Мифы народов Европы и Америки
Боги и герои древних греков
40. Скилла и Харибда. Остров Тринакрия

40. Скилла и Харибда. Остров Тринакрия

Сладкие песни сирен. Знал Одиссей со слов Кирки, что вскоре предстоит ему плыть мимо острова, где живут сирены, полуженщины-полуптицы. Сладкозвучными песнями заманивают они мореходов на свой остров, а затем разрывают острыми когтями на части. Ни один человек никогда не миновал этого острова живым.

Хотелось Одиссею послушать необыкновенные песни. И вот залепил он своим товарищам уши воском, чтобы не слышали они волшебных голосов, а себя приказал привязать к мачте крепкими канатами и, что бы он ни делал, ни в коем случае не отвязывать. Быстро понесся корабль мимо острова, и послышались с него чудные звуки:

К нам. Одиссей богоравный, великая слава ахеян,
К нам с кораблем подойди; сладкопением сирен насладися.
Здесь ни один не проходит с своим кораблем мореходец,
Сердцеусладного пенья на нашем лугу не послушав,
Кто же нас слышал, тот в дом возвращается, много сведав:
Знаем мы все, что на лоне земли многодарной творится.


Мифы народов Европы и Америки Боги и герои древних греков 40. Скилла и Харибда. Остров Тринакрия

Одиссей и сирены

Так пели сирены; покорен был Одиссей их пением, стал рваться из канатов, знаками показывать, чтобы товарищи освободили его. Но еще сильнее налегли они на весла, и лишь тогда отвязали Одиссея, когда скрылся из виду страшный остров и не стало слышно пения.

Скилла и Харибда. Спокойно плыл дальше корабль, но знал Одиссей, что еще более страшная опасность ждет впереди. Корабль должен был пройти через узкий пролив между двумя скалами. На одной из них жила в пещере чудовищная Скилла. Шесть собачьих голов имела она на шести длинных, извивающихся шеях, по три ряда острых зубов было в каждой пасти. С каждого корабля, проходившего мимо, захватывала она сразу по шесть человек и проглатывала их. Еще страшнее была притаившаяся под другим утесом Харибда. Трижды в день заглатывала она воду вместе со всем, что в ней находится, и трижды извергала ее назад. Целые корабли проваливались в ее бездонное брюхо.

И вот послышался вдали ужасный шум: это бушевала Харибда. Приказал Одиссей своим спутникам держаться поближе к другому утесу, о Скилле же не сказал ни слова. Бледные от ужаса смотрели путники на Харибду; волны клокотали около ее пасти, а в глубоком чреве, как в котле, кипели морская тина и вода. В это время вытянула все свои шеи ужасная Скилла и схватила шестерых товарищей Одиссея; мелькнули в воздухе их ноги, замер протяжный крик... Но вот остался позади ужасный пролив, снова впереди спокойное море.

Месяц на острове Тринакрия. Не хотел Одиссей останавливаться на острове Тринакрия, помня, о чем предупреждал его Тиресий. Но Эврилох сказал от имени остальных матросов: “Жестоко поступаешь ты, Одиссей! Сам ты словно отлит из меди, не знаешь усталости, — мы же простые люди, уже много ночей спим на корабле, а теперь хотим выйти на берег, отдохнуть там и подкрепиться. А завтра с зарей продолжим наше плавание”.

Понимал Одиссей, что не миновать им беды, но не стал спорить с товарищами. Пристали они к острову и вытащили на берег корабль. Переночевали здесь, а утром началась страшная буря, и не было никакой возможности выйти в море. Дули ветры целый месяц. Вышли у Одиссея и его спутников все припасы; все сильнее их мучил голод. Но следил Одиссей, чтобы не трогали они быков Гелиоса. Однажды заснул Одиссей, а тем временем его спутники решили убить быков, а чтобы не гневался Гелиос — отнести после возвращения драгоценные дары в его храм.

Преступление против богов. Проснулся Одиссей, почувствовал запах жареного мяса и понял, что совершили его спутники преступление перед богами, обрекли себя на гибель. Особенно убедило его в том страшное знамение, которое послали боги: как живые двигались шкуры быков, а мясо издавало жалобное мычание. Спаслись спутники Одиссея от голода, а вскоре и буря прекратилась, можно было пускаться в путь.

Но только скрылся из глаз остров — собрал громовержец Зевс над кораблем тяжелые тучи. С воем налетел ветер, как трость сломалась мачта, сверкнула молния — и лишь щепки остались от корабля. Успел Одиссей ухватиться за обломок мачты, и понесло его по волнам. Девять дней носило его из конца в конец по безбрежному морю, чуть не попал он в пасть Харибды, и, к счастью, не заметила его Скилла. Наконец, прибило его к какому-то берегу.

© 2000- NIV