена к специальностям Музееведение, Социально-культурная деятельность и др.

Хотя элементы культурологич. знания включались в программы подготовки по ряду специализаций преимущественно филос. образования в СССР еще с 60-х гг., культурология в целом, будучи плохо совместимой с жесткими догматами марксистского истмата, не могла получить распространения в советской образоват. системе. На культурологию обратили внимание лишь в нач. 90-х гг., когда после вывода из образоват. программ вузов истор. материализма и научного коммунизма в содержании образования обнажилась очевидная лакуна в области обобщающего знания об истор. опыте и актуальных теориях форм социальной организации и регуляции коллективного человеч. общежития, о месте человека в социуме. Было признано, что из существующих в отеч. практике направлений социально-научного знания для заполнения выявившейся лакуны наиболее предпочтительно то, еще весьма аморфное направление исследований об-ва и культуры, к-рое постепенно сложилось в советской науке в течение 60-80-х гг. и получило название "Культурология" (Культурологические науки). Гл. сложность введения культурологии в систему высшего образования заключалась в том, что отеч. культурологич. наука представляла и до сих пор представляет собой полностью эклектич. конструкцию из элементов зап. социальной и культурной антропологии, веберовской и сорокинской социологии культуры, отеч. дореволюц. культурно-истор. типологии и идеи "евразийства", шпенглеровско-тойнбианских цивилизац. теорий, биоэтнич. концепций Л. Гумилева, философии "рус. идеи" времен серебряного века, совр. советской креативно-деятельностной философии культуры, взглядов на культуру классиков рус. лит-ры, мифол. и семиотич. школ отеч. филологии, семантико-герменевтич. штудий в искусствознании и т.п. Попыткой сведения этих разнородных составляющих в некую целостную систематизированную программу обучения теории и истории культуры явилась подготовка в 1992 первого Гос. образоват. стандарта по специальности Культурология, разработанного специалистами Госкомвуза РФ при участии экспертов из ряда моск. вузов.

В том же году культурология наряду с социологией, политологией и правоведением была введена в образоват. программы всех вузов страны (вместо цикла дисциплин марксизма-ленинизма) и открыта как самостоят. направление и специальность высшего проф. образования. Тогда же были выданы и первые гос. лицензии на право обучения по специальности Культурология сформированным в течение 1991-1992 культурологич. кафедрам в МГПУ им. Ленина, РГГУ, Рост.ГУ, СПбГУ, Ур.ГУ.

Первые шаги в организации спец. культурологич. образования и соответствующей учебной структуры были предприняты в одном из первых негос. вузов страны - Рос. открытом ун-те, где в 1990 началось формирование ф-та и кафедры искусствознания и культурологии. В 1995 на базе этого ф-та была создана Высшая школа культурологии (ВШК) Моск. гос. ун-та культуры (Минкультуры РФ) - единственное пока в России спец. учебное заведение, где ведется подготовка культурологов разл. профилей и специализации. В том же году в ВШК был произведен выпуск первых в России дипломированных специалистов-культурологов.

В наст. время культурология как общеобразоват. дисциплина читается во всех гос. и большинстве негос. вузов страны, а обучение культурологии как специальности ведется на культурологич. кафедрах ряда гос. унтов, в ВШК МГУК и Ин-те истории культуры при МГУ. Действует Учебно-методич. объединение по культурологии (при РГГУ) и Научно-методич. совет. Повышение квалификации культурологов осуществляется в нескольких ИПК преподавателей социальных и гуманитарных дисциплин при МГУ, СПбГУ, Рост.ГУ и др., а также в аспирантуре и докторантуре при ряде вузов, академич. НИИ и при Рос.инст.культурологии РАН и Минкультуры РФ. В ВАК РФ учрежден экспертный совет по культурологии и уже утверждены несколько диссертационных советов по защите докт. и канд. диссертаций на ученые степени по культурологич. наукам.

За последние годы было подготовлено и выпущено более двух десятков учебных пособий по культурологии как образоват. дисциплине (А. И. Арнольдов, П.С. Гуревич, С.П. Мамонтов, Л.К. Круглова, Ю.В. Рождественский и др.), а также ряд коллективных работ. Все эти работы (даже структурно соответствующие требованиям Госстандарта) содержательно являются преимущественно культурософскими, нежели собственно культурологическими. В большей мере культурологичны "Социальная культурология" Б.С. Ерасова и "Культурология" коллектива авторов Рост.ГУ под общ. ред. Г. В. Драча. К учебным пособиям по культурологии как специальности можно отнести "Введение в социальную и культурную антропологию" Э.А. Орловой, "Морфологию культуры" (под ее же ред.), "Социологию культуры" Л. Г. Ионина, "Философию культуры" М.С. Кагана.

