Мифы народов Европы и Америки
Германо-скандинавские мифы
70. Рыбалка Тора

70. Рыбалка Тора

Тор собирается с Хюмиром на рыбалку. По рассказам некоторых асов, Тор и Тюр не сразу уехали от Хюмира. Остались они ночевать, и угрюмый етун сказал богам, что надо будет вставать рано утром и отправляться на рыбалку, чтобы запастись едой на ужин. Тор, не задумываясь, ответил, что готов выйти в море, только бы найти приманку. Недобро хмыкнул Хюмир: «Ступай к стаду быков, если смелости хватит, отрывай у любого голову — лучше приманки не сыщешь!».

Не мешкая, пошел Тор к лесу, возле которого паслось стадо, увидел огромного черного быка и вмиг отрубил ему голову. И с довольным видом отправился к лодке. Осерчал Хюмир, не на такое он рассчитывал. Молча столкнул лодку и сунул в руки Тору весла.

Тор гребет к середине моря-океана. Приналег Тор на весла, стрелой помчалась лодка в открытое море. Вскоре Хюмир велел остановиться, так как доплыли они до места, где хорошо ловилась камбала. А Тор гребет себе дальше, будто не слышит.

Покосился Хюмир на его молот, смолчал. Смотрит, уж и берега-то давно не видать, и лодок рыбачьих нет ни одной. Говорит Тору: «Дальше плыть очень опасно. Можно наткнуться на Мирового Змея. А тогда несдобровать нам». Тор отвечает: «Еще немного, и остановимся. Кажется мне, знатная предстоит нам рыбалка!» Совсем приуныл Хюмир, мысленно уже с жизнью начал прощаться. Наконец, бросил Тор весла.

Мифы народов Европы и Америки Германо-скандинавские мифы 70. Рыбалка Тора

Рыбалка Тора

Мировой Змей попадается на крючок Тора. Достал Тор крепкую лесу в канат толщиной и крючок, что больше смахивал на якорь. Насадил на него бычью голову, полил ее маслом, чтоб далеко в воде разошелся запах приманки, поплевал на него по рыбацкой примете и бросил крюк за борт. А второй конец лески крепко намотал на кулак. Пошел крюк ко дну, и провел тут Тор Ермунгарда не хуже, чем в Утгарде провели его самого, подсунув в руки Змея.

С жадностью заглотнул Ермунгард бычью голову: давненько такой лакомой пищи не попадало в его пасть. Но тут крюк со страшной силой впился ему в небо. От боли у Змея аж потемнело в глазах! Рванул он с такой яростью, что чуть не выдернул Тора из лодки. Пришел Тор в азарт, разгорячился, прибавилось в нем сил. Уперся он в днище лодки, пробил его ногами, стал на морское дно и подтащил Змея к самому борту. Надо было видеть это жуткое зрелище, когда Тор вперил глазищи в Змея, а Змей, изрыгая яд, начал пожирать взглядом Тора.

Хюмир перерезает лесу. Ни жив ни мертв сидел Хюмир в лодке. А когда увидел голову Змея и волны, готовые захлестнуть лодку, схватил в беспамятстве нож и бросился к лесе. Тор же занес молот над головой, чтобы обрушить его на Змея. На миг опередил его Хюмир: резанул по лесе ножом, и погрузился освобожденный Ермунгард в море. Метнул Тор вслед ему молот, и, сказывают люди, уже в воде молот пробил Змею голову. Но так и не дождался Тор, чтобы всплыл Змей брюхом вверх. Хватил он с досады Хюмира кулаком по уху, свалился тот за борт, только пятки сверкнули. Остыл немного Тор, втащил Хюмира в лодку, поймал парочку китов, и направились они к берегу.

Угрюмо молчал Хюмир, да и Тор не особенно веселился,— не мог он простить великану его трусости. Хюмир же затаил желание чем-то уязвить Тора. А того все чаще стали называть «Недругом Мирового Змея».

© 2000- NIV