Мифы народов Европы и Америки
Боги и герои древних греков
38. На острове циклопов и у царя ветров Эола

38. На острове циклопов и у царя ветров Эола

Начало странствий. Давно окончилась Троянская война. Вернулись по домам ее герои, легендами стали их деяния под стенами Трои, слагали о них свои песни певцы. Не вернулся лишь Одиссей. По воле бессмертных богов долгие годы странствовал он по морям, побывал во многих городах и странах, пережил разные приключения.

С попутным ветром отплыл он из-под Трои. Радостно было на душе: скоро достигнет он родины — острова Итаки, скоро обнимет Пенелопу, любимую жену, и сына Телемаха, которых не видел десять лет. Но недолго продолжалось спокойное плавание: наслал громовержец на корабли Одиссея северный ветер Борей. Заходили по небу темные тучи, окутала все тьма; трижды срывал бог Борей паруса с мачт кораблей. Если бы не случилось поблизости маленького островка, у берегов которого было затишье, погибли бы корабли Одиссея в морской пучине.

Остров лотофагов. Прояснилось небо, и понял Одиссей, что не знает, где находится. Наугад двинулся он вперед. Десять дней плыли корабли по неизведанным местам, пока не пристали к какому-то острову. Населял его мирный народ — лотофаги; питались они сладким лотосом — цветком, дающим забвение. Угостили своей пищей и послов Одиссея, отправившихся осмотреть местность, вмиг забыли те, куда и зачем шли, совсем уж решили остаться на земле лотофагов. С большим трудом удалось Одиссею вернуть своих товарищей на корабли; побыстрее отчалили они от острова.

Остров циклопов. И снова понеслись корабли по безбрежному морю. И вновь отважные греки увидели впереди землю. Оказалось, что это два острова, большой и поменьше. Причалили моряки к маленькому, расположились на ночлег.

Но заинтересовался Одиссей: а что же на большом острове? Оставил он одиннадцать кораблей у малого, а на двенадцатом, взяв с собой надежных товарищей, переправился на большой остров. Увидели они на том острове у самого моря огромную пещеру. Кто-то там жил: окружала ее ограда из огромных камней, а внутри стояли корзины с сырами и огромные чаны с простоквашей; по углам были сделаны загоны для овец и коз. Попали Одиссей и его спутники в жилище огромного одноглазого циклопа по имени Полифем. Ему и другим циклопам и принадлежал остров. Жили они в пещерах, разводили скот, не чтили божеских и человеческих законов; Полифем же был самым свирепым из них.

В пещере Полифема. Пока оглядывал Одиссей со спутниками пещеру, послышались тяжелые шаги, и вошел хозяин. Загнал он в пещеру свое стадо, огромным камнем задвинул вход и тут заметил незваных гостей. “Кто вы такие и откуда явились?” — спросил Полифем громовым голосом. “Нас сюда занесла буря, — отвечал Одиссей, — родом мы греки, плывем из-под Трои. Если ты почитаешь Зевса, то не обидишь странников”. — “Нет мне дела до Зевса, не боюсь я его гнева!” — проревел циклоп.

Схватил он громадными руками двоих спутников Одиссея, убил ударом о землю, сварил и съел. Окончив свой ужасный ужин, он заснул на земле. Гнев вспыхнул в сердце Одиссея. Обнажил он меч и хотел броситься на чудовище, но тут сообразил, что не смогут они сами отвалить громадную скалу, закрывавшую вход.

Хитроумный план Одиссея. Прошла ночь. Утром Полифем съел еще двоих греков и ушел. Но Одиссей уже придумал, как победить циклопа. В пещере лежало огромное бревно, — хотел Полифем сделать из него дубину. Заострил Одиссей конец этого бревна и спрятал его, а когда хозяин пещеры вернулся, подошел к нему и предложил чашу вина. Не знали циклопы вина, с удовольствием выпил Полифем веселящий напиток, а потом еще и еще... После третьей чаши захмелел Полифем. “Назови свое имя, я хочу сделать тебе ответный подарок!” — потребовал он. “Зовут меня Никто”, — ответил ему Одиссей. “Знай же, о Никто, что съем я тебя самого последнего! Это и будет мой подарок тебе!” — захохотал циклоп, повалился на землю и уснул. Одиссей с товарищами того и ждали. Подняли они бревно, подкрались к циклопу и острым концом выкололи ему глаз. Дико завыл Полифем, стал звать на помощь. Сбежались циклопы к его пещере, спрашивают: “Что с тобой, Полифем? Кто тебя обидел?” — “Никто”, — проревел ослепленный великан. — “Ну, если тебя никто не обижал, перестань кричать и беспокоить соседей!” Рассерженные циклопы разбрелись по своим пещерам досматривать сны.

Смельчаки выбираются из пещеры. Придумал Одиссей и как выскользнуть из пещеры: когда утром циклоп выпускал стадо, привязались греки под животами коз и баранов, и вынесли их животные из страшного места. В один миг добрались они до своего корабля и подняли паруса. Захотел Одиссей похвастать своим подвигом, стал он дразнить Полифема. Услышал его голос великан, отломил огромный кусок скалы и бросил в ту сторону, откуда доносился голос. Упала скала рядом с кораблем, но оттолкнулся шестом от берега Одиссей и снова крикнул: “Будут спрашивать, кто лишил тебя зрения, знай, это сделал я, Одиссей, царь Итаки!” Завыл от злости дикий циклоп и стал просить отца своего, Посейдона, чтобы покарал он Одиссея и тот никогда не вернулся домой. Но Одиссей был уже далеко и благополучно достиг острова, где ждали остальные корабли.

Плавучий остров Эола. Вскоре прибыл Одиссей на остров, где жил царь ветров Эол; плавает по морю этот остров, окруженный со всех сторон нерушимой медной стеной. Радушно встретил Эол Одиссея, и целый месяц гостили мореходы на острове. На прощанье дал Эол Одиссею большой кожаный мешок, завязанный серебряной бечевкой, и строго-настрого запретил его развязывать, пока не высадится он на родной Итаке. Легок был путь Одиссея от острова Эола: все время дул попутный ветер, все ближе и ближе родина. Вот уже показались вдали берега острова Итаки.

Мешок Эола. Но боги в это время погрузили Одиссея в глубокий сон, а спутники стали говорить между собой: “Почему все так уважают и любят нашего царя? Все дарят ему богатые подарки. Равным опасностям подвергались мы в Трое, — большую и лучшую добычу получил он. А теперь и Эол дал ему богатые дары. Давайте посмотрим, что скрыто в мешке!” Развязали они мешок, и в тот же момент вырвались из него сразу все ветры: Эол хотел облегчить возвращение греков домой и заключил ветры туда, оставив на свободе только попутный ветер! Поднялась на море страшная буря, из стороны в сторону бросало корабли; взлетали они на волнах почти до самого неба, а потом будто проваливались в мрачные бездны Тартара... Хотел Одиссей в отчаянии броситься в море, но потом покорился судьбе и, завернувшись в плащ, лег на корме своего корабля.

© 2000- NIV