Мифы народов Европы и Америки
Боги и герои Древнего Рима
57. В Риме утверждается республика

57. В Риме утверждается республика

Заговор против республики. Не смирился Тарквиний Гордый с потерей власти, хотел вернуть ее любой ценой. Знал он, что в Риме осталось немало его сторонников, тех, кому лучше жилось при царе, чем при республике. Отправил он в Рим тайных послов, и стали они подготавливать народ к возвращению Тарквиния. Одних запугали страшными наказаниями, другим обещали богатые дары, третьим — важные должности в государстве. И вот в одну из ночей они должны были открыть ворота города и в пустить царя. Но случайно их замыслы стали известны, заговорщики были схвачены и приведены на суд к консулам. Трудно было Бруту принять решение: ведь в числе арестованных оказались и два его сына, захотевшие получить от Тарквиния большую награду. “Вы решились предать ненавистному тирану и Отечество, и народ римский, и все, что есть в нашем городе божеского и человеческого, а потому вы достойны смерти!” — произнес он свой приговор. И заговорщики были казнены.

Война Тарквиния против республики. Понял Тарквиний, что не удастся ему вернуться в город при помощи коварства и начал готовить войну против Рима. Он ездил к соседним царям и народам, просил помощи. Но лишь один город Вейи встал на его сторону. Вскоре большое войско вторглось в земли римлян. Консулы и римское войско вышли навстречу. Началось жестокое сражение. Брут участвовал в бою наравне с другими воинами. Увидел его один из сыновей Тарквиния и воскликнул: “Вот тот, кто лишил нас законной власти! Боги-мстители за царей, помогите мне покарать его!” С такими словами он пришпорил коня и бросился к Бруту, а Брут поскакал навстречу ему. Сшиблись они посреди поля, и так силен был удар, что пробили они копьями щиты друг у друга и упали с коней, оба пораженные насмерть.

С еще большим ожесточением обрушились римляне на врагов. До позднего вечера длилось сражение, много храбрых воинов пало на поле битвы, но ни одна сторона не могла добиться победы. И вдруг из ближайшей рощи раздался громовой голос: “Римляне, победа за вами! Знайте, что враги ваши потеряли на одного воина больше, чем вы!” Поняли римляне, что сам Юпитер возвещает им победу, ободрились, усилили натиск — и в ужасе побежали враги! Вместе с ними бежал и Тарквиний.

С почетом похоронили римляне павшего за свободу Отечества Брута и целый год носили траурные одежды.

Подвиг Горация Коклеса. Но на этом не кончились испытания для римлян. Снова удалось Тарквинию найти себе сильного союзника, стал им царь соседнего народа этрусков по имени Порсена. Грозен был этот правитель, и сильно его войско; великий страх охватил римлян, и решили они не выходить в поле, а запереться в городе и выдерживать осаду за городскими укреплениями. И все-таки Порсене чуть было не удалось захватить Рим. Произошло это так. В город можно было попасть по деревянному мосту, переброшенному через реку Тибр. Когда войско Порсены неожиданно появилось перед мостом, его защитники в страхе бросились бежать за городские укрепления.

Мифы народов Европы и Америки Боги и герои Древнего Рима 57. В Риме утверждается республика

Стена Аврелиана

Следом за ними ворвались бы в Рим и враги, если бы не воин по имени Гораций Коклес. Встал он на пути беглецов и заклинал их именем богов не бежать без оглядки, а разрушить мост; а сам он вызвался встать на мосту и в одиночку сдерживать натиск врагов, сколько сумеет. И вот встал Гораций на мосту, закрылся щитом и стал ждать атаки. Опешили этруски от такой отваги и остановились. Гораций Коклес, обводя их грозным взглядом, вызывал на бой всех вместе или поодиночке, да еще насмешливо восклицал при этом: “Вы, жалкие рабы, подчиняетесь жестоким царям! Нет у вас свободы, так вы и нашу хотите отнять?” Разъярились этруски: град копий и стрел обрушился на героя, но все отразил он своим щитом. Тогда бросились на него этруски скопом, но не дрогнул Гораций, храбро встретил их натиск. Старались этруски столкнуть его с моста в воду, но твердо стоял он, широко расставив ноги и закрыв дорогу своим щитом. Многие этруски пали под ударами его меча. Но вот раздался грохот падающих бревен — товарищи Горация Коклеса разрушили, наконец, мост. Воскликнул Гораций: “Отец Тибр! Прошу тебя, благосклонно прими это оружие и этого воина!” — и бросился с моста в воду. Но не утонул он, а невредимый выплыл на берег и присоединился к товарищам.

Муций Сцевола жертвует правой рукой. Не удался Порсене быстрый захват Рима, начал он долгую осаду города. Уже на исходе было продовольствие у осажденных, когда знатный юноша по имени Гай Муций решил убить Порсену и тем положить конец войне. Переоделся он в этрусскую одежду, спрятал под ней меч и отправился в лагерь врагов. Там попал он в густую толпу народа перед царским шатром; какой-то человек в богатой одежде раздавал деньги воинам. Думал Муций, что это сам царь, подобрался поближе — и заколол его. Да только ошибся Муций: стоял Порсена в стороне и ничем не отличался от окружавших, а убитый был царским казначеем.

Царские телохранители схватили Муция, привели к Порсене. “Кто ты?” — спросил разгневанный царь. “Я римский гражданин и зовут меня Гай Муций; я готов умереть, как готов был убить; римляне умеют и действовать, и умирать с отвагой. Но и ты берегись, царь! Каждый час твоей жизни может стать последним!” Велел Порсена приготовить орудия пыток, чтобы узнать, что означают угрозы пленника. Но только усмехнулся Луций в ответ на этот приказ. Оттолкнул он стражников, подошел к горевшему на жертвеннике огню и неспешно опустил в него свою правую руку. И так стоял он, держа руку на огне и будто не чувствуя боли, пока не опомнились потрясенные стражники и силой не оттащили его от огня. Царь был поражен таким мужеством. Понял он, что ничего не узнает у Муция при помощи пыток, и приказал отпустить его.

Мир Порсены с римлянами. Тогда Муций сказал: “Ты благороден, о царь, и я расскажу тебе о том, что не удалось бы вырвать у меня никакой пыткой. Триста лучших римских юношей поклялись преследовать и убить тебя; первый жребий был мой, но за мной придут другие, и будут они охотиться за тобой, пока не исполнят клятву”. Задумался Порсена: увидел он в этом воине силу и мужество римлян; понял, что лучше умрут они, чем снова пойдут в рабство к Тарквинию. И тогда заключил он мир с римлянами и увел воинов из их земель. Так отстояли римляне свою свободу, а Муций, пожертвовавший правой рукой ради спасения Отечества, получил почетное прозвище Сцевола — “Левша”. И до тех пор, пока существовала Римская республика, чтили римляне героев, борцов за ее свободу — Луция Брута, Горация Коклеса, Муция Сцеволу.

© 2000- NIV