Немировский А.И.: Мифы древности - Индия
Птицы и змеи.
Птица Гаруда

Птица Гаруда

Было время, когда все семь земных материков покоились не на четырех слонах, а на огромном тысячеголовом змее Шеше и на черепахе, а вокруг колыхался необозримый молочный Океан. Тогда еще не было людей. Боги тогда жили, старели и умирали на высоких, упирающихся в самое небо горах, низины же заполонили большие белые птицы, наделенные человеческим разумом и человеческими же пороками. И где-то рядом с птицами находились в великом множестве злые духи, демоны, постоянно соперничавшие с богами.

Две птицы-сестры, зачав от мудреца Кашьяпы, сплели из ветвей большое гнездо и в нем поселились. Звали их Кадру и Вината. В мире тогда всего было вдоволь. Но сестры враждовали и завидовали друг другу.

Однажды Вината снесла два больших яйца с блестящей плотной скорлупой. Чтобы они не высохли и не протухли, она погрузила их в воду. Кадру снесла тысячу пестрых яичек и тоже положила в сосуд с водой. Прошло очень много лет, и из яичек Кадру вылупилась тысяча маленьких змеек с блестящими пестрыми шкурками, шипящих и скользких, с острыми зубами и ядовитыми жалами. Радовалась Кадру своим детям, которые копошились, росли и превращались в больших, сильных и мудрых змей.

Яйца сестры лежали без движения, и она совсем приуныла, думая, что навеки останется бездетной. В нетерпении Вината разбила скорлупу одного из яиц и увидела, что оно не пустое. Там был красивый и сильный птенец с широкой грудью, но недоразвитыми крыльями и кривыми тонкими ножками.

Высунувшись наружу, птенец воскликнул:

- Что ты наделала, мать! Теперь я не смогу летать, а ты будешь рабыней у своей сестры.

Вината залилась слезами. Видя это, птенец ее утешил:

- Не плачь! У тебя есть еще одно яйцо. Но дай ему дозреть! Вината послушалась сына, которого она назвала Аруной, стала его кормить и ухаживать за ним. Кадру же, занятая своими копошащимися детьми, не обращала на сестру никакого внимания.

А в это время боги, заселявшие несравненную, сверкающую золотыми вершинами Меру, собрались, чтобы решить, как им быть дальше. Приближалась старость, а за нею шла смерть. Мир же вокруг был так прекрасен! И загрустили боги Видя это, Всевышний бог, творец всего мира, посоветовал богам вспахтать Океан, как это делают с молоком, желая извлечь из него масло. Ибо то, что получится после пахтанья, будет напитком бессмертия (1).

Немировский А.И.: Мифы древности - Индия Птицы и змеи. Птица Гаруда

Пахтание молочного Океана

Недолго думая, боги все вместе подступили к лучшей из гор - Мандаре, чтобы пододвинуть ее к Океану и с помощью этой горы взбить его. Но Мандара, уходящая в землю на одиннадцать тысяч йоджан, не поддавалась. Тогда боги решили призвать на помощь асуров, пообещав им по-братски разделить напиток бессмертия. Асуры согласились помочь, но и это не помогло - так крепко держал Мандару тысячеголовый дракон Шеша, тот самый, на котором покоятся все семь материков.

- Шеша! Отпусти Мандару! - раздался с неба громоподобный голос Брахмы.

Шеша послушно опустил одну из своих голов. Мандара закачалась и могла бы упасть, если бы боги и асуры ее не подхватили. И двинулась на их плечах к Океану огромная гора со всеми бесчисленными ее обитателями.

Приблизившись к берегу, боги сложили ладони и почтительно обратились к Океану, колыхавшему свои молочные волны:

- Владыка вод! Выдюжишь ли ты, если мы будем взбивать твои воды для получения амриты, напитка бессмертия?

- Выдюжу, - отозвался Океан, - но возьмите и меня в долю.

Столь же почтительно обратились боги и к Владыке черепах, на панцире которого тогда покоился мир:

- Найдется ли у тебя местечко для горы?

- Найдется! - радостно ответил бог-черепаха, подставляя спину.

Тогда боги и асуры установили гору на панцире и укрепили ее. Другие боги тем временем за неимением веревки обмотали гору проползавшим поблизости благим змеем Васуки. За голову его взялись асуры, за хвост - боги. И работа началась.

