Мифы народов Европы и Америки
Германо-скандинавские мифы
74. Неприступная стена и еще один сын Локи

74. Неприступная стена и еще один сын Локи

Мастер предлагает возвести стену. Как только Тор отбывал на восток сражаться с великанами, у асов что-нибудь да случалось. И повелось такое с самого начала, когда боги только-только обустроились в Митгарде и возвели Вальгаллу. Пришел к ним в те времена некий мастер-великан и вызвался построить за два лета и одну зиму стену, которая отгородила бы мир людей и мир богов от горных и ледяных великанов.

Обрадовались асы такому мастеру, спросили, какую он потребует плату. Потупился мастер: «Я хотел бы просить себе в жены Фрейю. Увидел я однажды, как стремительно мчалась она на поле битвы в своей колеснице, запряженной кошками. Сияли ее глаза, сияло на ее груди необыкновенной красоты ожерелье, подаренное карлами Брисингами. И в тот же миг влюбился я в прекрасную богиню. Знаю я, что она теперь жена Одина, но я подарю ей большее счастье. А вместе с Фрейей дайте мне в качестве платы солнце и луну, чтобы в нашей стране тоже стало тепло и светло!»

Огромную работу взялся сделать мастер, все боги вместе не могли бы построить за такой срок стену. Решили они, что он просто хвастун. А чтобы проучить, заявили со смехом, мол, если за одну зиму построит он стену, так и быть, все получит. Взялся мастер, при всех заключили договор, скрепили многими клятвами, но, конечно, асы и мысли не допускали, что дело будет сделано. Одно только выговорил каменщик, чтобы помогал ему конь Свадильфари.

Мастер и конь возводят стену. С первым зимним днем принялся мастер за постройку. И дивились асы, что за глыбы тащил конь, делая вдвое больше каменщика. Шла зима, продвигалась и постройка стены. Она была так высока и прочна, что, казалось, никому не взять ее приступом. И когда до лета оставалось всего три дня, принялся мастер за ворота.

Не на шутку встревожились асы: долг-то платежом красен. Сели они на свои троны, стали искать зачинщика договора. И вспомнили, что больше всех ратовал за то, чтобы ударить по рукам, Локи. А поскольку он не раз бывал виновником бед, пригрозили ему лютой смертью, если он не найдет способа помешать мастеру доделать все за оставшееся время. Ведь не отдавать же, действительно, Фрейю замуж в страну великанов и не лишать же небо солнца и луны! Струхнул Локи и поклялся этого не допустить.

Смерть вместо платы. Как обычно, отправился мастер в тот вечер со своим конем Свадильфари за камнями. И вдруг из лесу навстречу им с призывным ржанием выскочила ладная кобылица. Заметил ее конь и словно взбесился, порвал удила, пустился за ней, и оба скрылись в лесу.

Носились лошади всю ночь, а работа осталась на том же месте. Намного меньше, чем нужно, было сделано и на следующий день. Увидел каменщик, что не доделать ему всего к сроку, и пришел в бешенство. Не стали асы ждать, когда обрушится на них ярость великанская, позвали Тора, своего главного защитника. Тотчас явился Тор, взвился в воздухе его страшный молот и разбил вдребезги череп великану. Отправился великан в глубины Нидльхейма, подземную страну.

Появление коня Слейпнира. Той кобылицей, что бегала с Свадильфари, был Локи. Как и другие боги, умел он обращаться в животных, в птиц и в рыб. В этот раз пришлось ему стать кобылицей, а потому несколько времени спустя принес он жеребенка Слейпнира. Жеребенок был серой масти, о восьми ногах, и не видали лучше коня ни боги, ни люди.

Прозвали с тех пор Локи «родичем Слейпнира». Чтобы загладить свою вину перед асами, подарил Локи восьминогого коня Одину; тот не мог нарадоваться, не расставался со Слейпниром, холил и кормил его вволю. Был конь быстр, могуч, умен, красив, всем на зависть и восхищение.

© 2000- NIV