Культурология в России пока еще находится в стадии формирования в качестве целостного направления познания и в силу того отличается известной мозаичностью, неструктурированностью, низким уровнем синтезированности своих филос., социол., истор. и гуманитарных составляющих, недостаточным осмыслением социальных функций и познават. целей. В отеч. научной и вузовской среде по существу еще только разворачивается настоящая дискуссия по определению объекта, предмета, познават. принципов и категорий культурологии. Проблема четкой дифференциации мировоззренч. и эмпирич., интерпретативного и доказат. подходов к изучению культуры, формирования разл. предметных и квалификационных профилей культурологич. образования и, наконец, рефлексии познават. целей и "социального заказа" на культурологию остается в системе К.о.в России еще не решенной.

Лит.: Культурология. XX век. Антология. М., 1995; Иконникова С.Н. История культурологии: Идеи и судьбы. СПб., 1996; Александрова Е.Я., Быховская И.М. Культурологич. опыты. М., 1996; Флиер А.Я. Совр. культурология: объект, предмет, структура // Обществ. науки и современность. М., 1997, № 2.

А.Я. Флиер.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

КУЛЬТУРОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

КУЛЬТУРОЛОГИЯ ПРИКЛАДНАЯ

КУЛЬТУРОЛОГИЯ ПРИКЛАДНАЯ - ☼ совокупность концепций, методол. принципов, методов и познават. процедур культурологич. знания, ориентированных на применение в разных областях социального взаимодействия и на достижение опр. практич. эффектов в этих областях. Поскольку прикладной уровень культурологии предполагает практич. использование рез-тов познания, особое значение здесь приобретают такие направления и особенности анализа, как диагностика и прогнозирование социокультурной динамики, развивающейся в режиме спонтанной самоорганизации, проектное изменение тех ее аспектов и элементов, к-рые могут быть трансформированы под воздействием целенаправленной управленч. деятельности, а также программирование и планирование конкр. сторон практики, способных изменяться в нужном направлении под действием набора преобразоват., в частности управленч., мер. Все это делает неотъемлемым компонентом К.п. (помимо теорий и познават. принципов) такие элементы знания, как совокупность социальных технологий, конкр. программ и рекомендаций, предназначенных для специалистов и практич. работников разных областей социальной деятельности.

Специфика прикладного уровня культурологич. знания состоит в его интегративном характере, что предъявляет более сложные требования к тем практич. решениям, к-рые могут быть выработаны на его основе. Если прикладной уровень какого-либо дисциплинарного знания (напр., экон., политологич., социол., психол.) углубляет лишь свой, узкоотраслевой аспект познават. деятельности, а практич. рекомендации касаются только соответствующего сегмента социокультурной практики и предназначены для профессионально отраслевого использования, то для культурологич. подхода характерны такие особенности, как интегративно-целостное рассмотрение объекта познания в его истор. динамике, выделение и учет таких его аспектов, как коммуникативный, ценностно-смысловой, традиционалистский, инновативный, групповой, индивидуально-личностный и др. Все это, безусловно, способно усложнить восприятие культурологич. проектов и предложений в рамках, напр., таких отраслей практики, как полит. управление, хоз. деятельность, социальная или нац. политика и др. Учет совокупности социокультурных качеств и сторон практич. деятельности требует перехода специалистов и управленч. работников на межотраслевое взаимодействие, что позволяет углубить понимание их проф. проблемы, разработать адекватное их решение, а также эффективно реализовать это решение.

Прикладной уровень культурологич. познания формировался в 20 в. в развитых странах мира в рамках практич. применения рез-тов культурной и социальной антропологии. Важнейшие причины расширения потребностей специалистов и управленч. персонала в знании рез-тов культурологич. анализа можно свести к сл. глобальным факторам: в мире начали интенсивно расширяться межкультурные контакты и развиваться междунар. туризм; во многих странах стали усиливаться процессы аккультурации (см. Аккультурация) и внедрения социокультурных инноваций; для многих традиц. об-в стали актуальными явления модернизации и постмодернизации, что затрагивало не только технологии труда, духовные ценности, нормы поведения, но и социальные институты, образ жизни в целом; изменялось соотношение между городской и сельской культурой; трансформировался традиц. тип личности, что усложняло процесс личностной, групповой, социальной самоидентификации; во многих странах мира появлялась новая проблема социокультурной реадаптации об-ва и человека к нездоровой, чреватой катастрофами экол. обстановке, порождаемой техногенно-антропол. фактором.

