Немировский А.И.: Мифы древности - Индия
Любовь и разлука Рамы и Ситы.
Поиски

Поиски

Не найдя Ситы в хижине и не догадываясь, что с нею, Рама метался по лесу Он звал подругу и вопрошал всю природу о ее судьбе Он обращался к Сурье, свидетелю всего доброго и дурного, совершающегося на земле, к дереву ашоке, прогоняющему зло, к пальме, такой же стройной, как Сита, к воронам и гусям, к слонам и антилопам, к тиграм и львам Но небесное светило, деревья, птицы и животные молчали, страшась гнева Раваны В ярости угрожал Рама богам, уже готовый насытить воздух стрелами, преградить путь ветрам, обрушить вершины гор, погрузить всю землю во мрак, если они не вернут ему Ситу Но безмолвствовали и боги Рама бродил по лесу, натыкаясь на деревья, проливая слезы

Но вдруг Лакшмана, страдавший не менее Рамы и к тому же винивший в случившемся только себя, заметил что шедшие на водопой олени стремительно понеслись к югу и сразу же вернулись Когда это повторилось трижды, понял Лакшмана, что животные, опасаясь из страха перед похитителем открыть тайну, своим движением указывают путь

- Взгляни, Рама! - радостно воскликнул Лакшмана - Олени показали нам, куда идти

И двинулись сыновья Дашаратхи к югу, все время пристально вглядываясь в землю, нет ли на ней следов царевны Митхилы

Вскоре Рама заметил разбросанные на поляне цветы

- Лакшмана! - воскликнул он - Эти цветы я подарил Сите чтобы она сплела из них венок Удивительно, что они не завяли.

Двигаясь дальше, братья увидели обломки золотой колесницы и усыпанные изумрудами разбитые доспехи, а рядом с ними - перья большой птицы Углубившись в лес они наткнулись на смертельно раненого царя коршунов Джатайю. Узнав друга своего отца, Рама обнял его, и из прерывающейся речи братья узнали, что Джатайю услышал женский крик «Рама! Рама!» и, подняв голову, увидел летящего на золотой колеснице Равану с Ситой Он сразил могучим клювом крылатых коней, убил возничего, сломал колесницу, но Ситу отбить не смог ибо был уже дряхл

- Не отчаивайся, Рама, - закончил Джатайю свой рассказ - Боги дали мне понять, что ты отыщешь Ситу и ее освободишь. Помощником же тебе будет царь обезьян

Это были его последние слова. Рама повелел Лакшмане набрать сухих ветвей, выбрать у реки место для погребения и предать тело доблестного героя священному огню

- Теперь ты должен успокоиться, брат, - убеждал Лакшмана Раму - Крылатый Джатайю, облетающий небо, был близок к богам и знал их волю Сита к тебе вернется

- Не знаю, что и думать, - молвил Рама, грустно покачивая головой - Меня смущают его слова о царе обезьян Разве у обезьян бывают цари? А если они и есть, какая от обезьян помощь?

Долго шли братья непроходимым лесом расчищая себе дорогу мечами, преодолевая завалы деревьев, переплывая реки, пока не достигли прекрасного озера Прибрежные воды его сверкали белыми лилиями вокруг зеленого островка в центре плавали белые лебеди, на склонах уходящей в небо горы тысячи цветов сплетались в многокрасочный ковер, по которому, соперничая с ним яркостью красок, плясали павлины Шум колеблемой ветерком листвы сливался с гудением пчел Одуряюще пахли жасмины

Но и это великолепное зрелище, эти звуки и запахи не могли утешить Раму Напротив он еще больше страдал от разгорающегося пожара Васанты Листья ашоки жгли его, как раскаленные угли Насыщенный ароматами ветер напоминал ему благоуханное дыхание Ситы Она вставала в его воображении такой, какой он ее видел, покидая хижину, - спокойной не ждущей беды И рыдающей, как в то мгновение, когда им сообщили об изгнании

© 2000- NIV