Мифы народов Европы и Америки
Боги и герои древних греков
31. Семеро против Фив

31. Семеро против Фив

Изгнание Полиника. После изгнания Эдипа его сыновья, Этеокл и Полиник, договорились править в городе по очереди, год один и год другой. Бросили жребий, и первым выпало править Этеоклу. Прошел год, но не захотел Этеокл отдавать власть брату. Объявил он, будто Полиник замышляет против него недоброе дело, и изгнал из города. Отправился Полиник в Аргос, где правил царь Адраст. Ласково встретил аргосский царь изгнанника, отдал ему в жены свою дочь и обещал помочь вернуться в Фивы.

Собрали Адраст и Полиник большое войско. Много героев согласилось отправиться в поход, семь вождей возглавляли воинство. Не знали они, что идут на гибель, не слушались предсказателя Амфиарая, который убеждал их остаться дома.

Осада Фив. Подошло войско к Фивам. Семь ворот имел прославленный город, и против каждых ворот стоял вражеский предводитель со своим войском. Взялись граждане Фив за оружие: и стар, и млад поднялись на защиту родного города.

Но даруют ли боги им победу? Спросил об этом Этеокл слепого Тиресия и получил ответ: “Велика вина твоя и твоего брата, начали вы братоубийственную войну. Лишь тогда боги смилуются над Фивами, и город устоит, если кто-нибудь из юношей царского рода добровольно принесет себя в жертву Аресу”.

Подвиг Менекея. Испугался Этеокл, услышав такое предсказание, хотел он скрыть его от граждан. Но случайно узнал о нем Менекей, сын Креонта. “Разве можно любить себя больше, чем родину? — воскликнул он. — Пусть же моя смерть спасет Фивы от врагов!” С этими словами бросился он вниз с крепостной башни и разбился насмерть. Не напрасной была его жертва: не смогли семь царей взять Фивы. Все они погибли в жестоком бою, а одного из них, по имени Капаней, своей молнией сразил Зевс, когда он уже взобрался по лестнице на городскую стену. Один только Адраст сумел бежать с поля боя.

Поединок Этеокла и Полиника. В жестоком поединке сошлись у городских стен Этеокл с Полиником. Как два яростных льва, спорящих из-за добычи, бросились они друг на друга. Изломались их копья, иссеклись щиты, погнулись доспехи. И вот нанес Этеокл мечом страшный удар в грудь брату, пал Полиник на землю, рекой хлынула кровь из ужасной раны. Но напрасно торжествовал Этеокл! Наклонился он, чтобы снять с поверженного врага доспехи, и тут собрал Полиник последние силы: вонзил в брата меч по самую рукоять. Как срубленный дуб, рухнул Этеокл на тело брата, и смешалась их кровь, обагряя землю... Смертью закончилось соперничество братьев, вместе отправились их тени во мрак Аида.

Антигона. Устроили фиванцы торжественные похороны своим воинам, павшим в бою, а Полиника решили не хоронить: привел он на Фивы чужеземное войско. Оставлено было его тело на растерзание хищным зверям и птицам в поле у городских стен. Объявил Креонт, ставший правителем Фив, что смерть ждет всякого, кто осмелится предать его земле.

Скорбела об этом благородная Антигона, дочь Эдипа: хоть и привел Полиник врагов, он был ей все-таки братом. Решила она нарушить грозный приказ и стала звать с собой свою сестру Исмену. Но робкой была Исмена, боялась она прогневать правителя, и отправилась Антигона в поле одна. Совершила она погребальные обряды, и звучал ее печальный голос в поле, скорбный, как крик птицы, увидевшей, что чья-то злая рука похитила ее птенцов. Но тут схватили ее стражники и привели к Креонту.

Страшно разгневался правитель на Антигону, а та и не думала скрывать, что нарушила его приказ. “Не боюсь я смерти! — сказала она. — Ведь жизнь моя полна лишь скорби, и еще печальнее стала бы она, не похорони я своего брата, которого люблю, несмотря ни на что!”

Сестры перед Креонтом. Решил Креонт, что не могла Антигона в одиночестве совершить погребение, что оказала ей помощь Исмена, и приказал привести и ее во дворец. Узнала Исмена, что смерть грозит ее сестре, и решила разделить с ней наказание. “Да, я тоже приняла участие в похоронах брата!” — дерзко заявила она Креонту. Но не захотела Антигона принять ее жертву. “Нет, сестра! Не должна ты умереть со мной, не помогала ты мне! Добровольно ты выбрала жизнь, а я выбрала для себя смерть!” Заплакала Исмена: “Царь, неужели ты осудишь на смерть невесту Гемона, твоего сына?” “Она уже сама себя осудила! — сурово ответил Креонт. — А мой сын, я уверен, откажется от девушки, нарушившей мой приказ!”

Гемон и отец. Плохо же знал Креонт своего сына! Услышал Гемон о наказании, которое ждет Антигону, и пришел к отцу. “Неужели ты совершишь это, отец? — вопросил он. — Ведь невинна Антигона, и так думают все фиванцы. Неужели совершишь ты неправое дело, нарушишь божеские законы?”

Еще больше рассвирепел Креонт от такого заступничества, хотел казнить Антигону здесь же, на глазах сына, но воскликнул Гемон: “Если умрет она, умру и я! И никогда больше ты не увидишь меня — оставайся один со своими льстивыми друзьями!” Ушел Гемон, а Креонт приказал отвести Антигону за город и заживо похоронить в гробнице царского рода. И вот идет Антигона на смерть — одна-одинешенька — даже друзья не сопровождают ее. Больше никогда не увидит она ясного света.

Цена жестокости и упрямства. Как только увели Антигону, пришел к Креонту слепой Тиресий. “Зловещие знамения шлют нам боги, царь! — сказал он. — Гневаются они на твое недостойное поведение”. — “Вечно ты возвещаешь беду, старик! Да пусть даже растащат звери Полиника по кускам, и орел притащит один из них к трону громовержца — и тогда не будет он похоронен! Ничто не отвратит меня от моего решения!” — “Напрасно ты не слушаешь богов, царь! Великие беды обрушатся на твой дом! Потеряешь ты тех, кто тебе дороже всех на свете, если будешь упорствовать в своем зле!”

Испугался Креонт пророчеств и приказал освободить Антигону. Но поздно! Свив крепкую веревку из своих одежд, повесилась девушка в мрачной гробнице. Увидел мертвую девушку Гемон, и не в радость стала ему жизнь. Пронзил он себе грудь мечом и упал на тело невесты: потерял Креонт своего последнего сына. Не выдержала потери и жена Креонта — сама лишила себя жизни. Остался Креонт в полном одиночестве. Еще вчера был он надменный правитель, а сегодня превратился в жалкого, убитого горем человека.

Самый несчастный из царей. Десять лет прошло после этих событий. Подросли дети царей, ходивших походом на Фивы, и решили отомстить за своих отцов. Называли их эпигоны (потомки). Удачен был их поход. Захватили они Фивы и посадили в нем царем Ферсандра, сына Полиника. Заново отстроили великий город, вернулась к Фивам былая слава. Искупилась вина Эдипа, смилостивились боги над фиванцами. А об Эдипе сохранилась память, как о самом несчастном из царей, живших когда-либо на земле.

© 2000- NIV