В отеч. научной и социальной практике советского периода прикладной уровень культурологич. познания развивался долгое время в рамках культурно-отраслевого подхода. В свою очередь это было связано с теор. постулатами марксизма, отводившего культуре вспомогат. роль на уровне надстройки. Поэтому в теории культуры советского периода культура сводилась к таким областям практики, как духовная, худож., образоват., научная деятельность, где могли находить применение рекомендации культурологов. В 60-80-е гг. наиболее развитыми уровнями прикладного культурологич. знания были такие направления анализа, как социология худож. культуры и искусства, социология культурной деятельности (имелось в виду широкое понятие духовной активности - деятельность работников науки, образования, учреждений культуры). Вместе с тем, в эти годы отеч. исследователи спонтанно, в нерефлектированной форме обращались к анализу культурных аспектов деятельности людей в рамках таких областей знания, как социология труда, полит. отношений и пропаганды, нац. отношений, религии и др. Изучая, напр., социальные перемещения в сфере труда, обращение людей к разным информационно-пропагандистским источникам, выявляя масштабы групп верующих и атеистов, исследователи не могли не затронуть сугубо культурологич. аспекты этих проблем: мотивы, установки действий людей, ценностные ориентации разных групп и слоев, уровень конфронтационности или согласованности таких ориентаций и др. В 80-е годы в отеч. обществоведении стали появляться работы, обосновывающие необходимость применения культурологич. познания как самостоят. междисциплинарного направления, к-рое включает в себя теор. и прикладной уровни. В наст. время можно говорить о завершении становления в рос, обществоведении теор. культурологии, в то время как прикладной уровень находится пока в стадии становления. Ведущие теоретики признают необходимость и важность его развития, но практич. его применение задерживается. В наиболее полном объеме используются те аспекты К.п., к-рые развивались в советский период в рамках таких отраслей знания, как социология худож. культуры и искусствознания (музееведение, худож. воспитание молодежи и др.), управление отраслью культуры (библиотековедение, охрана памятников культуры, подготовка специалистов в сфере худож. творчества и организации досуга, организация концертной деятельности, деятельности театра, кино и т.п.). В условиях модернизации выработка целостной и адекватной совр. требованиям культурной политики рос. об-ва требует преодоления узковедомственного подхода и формирования ее на широкой социокультурной основе. Такой же целостный социокультурный подход необходим и в процессе разрешения других сложных проблем рос. об-ва. Культурологич. экспертиза, социокультурное проектирование и соответствующие технологии должны стать неотъемлемыми компонентами при выработке решений в самых разных областях практики. Мировой и отеч. опыт свидетельствует, что прикладное культурологич. знание успешно находит практич. применение в сл. областях: регулирование социальных отношений при взаимодействии разных социальных и культурных групп, слоев; регулирование этнонац. взаимодействий; при разрешении межгрупповых конфликтов, в процессе снятия социального напряжения, порождаемого самыми разными факторами; устранение или минимизация причин отклоняющегося поведения (пьянства, алкоголизма, наркомании и др.); в процессах социализации личности, социальной и культурной адаптации человека к модернизационным переменам, в ходе психол. консультирования по разным жизненным проблемам; в повышении социальной эффективности деятельности СМИ, а также в ходе регулирования любых процессов коммуникации между группами и слоями, между социальными институтами и личностью, между производителями и потребителями (напр., в рекламной деятельности, в деятельности public relations) и др. Список прикладного использования культурологич. знания далеко не полон, к тому же он постоянно расширяется, ибо любая область деятельности, каждый ее социальный сегмент заключают в себе социокультурные аспекты, к-рые необходимо принимать во внимание при регулировании их структуры и динамики. В этом процессе многое зависит не только от исследователей, но и от специалистов конкр. отраслей практики, от руководителей разного уровня, к-рые способны увидеть и признать роль культурных факторов в разрешении проблем, находящихся на пересечении их социальной и профессионально-отраслевой значимости.

Лит.: Культурная деятельность: Опыт социол. исследования. М., 1981; Культура в советском об-ве. Проблемы и перспективы развития. М., 1988; Савельев В.В. Очерки прикладной культурологии: Генезис, концепции, современная практика. Ч. 1. М., 1993.