Со свистом и грохотом завертелась, закружилась Мандара, и с вершины ее полетели могучие деревья с гнездившимися на них птицами и населявшими горные леса оленями, кабанами, медведями, тиграми. Луговые травы и цветы во время вращения сплетались в венки и ложились на взмокшие от пота головы богов. Пламя, окутавшее Мандару синим облаком, обжигало асуров. Многие сотни лет вращалась гора. Воды Океана в одном месте начали постепенно сгущаться, а в других разжижаться, приобретая оттенок, какой присущ им и поныне. Однако сгущенная часть Океана оказалась обычными сливками, а не напитком бессмертия. Могучие боги стали уставать. Видя это, Всевышний бог придал им сил. И снова они стали вращать гору, пока из вод не появился новый месяц Сома, испускавший сто тысяч прохладных туч. Затем из масла, сбитого в огромный комок, вышла в сиянии своей красоты в белом одеянии богиня Шри, за нею - Сура, богиня вина, радующего богов, потом выскочил ослепительный белый конь и скрылся из виду (2).

Боги и демоны продолжали вращать гору, а белый конь несся по небу быстрее ветра Повернув головы, сестры восхищенно смотрели ему вслед

- Скажи, сестрица, - промолвила коварная Кадру, - какой масти этот четвероногий красавец?

- Ты еще спрашиваешь - отозвалась Вината - Этот царь коней, конечно, бел, как молоко

- Бел, - согласилась Кадру - Но не весь У него развивается пышный черный хвост

- Нет, - возразила Вината - хвост того же цвета, что и он сам

- Нет, черный - возразила Кадру

- Нет, белый, - упорствовала Вината

- Давай биться об заклад - предложила Кадру - Сходим утром к Океану и проверим, кто прав, а кто ошибся Проигравшая будет рабыней у той, кто окажется правой

- Я согласна, - сказала Винта, разумеется, не потому, что намеревалась сделать сестру своей рабыней Ей просто хотелось доказать свою правоту.

Оставшись наедине с детьми, Кадру обратилась к сыновьям и дочерям с такими словами:

- Дети мои. Теперь от вас зависит, будет ли ваша мать рабыней или останется свободной Если хотите мне помочь, обратитесь в черные волоски и вплетитесь в белый хвост скакуна, когда он пронесется утром над вами

Однако змеи отказались превращать белое в черное Возмутилась Кадру и обрушила на них слова проклятия:

- Да погибните вы все, непослушные Пусть вас спалит огонь, когда будет совершаться великое жертвоприношение змей

Среди тысяч всегда отыщется несколько десятков трусливых и криводушных, готовых потакать злу и обману

Как только на Востоке приподнялся краешек Солнца, сестры пустились в полет, чтобы разрешить свой спор Вот перед ними открылся извечный, бездонный, безбрежный Океан, жилище Варуны Полный неистовства, колеблемый ветром, вздымая белые руки волн, был он страшен и мрачен Но вот показался и стремительно несущийся конь Был он бел, как молоко, но развевавшийся хвост испещряли черные полосы от змей, последовавших коварному призыву Кадру

- Хвост черный - ликующе прокричала Кадру - Теперь ты, сестра, - моя рабыня Теперь моя воля для тебя закон

Горька и унизительна рабская доля Век за веком прислуживала Вината Кадру и ее копошащемуся и шипящему отродью, умело скрывая в глазах блеск ненависти, а надежду пряча глубоко в сердце «Если сбылось одно предсказание моего первенца, - думала она, - сбудется и другое, и у меня родится сыносвободитель» При этой мысли быстрее текла по жилам кровь, сильнее билось сердце, и она его успокаивала «Терпение! Терпение!»

Но вот пришло назначенное время, и свершилось предсказанное яйцо в сосуде с водой дрогнуло от толчка изнутри и раскололось от мощного удара клюва На свет появился огромный птенец и с криком, в котором слышалось «Гаруда! Гаруда!», взмыл ввысь Поднимаясь, он заполнил своими сверкающими телом и крыльями полнеба Боги, не знавшие имени птицы, приняли его за Агни и обратились к нему с мольбой

- О, Агни! Не увеличивайся, не то мы сгорим

Увидела Вината своего набиравшего силу птенца издалека и призвала к себе

- Гаруда! Гаруда! Сын мой и освободитель! Ты слышишь меня?

Гаруда начал с того, что поднял на крыльях своего брата Аруну, высадил его на жемчужную колесницу бога Солнца и стал его возничим С тех пор Аруна, не опускаясь на землю, объезжает на конях дневное небо, скрываясь ночью в Океане Виден он лишь на заре, когда занимается денница

От крыльев Гаруды исходил такой жар, что все змеи попрятались в норы, звери же, чтобы спастись, забрались в пещеры или залезли по шею в воду Полагая, что жар исходит от Агни, бога огня, они обратились к нему

Агни всемогущий, всевидящим взглядом

Следящий за жертвенным каждым обрядом!

