Немировский А.И.: Мифы древности - Индия
Птицы и змеи.
Время дхармы

Время дхармы

Между тем Такшака, царь змей, услышав, что сын испепеленного им Парикшита получил разрешение совершить жертвоприношение, взлетел на небо и, явившись в покои Индры, сказал ему

- Прибегаю, владыка, царь богов, к твоей защите - Моему роду угрожает уничтожение

- Иди ко мне на колени, владыка змей - сказал Индра - Отсюда тебя никто не посмеет взять И пусть покинет страх твое сердце.

И устроился Такшака на коленях Индры, а хвост спустил вниз, благодарно обвив им ноги спасителя

Змеи же продолжали пожираться огнем Из свиты Васуки уползли на верную гибель Котика, Манаса Пурна, Саха, Пичхила. Лишившись многих из тех, кто его охранял и выполнял его повеления, Васуки стал терзаться горем Им овладело страшное уныние И он обратился к сесгре с такими словами

- Милая! Горит мое тело, и я уже не различаю стран света Начинает колебаться мой рассудок Блуждает взор Сердце готово разорваться Лишенный власти над собой, и я попаду в жертвенный огонь того царя, колесничим которому служит ветер Наступило время, сестра моя, осуществить то, ради чего ты была выдана замуж Спаси же нас вместе с родственниками. Остановить продолжающееся жертвоприношение сможет один Астика. Мне об этом некогда поведал сам Прародитель. Поэтому сейчасже обратись к своему сыну, лучшему из знатоков вед, чтимому за это даже старцами. Призови его сюда.

Когда Астика явился, Джараткара сказала ему

- Я была выдана моим братом за твоего отца с определенной целью Теперь пришло время для выполнения сыновнего долга

- Я готов его выполнить - ответил Астика не раздумывая - Приказывай!

- У города Хастинапуры пылает пламя готовое поглотить всю мою родню Твой дядя уже ощущает его жар Он уже утратил дар речи

- Не печальтесь, мои родные, - произнес Астика - Дядя, я приму жар твоего сердца в свое тело Я отправлюсь в Хастинапуру и, превратив жар в шлоки, остановлю ими огонь Верьте мне, дорогие!

И направился Астика для спасения благих змей в Хастинапуру. Явившись туда, он увидел алтарь еще издали вдохнул запах горящих тел и ощутил жар Приблизившись к тому месту, дальше которого стражники не пускали посторонних, он стал как можно громче произносить шлоки

О Бхараты внук и сын Паракшита!

Исполнена к благу ведущая рита

Советники славны благими делами

Пылает тобою зажженное пламя

Подобное Сурье сверканьем и блеском

Тебя среди смертных сравнить мне уж не с кем

И нет тебе равных в учености книжной

И в стойкое ги духа сравнялся ты с Кришной

В военной науке ты сведущ как Рама

Законы небес соблюдаешь как Яма

В сраженьях с врагами ты Индре подобен

И недоступен ты вражеской злобе

Все услышали эти слова и остались довольны царь, советники, жрецы и жертвенный огонь И тогда Джанамеджая обратился к советникам

- Смотрите, это еще мальчик, но наделен всеми достоинствами и знаниями Я желаю его одарить Разрешите мне это

- Он это заслужил, - проговорил старший из советников - Но пусть сначала сгорит в пламени Такшака.

- О царь! - сказали жрецы - Огонь подсказывает, что Такшака находится в обиталище Индры

- Тогда низвергните его вместе с Индрой в огонь! - воскликнул в ярости Джанамеджая

- Мы употребим майю, - ответили жрецы - Ты же пока можешь наградить юношу, произнесшего шлоки

Сын Паракшита подозвал к себе юношу и сказал ему:

- Твоя ученость достойна награды, брахман. Выбирай же то, к чему тянется твое сердце.

- Если ты так распорядился, сказал Астика, я выбираю прекращение жертвоприношения змей.

- Бери золото, серебро или коров, - ответил царь, - все что хочешь, но пусть жертвоприношение не прекратится.

- Но ты же приказал мне высказать желание, - сказал Астика. - Я не прошу у тебя золота, серебра и коров. Пусть прекратится жертвоприношение для блага моего материнского рода.

И снова сказал тогда царь Астике:

- Выбирай другой дар, о лучший из дваждырожденных, себе на благо.

И тогда вмешались советники:

- Царь, ты не можешь нарушить данного обещания. Пусть брахман получит этот дар.

Между тем уже стало слышно шипение стонущего от страха Такшаки. Покинутый Громовержцем, царь змей упал с его колен и приближался, крутясь в воздухе и испуская стоны.

И тогда Астика трижды произнес слово «Стой!»

И остановился Такшака в воздухе.

Видя это чудо, царь сказал:

- Да будет так, как сказал юный брахман.

И тотчас раздались радостные рукоплескания. Погасло жертвенное пламя. И царь наградил жрецов и советников, а также суту, соорудившего алтарь и сказавшего, что жертвоприношение не будет завершено. Астике же царь сказал:

- Приходи ко мне при моем великом жертвоприношении коня. Ты будешь верховным жрецом.

- Хорошо! - сказал Астика и удалился.

Исполненный радости, он вернулся домой и, припав к стопам дяди и матери, рассказал им о случившемся.

Пока он рассказывал, со всех сторон сползлись змеи. Выражая радость, они сказали:

- Ты нас спас! Что же нам сделать для тебя, о мудрый? Выбирай желанный дар.

- Я выбираю, - сказал Астика. - Да не будет у тех брахманов и других смертных, где бы они ни жили, страха перед вами, если они будут по утрам и вечерам рассказывать о моем благодеянии змеям.

- Да будет так! - сказали змеи. - Пусть эти люди, о которых ты говоришь, о внук, произносят заклятие: «Астика! Астика! Астика, рожденный у Джараткары от Джараткары, верный слову, пусть охранит меня от змей. Асита! Артиман! Сунитха!»

© 2000- NIV