Г.А. Аванесова.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРОСООБРАЗНОСТИ ПРИНЦИП

КУЛЬТУРОСООБРАЗНОСТИ ПРИНЦИП - учет условий, в к-рых находится человек, а также культуры данного общества, в процессе воспитания и образования. Идеи необходимости К.п. были развиты нем. педагогом Ф.А.В. Дистервегом, разрабатывавшим теорию развивающего обучения. Высоко оценивая роль просвещения народа, Дистервег к числу задач школьного образования относил воспитание гуманных и сознат. граждан, а не "истинных пруссаков". Принципами воспитания он считал природосообразность (учет индивидуальных физич. и психич. особенностей), самодеятельность (направленность на развитие творч. активности) и культуросообразность.

Состояние культуры любого народа выступает в качестве основы, базиса, из к-рого, по мнению Дистервега, развивается новое поколение людей, поэтому та ступень культуры, на к-рой находится об-во, предъявляет школе и всей системе образования в целом требование поступать культуросообразно, т.е. действовать в соответствии с требованиями культуры, чтобы воспитать интеллигентных, образованных людей. Как бы продолжая идеи противопоставления естеств. и гражд. состояния человека, Дистервег не исключал возможности противоречия между принципами природосообразности и культуросообразности. Он полагал, что в случае конфликта не следует поступать наперекор природе, надо противодействовать влиянию ложного образования, ложной культуры.

В 20 в. произошел отрыв понятия культуры как целого от тех понятий, к-рые издавна совпадали с определением культурности, понимались почти как синонимы. Появилась пропасть между феноменами культуры и феноменами просвещения, цивилизации и образования. Совр. образование - продукт эпохи Просвещения, и оно выросло из выдающихся открытий первой фазы научной революции. Однако наука к к. 20 в. сделала резкий скачок и радикально переменилась, признав множественность истины, отказавшись от универсальных притязаний. Наука ныне обратилась к нравств. исканиям, а система школьных дисциплин еще с трудом выбирается из шор картины мира 19 в. Образование перестает пониматься как "культивирование", т.е. "делание" личности в условиях культуры, а все чаще трактуется лишь как "накачка информацией". В основе образоват. системы в нашей стране был заложен принцип политехнизации образования, суть к-рого заключается в подготовке кадров для производства. Упор делался на подготовку специалиста, вопросы духовного развития личности человека отступали на второй план. Понятие "человек образованный" осознавалось как "человек информированный", а это не гарантирует наличие у него способности к воспроизводству культуры и тем более - к порождению культурных новаций.

В наст. время в нашей стране осуществляется становление культурологии как учебной дисциплины, предметом к-рой является не просто изучение сущности, функций и закономерностей развития культуры, а анализ взаимодействия, взаимопроникновения культуры и человека, раскрытие сущности человека как творца и творения культуры. Такое понимание предметной области культурологич. учебных дисциплин обусловлено целью и осн. задачами образования, среди к-рых на первое место выдвигается необходимость инкультурации (приобщения к культуре) человека (см. Инкультурация). Став носителем культурно-истор. ценностей, человек в процессе своей жизни воспринимает, репродуцирует эти ценности и стремится к творчеству новых культурных реалий. Т.о., в центре культуры находится человек и сама культура является его творением.

Переосмысление ценностей в сфере культуры и образования, коренная трансформация системы образования в России, смена основополагающих ориентиров в пед. деятельности - эти процессы требуют осмысления для определения наиболее действенных программ культурологич. подготовки студентов. Анализ особенности реализации К.п. на совр. этапе будет способствовать процессу качественного изменения подготовки интеллектуальной элиты для России.

Лит.: Дистервег Ф.А.В. Руководство для нем. учителей. М., 1913; Он же. Избр. пед. соч. М., 1956; Лотман Ю.М. Проблема "обучения культуре" как ее типологическая характеристика // Уч.зап. Тарт. гос. ун-та. Вып. 284. Тарту, 1971; Университетское образование: Приглашение к размышлению. М., 1995.

Л.П. Воронцова.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУЛЬТУРФИЛОСОФИЯ

КУЛЬТУРФИЛОСОФИЯ - см. Философия культуры

КУН

КУН - Томас Сэмюэл Кун (Kuhn) (1922-1996)

амер. историк и философ, один из лидеров историко-эволюционистского направления в философии науки. Разработал концепцию истор. динамики научного знания, к-рая легла в основу теории научной рациональности, радикально отличающейся от логико-позитивистских и "критико-рационалистич." представлений о науке.

