Мифы народов Европы и Америки
Боги и герои Древнего Рима
52. Эней. В поисках новой родины. Обоснование в Италии

52. В поисках новой родины. Обоснование в Италии

Эней в гостях у Дидоны. Однажды буря пригнала корабли Энея к берегам Ливии, где в городе Карфагене правила молодая и прекрасная царица Дидона. К ней-то и направились Эней и его друзья, а боги сделали их невидимыми, чтобы никто не причинил им вреда. Подошли троянцы к храму Юноны, перед ним, окруженная многочисленными слугами, сидела на троне Дидона. Убедились троянцы, что не причинит карфагенская царица им вреда, и могут они опять стать видимыми. Радушно встретила она гостей, пригласила их в свой дворец на пир, а тем троянцам, которые остались возле кораблей, послала много еды и питья, чтобы и у них был праздник. До вечера длилось во дворце веселье. Но и вечером, когда слуги зажгли в пиршественном зале золотые лампады, не разошлись гости: по просьбе Дидоны рассказывал Эней об осаде Трои, о царе Приаме, об Ахилле и Гекторе, о своих скитаниях и невзгодах... Гости не сводили глаз с троянского героя; богиня Венера сделала его таким прекрасным, что великая любовь к нему вспыхнула в сердце Дидоны. С тех пор потеряла она покой, металась по городу, подобно раненой лани и нигде не находила успокоения. Часто видели ее гуляющей по Карфагену вместе с Энеем. Лишь поздно ночью оставалась Дидона одна, но и во сне Эней стоял у нее перед глазами.

Эней покидает Дидону. И тогда Венера и Юнона решили связать Энея и Дидону брачными узами, оставив героя в Ливии. Устроили дело богини, отпраздновали Эней с Дидоной свадьбу. Эней не помышлял больше об основании города, лишь любовь жила в его сердце. Дошла весть об этом до Юпитера, и отправил тот к Энею быстроногого Меркурия с такими словами: “Забыл ты о своем долге! Нечего тебе делать здесь, в ливийском краю. Стал ты рабом женщины! Если тебя самого не прельщает слава подвигов, вспомни о своем сыне! Ведь судьбой ему предназначено положить начало великому Риму!” Опечалился Эней, разрывалась его грудь от предстоящей разлуки с Дидоной. Но не смел он противиться воле богов, приказал готовить корабли.

Тяжелым было расставание с Дидоной. Она то умоляла Энея остаться, то проклинала его, но никак не могла смириться со своей судьбой. С трудом подавил Эней возникшее в сердце желание успокоить и утешить ее, но не велели ему боги склонять слух к просьбам несчастной царицы. В назначенное время, повинуясь приказу Энея, отошли корабли от берегов Ливии. С высоких крепостных стен наблюдала за ними Дидона. Когда корабли скрылись из вида, поняла она, что жизнь больше не имеет для нее смысла. Приказала соорудить посреди дворца погребальный костер, положила в него подарки Энея, а затем пронзила свое сердце мечом. Улетела вместе с дымом в царство теней гордая и страдающая душа карфагенской царицы.

Эней в царстве мертвых. Быстро бежали по волнам корабли Энея. Далеко позади осталась страна Дидоны, а впереди показалась Италия. Пристал Эней к берегу неподалеку от города Кумы. Жила там знаменитая прорицательница — Кумская Сивилла: хотел Эней вопросить ее о своей дальнейшей судьбе. Узнал он, что испытания на море кончились, но еще больше опасностей, битв и поединков ждет его на суше.

Спросил Эней, не может ли Сивилла проводить его в царство мертвых: он хотел бы повидаться с отцом и выслушать его предсказания. В сопровождении Сивиллы, держа в руках золотую ветвь из священной рощи, вошел он под мрачные своды огромной пещеры, где начинался путь к подземной реке Ахеронту. Застонал под тяжестью живого человека челнок Харона, но благополучно переправился Эней через Ахеронт и оказался в самом центре преисподней. Увидел Эней души многих славных героев, видел и то, как мучаются в Тартаре души нечестивых людей, разглядел страшных подземных богов... Заметил он и Дидону, тенью блуждавшую в лесу. Попытался заговорить с ней, но тотчас скрылась тень гордой царицы, даже здесь не простила она Энею его отъезда. Наконец, достиг он того места, где обитали души праведников и где находился его отец. Обрадовался Анхис, увидев Энея: “Иного я и не ждал от тебя, сын мой! Правда, долгой задержкой в Ливии ты меня огорчил, но все-таки одолела непосильный путь твоя святая верность.”