Ты в каждом живом существе обитаешь

Зачем же ты нас, словно жертву сжигаешь?

От сильного жара теряем дыханье

Не вынести нам твоего полыханья

И с неба послышался голос дружественного всем Агни

Не я ваших бед и несчастий виновник

Исходит пыланье от крыльев огромных

Богам не подвластны пернатой причуды

А звать эту жаркую птицу Гаруда

И обратились все твари к Гаруде с молитвой

О царь благородный пернатого царства

Живи и над миром подсолнечным властвуй

И правду вещай нам с небесного трона

Подумай зачем тебе мир опаленный?

Умерь свои силы великий Гаруда

Яви превращенья великое чудо

К этой мольбе присоединился и голос Винаты

- О, сын мой крылатый! Десять веков я ожидала тебя не для того, чтобы видеть, как ты безрассудно губишь все живое Знай в мире существует добро и зло. Так будь же бескорыстным защитником добра и сделайся беспощадным врагом зла.

Услышав материнские слова, Гаруда уменьшился в десять раз и во столько же раз умерил свою мощь. Так он впервые показал, что способен на любое превращение. Под ликование всего живого, обретшего дыхание, он облетел мир, направляясь туда, где в тягостном рабстве влачила жалкую жизнь его мать Вината.

Все это время боги, воодушевленные рождением Белого коня, продолжали взбивать Океан. Вслед за конем из вод поднялся и засверкал тысячами граней дивный драгоценный камень, украсивший грудь бога Вишну. Прошло еще какое-то время, и из Океана, возвещая приближение желанной победы, донесся божественный аромат. Не прекращая работы, боги и демоны устремили взоры к месту, откуда уже выскочил конь и всплыл драгоценный камень.

Сначала появилась белая крышка, а затем и весь сосуд в руках лекаря богов Дханвантари (3).

Демоны, сразу поняв, что в сосуде напиток бессмертия, подняли вопль:

- Это мое! Это мое!

Расталкивая друг друга, они понеслись к сосуду. Тогда властитель Вишну, приняв облик девы небесной красоты, втесался в толпу жаждущих асуров. Окружив красавицу, асуры потеряли рассудок и отдали ей сосуд с амритой, чтобы никто не был обделен. Вишну в облике девы передал напиток бессмертия богам, и те стали его вкушать. Опомнившихся от любовных чар асуров охватило смятение. Одному из них, Раху, удалось принять вид бога и пригубить немного напитка. Заметили это Месяц и Солнце и оповестили Вишну о хитрости демона. Метнул разъяренный владыка не дающий промаха диск, и отлетела огромная голова Раху, подобная вершине гигантской горы, потрясая землю до самых корней. С тех пор, обретя бессмертие, живет мстительная голова в постоянной вражде с Месяцем и Солнцем. Она преследует то одного, то другого, а нагнав, впивается в их края и проглатывает. Но Месяц и Солнце тотчас выскальзывают из перерубленного горла. Поэтому Луна и Солнце ненадолго отвращают от земли свои лики. Иногда же голова обрастает хвостом и становится кометой, внушающей ужас смертным.

Тем временем Вишну, приняв свой подлинный облик, издал грозный клич, чем привел асуров в трепет. На берегу Соленого океана между богами и асурами разгорелась из-за амриты ужаснейшая из битв. Со свистом рассекали воздух мечи, тысячами сыпались острые стрелы и дротики. Слышались крики и стоны. Разрубленные дисками, искалеченные мечами и дубинами, асуры валились на землю. Их тела, обагренные кровью, образовывали горы. Боевые кличи достигали неба. Исполнившись ликования, боги-победители водрузили высокочтимую Мандару на ее законное место и двинулись в путь с сосудом бессмертия, чтобы отдать его на сохранение Наре, изначальному и вечному мужу.

* * *

Коварная Кадру, узнав, что у сестры родился могучий сын, решила этим воспользоваться.

- Сестра, - обратилась она к Винате, - перенеси меня на остров, что в Океане. Он будет моим родовым владением. И пусть сын твой доставит туда мое потомство.

Вината послушно взяла Кадру на спину и полетела знакомой дорогой к Океану. Гаруда, слышавший приказание тетки, безропотно взвалил на крылья всех своих шипящих двоюродных братцев. Однако вспомнив слова матери о беспощадности ко злу, решил разом избавить мир от ядовитого семени.