К. выступил критиком индуктивистских и кумулятивистских моделей реконструкции истории науки, свойственных логич. позитивизму. Наука, в его представлении, не есть постепенное накопление истин, обретаемых в "чистом" (т.е. не зависящем от теор. предпосылок и гипотез) опыте. Рациональность науки не сводится к сумме логич. правил образования и преобразования научных суждений, ценность к-рых удостоверяется в процессах "верификации" (опытной проверки) и редукции к наблюдениям, рез-ты к-рых можно представить в виде "базисных" ("протокольных") предложений. Историк, некритически воспринимающий позитивистские ориентации, обречен на искажение действительной истории науки, более того, на непонимание того, что является содержанием и сутью научной деятельности. К. отверг логико-позитивистское решение проблемы "демаркации", т.е. проведение жесткой разграничит. линии между наукой и не-наукой, сводившееся к применению логич. и "верификационных" критериев к анализу языка научных теорий.

К. выступил и против критериев "демаркации", предлагавшихся "критич. рационалистами" во главе с К. Поппером. Суть их подхода заключалась в требовании: границы науки должны совпадать с границами рац. критики. Последняя основывается на логике и методол. императиве: выдвигать "смелые" (т.е. охватывающие объяснением максимальный круг известных явлений) гипотезы и подвергать их самым жестким опытным проверкам, опровергнутые гипотезы отбрасывать как ложные и выдвигать им на смену новые; этот процесс бесконечен, и в нем реализуется направленность познания к истине. Деятельность, не отвечающая этим требованиям, не может считаться научной в строгом смысле и не является вполне рациональной. То, что ученые не всегда соблюдают требования научной рациональности, объясняется психологией научного творчества или к.-л. "вне-научными" факторами, но это не имеет отношения к теории научной рациональности, на основе к-рой строится нормативная модель развития науки.

К. не отрицал значимости проблемы "демаркации", но искал для нее иное решение. Гл. отличие науки от прочих сфер духовной и интеллектуальной деятельности, по К., в том, что только в науке существуют рац. процедуры проверки опытных суждений, причем рациональность этих процедур принимается как нечто бесспорное и не подлежащее сомнению. Критика и рациональность образуют единство в рамках того, что не подлежит критике - принятых образцов научной деятельности. Когда же критика обращается на сами эти образцы, она порывает с принятыми критериями рациональности и вынуждена искать новую опору. Пока такой опоры нет, рац. критика невозможна. Однако в истории науки (в отличие, напр., от истории философии) практически не бывает периодов критериального вакуума. Напротив, пространство выбора между разл. системами критериев рациональности даже слишком заполнено, и потому выбор может совершаться под воздействием не только "когнитивных" факторов, но прямо зависит от убеждений, авторитетов, социально-психол. атмосферы и традиций "научных сооб-в", а также от многих других социокультурных воздействий. Такие ситуации К. назвал "экстраординарной" или "революц." наукой. Попадая в такие ситуации, наука не только не обнаруживает differentia specifica, а, наоборот, становится похожей на другие сферы умственной активности, напр., на споры философов или ценителей искусства, астрологов или психоаналитиков. Только в периоды "нормальной" научной деятельности можно строго отличить науку от того, что наукой не является.

К. различал два рода критики. Рац. критика - критика, опирающаяся на принятые критерии рациональности. Нерац. критика возникает в периоды кризисов, когда сами критерии рациональности проблематизируются. Т.о., рациональность науки ставится в зависимость от решений эзотерич. круга лидеров, авторитетов, экспертов, к-рые навязывают свое понимание рационального - через систему обучения и проф. подготовки - остальным участникам научного сооб-ва.

Цель деятельности ученого - не истина (этот термин оказывается излишним при описании научной деятельности), а решение концептуальных или инструментальных "головоломок". Успех вознаграждается признанием соответствующего научного сооб-ва; мнение людей, не включенных в это сооб-во, вообще игнорируется или учитывается в незначит. мере. Поэтому, с одной стороны, научное сооб-во крайне консервативно в своих оценках собственной рациональности (эта консервативность - условие единства и общности), с др. стороны, оно настроено почти всегда на полное отрицание "иной" рациональности, претендующей на решение тех же "головоломок".