Знал Анхис, зачем пришел к нему Эней, и поведал о грядущей славе города Рима, показал длинный ряд знаменитых своими подвигами потомков, чьи души пока еще обитали в подземном мире, ожидая своего воплощения на земле. От этих рассказов в сердце Энея вновь вспыхнуло стремление к славе. Знал он теперь, что не были напрасны его страдания.

“Доедаем мы наши столы”. Вновь пустился в путь Эней. Однажды, когда утренняя заря спешила открыть ворота новому дню, и синее море сверкало спокойной гладью своих вод, увидел Эней устье широкой реки. Перед ним был Тибр.

Понравилось Энею место, и приказал он пристать к берегу. Спустились мореплаватели на землю, расположились завтракать на свежей зеленой траве. Положили они на траву лепешки, на них фрукты, помолились богам и начали есть. Съев сперва фрукты, приступили к лепешкам , и тут воскликнул Юл, сын Энея: “Ну вот, доедаем мы наши столы!”

Он хотел пошутить, но понял Эней, что сбылось предсказание, и промолвил: “Привет тебе, край, предназначенный мне самой судьбою! Здесь теперь наша родина и наш дом!” Совершил благочестивый Эней жертвоприношение бессмертным богам. Трижды прогрохотал в ответ громом с неба Юпитер и явил им облако, сияющее изнутри золотым светом. Поняли троянцы, что правильно истолковал Эней волю богов.

Чудесное знамение. Страной, где решили обосноваться троянцы, правил Латин. У него была единственная дочь, Лавиния, предназначенная в жены Турну, вождю соседнего племени рутулов. В тот день, когда Эней со своими спутниками поедал свои столы, Латин и Лавиния совершали жертвоприношение. И вот показалось присутствующим, что охватило Лавинию пламя: запылали одежда и волосы, а на голове засверкала корона. Удивились все такому знамению, но никто не мог его объяснить; ночью же во сне услышал Латин голос своего отца, лесного бога Фавна, повелевшего отдать Лавинию в жены чужеземцу, который придет к нему.

Наутро явились к Латину послы от Энея с дарами и просьбой остаться в их краю. С радостью дал согласие Латин, и сам предложил Энею руку прекрасной Лавинии. Так сразу же установился мир и согласие между латинами и прибывшими в их край троянцами.

Война Энея с рутулами. Но не понравилось это грозной богине Юноне. Ведь она делала все возможное, чтобы Эней не добрался до Италии, зная, что потомки его разрушат любимый Карфаген, велела Юнона богине Аллекто, разжигательнице распрей, привести Турна в ярость. Дело оказалось нетрудным: вождь рутулов лишился невесты, и рад был случаю отомстить обидчику. Собрал он войско из молодых рутулов, которые рвались на подвиги, и призвал изгнать пришельцев из Италии.

Началась жестокая война. Не хотел ее Эней, был он миролюбив, хотя и бесстрашен, но пришлось ему защищать свое право жить на землях, указанных бессмертными богами. Венера принесла ему чудесные доспехи, выкованные в кузнице бога Вулкана: шлем с грозным гребнем, острый меч, прекрасный панцирь. Но главным чудом был щит. Зная грядущее, изобразил на нем Вулкан и римскую историю, и подвиги римских героев, идущих в бой за свободу, и дары от побежденных народов. Обрадовался Эней такому прекрасному дару.

Страшной была война, уходили из жизни самые молодые и цветущие. Погибли многие товарищи Энея по странствиям и его новые друзья; пали в битвах и многие храбрые воины Турна.

Поединок Энея и Турна. Наконец, сошлись в единоборстве два вождя, Турн и Эней, и побежден был грозный вождь рутулов. Ударом копья поверг его Эней на землю, и взмолился Турн: “Не прошу я тебя ни о чем, я заслужил свою судьбу, но пожалей моего отца, ведь и твой Анхис был таким же старцем; верни ему меня, или хотя бы мое тело! Ты победил, бери теперь в жены Лавинию, но положи предел своей ненависти!” Совсем уже склонил он Энея мольбами, и опустил герой занесенное для удара копье, но вдруг увидел на Турне пояс своего погибшего друга Палланта и воскликнул: “Нет, убийца моего друга, не уйдешь ты от расплаты! Этот удар наносит тебе моею рукою Паллант!” И сказав так, поразил врага насмерть.

Так Эней завоевал себе право обосноваться в Италии. Построил он город, назвал в честь своей жены Лавинием, но правил недолго. Через несколько лет завершился земной путь Энея. Потомки чтили его как бога под именем Юпитера Родоначальника.

© 2000- NIV