Все выше и выше поднимался к Солнцу могучий Гаруда. Змеи поначалу трепыхались на его крыльях, но чем ближе становилось Солнце, тем они делались все более вялыми и вскоре впали в полное бесчувствие.

Оглянулась Кадру и, увидев Гаруду, поднимающегося к Солнцу, поняла его намерения. И решила она спасти потомство, хотя и проклятое ею, но все же близкое материнскому сердцу, обратившись к богу грозы с мольбой:

Хвала тебе, грозный тучегонитель,

Миров созидатель и разрушитель.

Ты миг, ты мгновенье, ты день бесконечный,

Ты светоч, ты чудо, ты царь безупречный,

Ты свод, озаренный сверкающим Сурьей,

Ты весь Океан, ты великая буря.

Для чад моих бедных, палимых жестоко,

Спасителем сделайся, водным потоком.

И покрыл тогда Индра небо громадами синих грозовых туч. Сверкая мечами молний, грохоча, вступили эти великаны между собой в перебранку и низвергли потоки. И была спасена Земля и вместе с нею ползучее отродье Кадру. Так она и змеи, ее сыновья, переселились на остров, оглашаемый криками птиц, украшенный прудами и лотосами и деревьями, растущими на горе Малая. Стал он с тех пор называться островом змей, ибо там они совершают свои игры и плодятся.

Перед тем как покинуть остров, Гаруда спросил у матери, с какой стати он должен был переносить змей. И мать со вздохами поведала ему, как она попала в рабство к своей неблагородной сестре, и объяснила, что согласно установленным богами законам сын рабыни тоже раб.

Тогда обратился Гаруда к змеям:

- Какое мне совершить деяние, чтобы избавить мать и себя от вашей власти?

Подумав, змеи решили:

- Добудь для нас амриту и будешь избавлен от неволи.

И тогда он сказал:

- Я отправлюсь за амритой.

И благословила его мать на великий подвиг.

Любимый мой сын, ненаглядный Гаруда!

Пускай бережет твои крылья Марута,

Заботятся Сурья и Агни о теле.

Удачи желаю в задуманном деле,

Пусть в битвах великих с тобой будет счастье,

Скорее с амритой ко мне возвращайся.

Выслушав материнское напутствие, Гаруда расправил крылья и взлетел в небеса. И вот для богов наступили знамения, внушившие им ужа Оперенная стрела-молния Индры сама задвигалась и наполнилась искрами. Среди бела дня, низвергаясь с неба, с пламенем и дымом летели метеоры. И чего еще никогда не бывало, рудры, адитьи, маруты и другие племена богов стали направлять свое оружие друг против друга. Безоблачное небо наполнилось грохотом. Поднимаемая ветром пыль окутала короны богов. Поблекли и осыпались цветочные гирлянды, обвивавшие головы и шеи небожителей. И обратился Индра к всеведущему мудрецу Брихаспати за объяснением знамений. И сказал Брихаспати:

- Это приближается сын Винаты Гаруда, могучая птица, задумавшая похитить амриту. Наилучшая из сильных, она сможет совершить даже невозможное.

И сказал Индра богам:

- Сюда приближается птица, одаренная великой мощью. Она собирается похитить амриту. Будьте готовы.

И стали боги в строй, окружив амриту. Огнем пылали их лица. Каждый потрясал своим оружием, испускающим искры и дым. В руках Вишну было его оружие - тяжелая булава. Агни на алом коне ощетинился пламенными копьями. Рядом с ним пристроился тысячеглазый неистовый Вайю. Сколько развеял он царстз! Скольких героев обратил во прах! Рядом с Вайю были неразлучные Ашвины, боги-близнецы утренних и вечерних сумерек, на белых конях. И поле брани, где расположились боги, благодаря сотням тысяч копий, освещенных лучами солнца, казалось расплавившимся в небесном своде.

Внезапно на горе Меру взвился вихрь. Столбы золотой пыли взметнулись до Сурьи, и стало темно. Не смогли боги увидеть Гаруду, но ощутили его могучие удары. Клюв и когти долбили и пробивали доспехи, терзали и рвали бессмертные тела. Строй богов был смят в одно мгновение. Разбросанные кто куда, небожители, собравшись, пытались поразить невидимого врага тучей копий и стрел. Но ничто не могло причинить гигантской птице вреда, сопротивление вызывало в ней еще большую ярость. Тогда Вишну призвал на помощь покорные ему реки, Агни же обратил на Гаруду пламя. Но Гаруда, поглотив воду тысячи рек, залил ею пламя Поняв, чго помощи ждать неоткуда, бессмертные пустились наутек.

