Немировский А.И.: Мифы древности - Индия
Великое пополнение.
Откровение Маркандеи

Откровение Маркандеи

Ткань без предела, картина без рамы,

Сонмы враждебных бесчисленных «я»,

Мрак овладенья, от вечного Брамы,

Ужас мучительный, сон бытия.

Константин Бальмонт

Как-то один из царей, считавшийся самым справедливым, обратился к великому отшельнику Маркандее (1) с такой речью:

- О мудрейший, проникающий взором в глубины мира, выслушай мою просьбу - поведай мне о том времени, когда не останется ничего из того, что нас окружает, - ни солнца, ни огня, ни воздуха, ни луны, ни небес, ни земли, когда с лица земли исчезнет все, что ее населяет, дышит и двигается, когда не станет ни богов, ни асуров, и ты один будешь поклоняться величайшему Брахме, покоящемуся в своем вечном и благоуханном обиталище - лотосе.

Маркандея, отвлекшись от мыслей, в которые был погружен, сказал:

- Слушай, о царь. День Брахмы - двенадцать тысяч божественных лет Махаюги. Она состоит из четырех юг. В первой из них, Критаюге, длящейся четыре тысячи небесных лет, люди наделены всевозможными достоинствами, не знают горя и хворей, богатства и бедности, поклоняются одному божеству и знают лишь одну Веду; дхарма же держится на четырех опорах. Тритаюга продолжается три тысячи лет, и дхарма ее держится на трех опорах. Тогда справедливость понемногу уменьшается, возникают пороки, но все еще строго соблюдаются религиозные предписания. Продолжительность Двапараюги - две тысячи лет, а дхарма ее держится на двух опорах. В мире преобладают пороки и зло, а единая веда делится на четыре части. Калиюга длится тысячу лет, и ее дхарма держится лишь на одной шаткой опоре. Уменьшается время человеческой жизни; иссякают духовная мощь и ум людей; дхарма перестает быть законом. Люди ею торгуют, словно мясом. Никто не в состоянии властвовать над своими чувствами. Алчность, злоба и глупость сплетают людей, как змей, в копошащийся клубок. Смешиваются между собою в брачных узах брахманы, кшатрии, вайшьи и, подобно шудрам, не признают ни истины, ни покаяния. Лишившись разумения, ненасытные правители любыми способами присваивают чужое. Левая рука крадет у правой. Те, кто слывут учеными, утрачивают разум, у стариков становится ум, как у младенцев, у младенцев - как у стариков.

Люди начнут оголять берега священных рек, вскапывать их мотыгами, впрягать в ярмо коров, а для перевозок использовать годовалых телят. Земля покроется солончаками. Возьмут верх ворующие зерно, похищающие одежду, уносящие посуду (2). Люди станут питаться мясом диких животных, птиц, рыб и собак, всякими насекомыми и плодами без различия, сделают себе одеяния из длинных листьев, рогов и шкур. Исчезнут коровы. Чтобы иметь молоко, будут разводить опустошающих леса коз.

Тех, кто обитал за пределами городов и селений, потянет в столицу. Умножится число просящих милостыню. Нищие будут благодетельствовать друг Другу.

Девушек не будут ни сватать, ни выдавать замуж: они сами будут искать себе мужей. Когда мужья заснут, жены их будут уходить к другим мужчинам, а мужья, когда жены спят, - к другим женщинам. Девочки семи-восьми лет будут беременными, мальчики в десять-двенадцать лет станут отцами.

- Затем, о великий царь, - продолжал Маркандея, - наступит великая засуха Земные существа, изголодавшиеся и немощные, начнут гибнуть одно за другим Семь пылающих солнц выпьют воду рек, озер и морей Все обратится в пепел На мир, иссушенный солнцем, вихрем обрушится конечное пламя, которое повергнет в ужас богов и асуров, а затем пожрет три мира вместе со всеми, кто их населяет

Небо затянется тучами Одни из них покажутся величественными городами, другие - стадами животных, третьи - макарами Сгущаясь, прорезаемые гирляндами молний с оглушающим грохотом они заволокут небо, и оно опрокинется, как огромная чаша

Двенадцать лет будет продолжаться бедствие Затем тучи внезапно рассеются Владыка всех живущих, обитающий в лотосе, глотнет страшный вихрь и погрузится в сон Я видел все это сам, блуждая по миру, лишенному небес, нигде не находя себе приюта Но вот я узрел среди безбрежного Океана огромный, мощный баньян На широких ветвях этого древа раскинулось ложе, устланное дивными покрывалами На нем покоилось дитя с лицом прекрасным, как полная луна, и огромными, как лепестки только что распустившегося лотоса, глазами Дитя обратилось ко мне с речью

- Я знаю, Маркандея, что в странствиях ты утомился и хочешь отдохнуть Вступи же в меня, высочайший из отшельников, и пребывай там столько, сколько тебе угодно

Внезапно дитя открыло рот и сделало вдох, и я против воли оказался втянутым в уста и, пройдя через горло, очутился во чреве, где увидел всю землю, пересеченную реками и покрытую городами Над землей и омывающим ее Океаном я увидел небосвод с сияющими на нем одновременно Солнцем и Луной, соперничающими между собою в красоте

Перемещаясь во чреве, я миновал великое множество гор, среди них, о тигр из мужей, несравненную Мандару и сверкающую золотом Меру На горах и под ними я узрел всех тварей, какие наполняли поверхность земли, - львов, тигров, вепрей, оленей, змей и птиц На небе я увидел весь сонм богов во главе с самим Индрой, а также гандхарвов с апсарами, якшей, святых мудрецов Одним словом, все, что видел на свете живого и неживого, весь этот мир предстал мне, пока я странствовал во чреве прекрасного ребенка с глазами, как лепестки лотоса

Более ста лет я двигался внутри его тела, возвращаясь к уже посещенным мною местам и укромным уголкам, не находя выхода Когда же я голосом обратился к высочайшему богу, то вырвался из его уст подобно ветру и вновь оказался близ того же мощного баньяна и снова увидел одетого во все желтое младенца, лучезарного сверкающего И он сказал мне «От меня происходит все, что было, есть и будет Я тот, в ком проявлен мир»

И он снова проглотил Маркандею

Примечания:

1 Маркандея - в постведийской мифологии аватара Вишну, легендарный мудрец, аватара связанный с многочисленными мифологическими сюжетами Его погружение в божество мыслится как волшебная греза, однако она выражает эсхатологические представления индуизма Будущее встает как время природных катастроф, которым предшествует деградация человеческого общества в форме нарушения законов социальной жизни и установлений религии

2 Воровство в индийской мифологии - порок древнейшей поры В «Атхарваведе» имеется заклятие против воров такого же зола человеческой жизни, как дикие звери и колдуны «Первым из зубастых мы разгрызаем тигра, затем и вора, потом змею, колдуна потом Тот вор, что приходит сегодня, уходит раздавленным Пусть убьет его Индра дубиною грома» (AV, ГУ, 3 - 5)

© 2000- NIV