Мифы народов Европы и Америки
Славянская мифология
81. Занятия и обычаи славян

81. Занятия и обычаи славян

Занятия славян. «Делают нивы свои и землю свою», — так летописец определил главное занятие славян. Земледелие играло огромную роль в их жизни. Не случайно слово «жито», обозначающее всякий хлеб на поле или в зерне, в славянском языке родственно словам «жить», «жизнь». Землю пахали на лошадях или на волах деревянными орудиями с железными наконечниками. Древний плуг у славян назывался «рало», «орать» означало пахать, а «оратай» — пахарь. Славяне выращивали пшеницу, ячмень, рожь, просо. В хозяйстве держали коров, свиней, овец, коз, лошадей. Количество скота указывало на богатство семьи или рода. Животные использовались вместо денег при купле-продаже. Слово «скот» означало деньги, казна называлась «скотница».

Почти все необходимое для жизни изготавливалось в домашних условиях. В свободное от полевых работ время славяне пряли, ткали, шили, лепили игрушки, делали хозяйственную утварь. Каждый мужчина в славянском поселении искусно владел топором, служившим и для рубки деревьев, и для строительства жилья, и для изготовления хозяйственных мелочей. Например, топором били «баклуши» — делали заготовки для деревянных ложек. Это была самая легкая работа, которую поручали старикам и детям. Все постройки, в том числе и укрепления, были деревянными. Их «срубали» и «городили». Древнее славянское слово «город» означало первоначально огороженное место, укрепленный пункт.

Славяне-воины. Мужчины у славян были смелыми охотниками и воинами. О воинском вооружении свидетельствуют такие исконные славянские слова, как «копье», «щит», «стрела». Седло и стремена появились у славянских всадников раньше, чем у многих европейских народов.

Славянские земли нередко вызывали зависть воинственных соседей. Славянским племенам приходилось отбиваться от германцев и скандинавов, но особенно часто — от степных кочевников. Волна за волной кочевники из века в век беспокоили степные окраины славянского мира.

Но и сами славяне совершали далекие походы за добычей, завоевывали новые земли. Особенно их привлекали богатства Византийской империи. Византийские авторы писали о славянах как о неустрашимых воинах, знающих различные военные хитрости и приемы, умеющих стойко переносить лишения. Славянские воины могли незаметно передвигаться даже на открытой местности, умело маскируясь за небольшими камнями и кустами, за пучками травы, а затем внезапно нападали на врагов. Если кто-то из славянских воинов бывал внезапно застигнутым нападением врагов, то он прятался в воде и мог находиться там очень долго, держа во рту трубку из камыша. «Племена славян, — писал византийский автор, — любят свободу, их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в собственной стране. Они многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, наготу, недостаток в пище». Тем иноземцам, что приходили к ним с миром (послам и торговцам), славяне оказывали гостеприимство.

Обычаи славян. Посвящение в члены рода. Вся жизнь славян, как и других народов древности, сопровождалась различными обрядами. В три года мальчикам делали «постриг» — состригали пряди волос, которые приносили в жертву богам. С этого времени мальчики переходили из попечения матери под опеку мужчин. Их начинали приучать к мужским делам. Примерно в семь лет мальчика — будущего воина — впервые сажали на коня. В этом же возрасте девочки учились прясть. Первый клубочек, спряденный девочкой, сжигали, а золу она должна была выпить с водой. Это было испытанием перед началом взрослой жизни. Более суровыми были обряды, которыми в глубокой древности сопровождалось посвящение в полноправные члены рода мальчиков 9—11 лет. Подростков увозили в лес, где в потайных избушках они должны были выдержать тяжелые испытания. Мальчик должен был как бы умереть и вновь родиться сильным и выносливым, после чего его объявляли взрослым. Эти страшные и жестокие обряды породили сказки о Бабе-Яге, похищающей детей и сжигающей их в печи.

После посвящения молодые воины уходили из поселка и проводили несколько лет в лесу, упражняясь в боевом искусстве и совершая набеги на соседей. Женщинам вход в лесные убежища был воспрещен, в противном случае всем грозила беда (следы этих представлений сохранились в пушкинской сказке «О спящей царевне и семи богатырях»). «Лесные богатыри» первыми встречали нападения врагов и были защитой племени; позже из них формировались княжеские дружины.

Свадьба. Прошедший все испытания юноша мог жениться. По древнейшему обычаю, невесту из соседнего племени полагалось похищать или выкупать. Похищение невест порой вызывало даже межплеменные столкновения. Но со временем «умыкание» и «купля» невесты стали лишь обрядами. Во время праздничных игрищ, плясок и песен парни «умыкали» себе жен, но, как правило, договаривались с ними об этом заранее. Женились в те времена рано: юноши в 16—17 лет, девушки в 12—14. Старейшины и князья могли иметь по две и по три жены.

Свадьба была целым спектаклем с особыми песнями. Молодым желали счастливой богатой жизни и — побольше детей. На свадьбе полагалось обильное угощение, выпивалось много хмельных напитков. Свадебный пир сопровождался «плясками», «гудьбой» (музыкой), «песнями бесовскими», жертвоприношениями и обрядами, направленными на обеспечение плодородия и богатства. Мужчина считался главным в семье, поэтому невеста должна была в знак покорности снять с жениха сапоги. На свадьбе присутствовали жрецы (колдуны), которые должны были оберегать молодых от злых сил.

Тризна. Похоронные обряды у славян были связаны с верой в загробную жизнь. Покойника с почетом провожали на «тот свет», чтобы он оказывал помощь своим потомкам, заступался за них перед богами. Рядом с умершим клали горшок с едой, орудия труда, оружие.

Покойника сжигали на костре: по представлению славян-язычников, вместе с дымом душа человека отходила в «иное царство». Оставшийся после сожжения пепел складывали в горшок. Некоторые племена ставили горшки с прахом умерших в деревянные избушки — домовины. Этот обычай отразился в сказке об «Избушке на курьих ножках», в которой живет Баба-Яга. Большинство же славян над остатками погребального костра насыпало высокий земляной холм — курган.

Затем устраивали тризну — воинское конное состязание в честь умершего. Все завершалось поминальным пиром. Как правило, языческие похороны заканчивались бурным весельем. Смерть человека трактовалась не как горе и потеря, а как переход в царство мертвых, где жизнь души продолжается. Душу покойника полагалось веселить и ублажать. Кроме того, шумом и криками отгоняли смерть от живых.

© 2000- NIV