Гаруда не стал их преследовать, зная, что невозможно убить выпивших амриту. Но где же спрятан напиток бессмертия, в котором свобода его самого и Винаты, его матери?

Взор птицы привлекло вертящееся колесо, закрывающее отверстие в скале. Каждая из его семисот отходящих от оси спиц была отточена, как бритва. Колесо было подобно тому, на котором непрерывно движется полярный круг и постоянно возникают существа и миры. Но было это колесо не созидания, а смерти, искусно воздвигнутое богами для охраны амриты. И все же, как ни был узок промежуток между спицами, для Гаруды это не стало помехой. Покружившись несколько мгновений, он превратился в крошечную пичугу и легко проскользнул между спицами. Тотчас из мрака пещеры ему навстречу выступили два дракона, равные по величине и по блеску пламени, вырывавшемуся из их пастей, ужасные на вид. Их горящие глаза содержали яд. Вернув себе первоначальный облик, прекраснокрылый засыпал глаза драконов золотой пылью, рассек их тела могучим клювом и бросился к амрите. Схватив ее, он ринулся из пещеры, разрушив колесо своим телом, и с торжествующим криком взлетел в воздух.

И встретился Гаруда в небе с Вишну, и сказал Предвечный птице:

- Я податель даров. Верни амриту и выбирай два, какие тебе угодно.

- Да буду я бессмертным и не стареющим без употребления амриты, - отозвался Гаруда, - и да буду я над тобою.

- Отныне эти дары твои, - сказал Вишну. - Ты будешь бессмертным, и я помещу твое изображение на стяге, который развивается над моей небесной колесницей.

В ликовании от своей победы и от доставшихся ему даров Гаруда не заметил, что его нагоняет Индра, а только ощутил сильный порыв ветра. Встрепенувшись, он оглянулся и крикнул преследователю:

- Ты мне не страшен! Взгляни-ка, я вырываю у себя лишь одно перо, попробуй до него дотянуться! На своем пере я смогу унести всю эту землю, с горами, лесами и водами океана и со всеми пребывающими в этих мирах. Такова, не хвалясь, моя сила.

Вид колоссального, перегородившего все небо пера вызвал восхищение Индры

- О прекраснокрылый, - воскликнул он - Прими мою вечную дружбу Если ж е ты и впрямь не желаешь воспользоваться амритой, верни ее мне и богам - ведь это наша пища

- Идет! - крикнул Гаруда - Считай амриту своей, но только сам унеси сосуд, когда я буду обманывать змей, которых прошу у тебя в обмен на вашу вечную пищу

- Да будет так, - согласился Индра

Примирившись, они полетели рядом Внизу, окруженный жемчужной короной прибоя, показался изумрудный остров Спустившись на поляну, Гаруда отправился на переговоры к змеям, а бог грозы притаился за деревом

При виде Гаруды змеи подползли к нему со всех уголков острова

- Вот вам амрита, выкуп за меня и мать, - обратился Гаруда к змеям

И тотчас, расталкивая друг друга, с радостным шипением змеи поползли на запах амриты

- Куда ж е вы, нечестивцы! - воскликнул Гаруда - Вкушение амриты потеряет силу без омовения

- Да, это так, - подтвердил старший из змей и первым пополз к реке

Остальные последовали за ним Когда змеи возвратились, сосуда с амритой на месте не оказалось Не было и Гаруды с Винатой Сын поднял мать в воздух на своих могучих крыльях Но аромат напитка бессмертия заполнил всю поляну, заросшую травою кушу с острыми длинными стеблями

Сползлись змеи к месту, где стоял сосуд с амритой, и стали жадно лизать траву С тех пор у многих змей раздвоились языки, а трава кушу от соприкосновения с амритой стала священной.

- Лижите! Лижите! - крикнул торжествующе Гаруда с высоты - Я еще к вам вернусь.

Примечания:

1 Амрита («бессмертная») уже в Ригведе помещалась среди вод (Rv , I, 23, 29) и считалась напитком или пищей богов (Rv , III, 26, 7, VI, 44, 6) Сходный мотив имеется в германской мифологии (Gonda, 1985 в, 61) У греков амброзия также дочь Океана

2 Белому коню родившемуся из океана, соответствует греческий Пегас (от греч ялут) «источник» «поток») родившийся у истока океана от Посейдона и Медузы Согласно другому варианту мифа родился не конь, а слон Айравана

3 Дханвантари, досл «двигающийся по дуге» первоначально - солнечное божество В некоторых мифах он - воплощение Вишну

Дхванвантари приписывался древнейший индийский трактат по медицине

© 2000- NIV