Понятие процесса науки, основанное на представлении о возрастающей истинности научных суждений, по К., исключается из философско-методол. рефлексии. Основания наиболее важных решений (напр., связанных с выбором фундаментальной научной теории), принимаемых учеными, в первую очередь следует искать в социол. и психол. обстоятельствах их деятельности, в особенности тогда, когда на роль инструментов объяснения претендуют сразу несколько научных теорий. Логич. анализ ситуаций выбора может оказаться совершенно бесполезным, поскольку "парадигмы" (господствующие образцы решения научных проблем - "головоломок") задают и свою собственную логику, и у разных парадигм могут быть разные логики.

Психология и социология (а не нормативная "логика научного исследования") призваны объяснить, почему в "нормальные" периоды ученые упорно держатся за принятые ими теор. основания, при этом часто игнорируя объяснительный потенциал конкурирующих "парадигм", иногда даже не обращая внимания на противоречия между опытом и объяснениями, получаемыми в рамках "своей парадигмы", либо пытаясь устранить эти противоречия за счет гипотез ad hoc, а в периоды "кризисов" мучительно ищут возможности "гештальт-переключений" (это можно сравнить с тем, как человек, увидевший в рисунке психол. теста "утку", с большим трудом заставляет себя увидеть в том же рисунке "кролика").

Научный процесс, как его понимает К., осуществляется не в "чистом мире идей и проблем", существующем независимо от того, воздействует ли на этот мир чье-либо человеч. сознание, участвует ли оно в истории этого мира. Решения научных сооб-в принимаются в условиях конкурентной борьбы между ними, а также под влиянием всей социально-культурной жизни об-ва, в к-ром научные коллективы составляют небольшую часть. Отсюда социально-культурная (в первую очередь - социально-психол. и социол.) обусловленность критериев рациональности, к-рые суть реальные продукты мыслит. процессов, подверженных истор. изменениям.

Образ науки, предложенный К., есть отход от классич. рационализма, попытка уместить рациональность в ряду человеч. пристрастий и особенностей конкр. культурных эпох. Рациональность наполняется прагматич. смыслом: человек вынужден постоянно доказывать свою рациональность не ссылками на Истинный Разум, а успехами своей деятельности. Поэтому, достигая успеха, он вправе называть свою деятельность разумной, отстаивая этот взгляд перед лицом конкурирующих воззрений о разумности и успешности действий. Каждое "научное сооб-во" само судит о своей рациональности. Но свобода и рациональность отд. индивида ограничена коллективным действием и умом "сооб-ва"; в этом К. продолжает традицию классич. социологии знания и социологии науки (Дюркгейм, Шелер).

Позиция К. неоднократно подвергалась критике за ее "иррационализм" и "релятивизм"; однако эти обвинения осмысленны только с позиции классич. рационализма. К. был ориентирован на поиск более гибкого и приближенного к "реальности" рационализма. В основании этого поиска - как и иных совр. ревизий рационализма - разочарование в безусловных ориентирах культурной истории и склонность к мозаическому, калейдоскопическому и плюралистич. видению мира и места человека в нем. Концепция К. может быть поставлена в ряд мыслит. опытов, соответствующих социокультурной критике, к-рой была подвергнута "философия субъекта", восходящая к классич. европ. трансцендентализму. В ряде моментов эта концепция перекликается с идеями постмодернистской философии.

Соч.: The Copernican Revolution: Planetary Astronomy in the Development of Western Thought. Camb., 1957; Essential Tension. Selected Studies in Scientific Tradition and Change. Chi.; JL, 1977; Black-body Theory and the Quantum Discontinuity. 1894-1912. Oxf., 1978; Структура научных революций. М., 1975.

Лит.: В поисках теории развития науки (Очерки зап.-европ. и амер. концепций XX века). М., 1982; Никифоров А.Л. От формальной логики к истории науки. М., 1983; Кузнецова Н.И. Наука в ее истории. М., 1982; Criticism and the Growth of Knowledge. Camb., 1970; Paradigms and Revolutions: Appraisals and Applications of Thomas Kuhn's Philosophy of Science. Notre Dame; L., 1980; Barnes B. Th.S. Kuhn and Social Science. N.Y., 1982; World Changes. Camb. (Mass.); L., 1993.

B.H. Порус.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

КУРТУАЗНАЯ ЛИТЕРАТУРА

КУРТУАЗНАЯ ЛИТЕРАТУРА (фр. courtois - учтивый, рыцарский) - придворно-рыцарское течение в европейской литературе XII - XIV вв.; представлено лирикой трубадуров и труверов во Франции, миннезингеров в Германии и рыцарскими романами. Куртуазная литература прославляла воинские подвиги, служение даме, отражала ритуал рыцарской чести, противостояла клерикальной литературе.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV