Мифы народов Европы и Америки
Германо-скандинавские мифы
59. Мировая бездна, Имир и первые боги

59. Мировая бездна, Имир и первые боги

Мировая бездна. В начале времен не было в мире ни песка, ни моря, ни земли, ни травы, не было неба, солнца и звезд. Лишь зияла бездна, будто гигантская пропасть. С одного края бездны — Страна огня и света, с другого — Страна холода и тьмы. И вот в Стране холода и тьмы забил огромный источник: бурлит его вода, как в котле; берут там начало холодные, стремительные, ревущие и стонущие реки с ядовитой водой. Чем дальше, тем медленнее текут они, а потом начинают застывать, словно смола на стволах сосен, и превращаются в лед. Росой сверху проступает на нем яд и от холода тут же превращается в иней.

Так и заполнилась Мировая бездна на севере тяжестью льда и инея; южнее царили дожди и ветры, а близ Страны огня и света было тихо, безветренно и тепло.

Появление Имира и племени великанов. Все ближе придвигались льды к другому краю бездны, к Стране огня и света. Наконец, встретились иней и теплый воздух; стал иней таять и стекать вниз, как капли с сосульки в солнечный день. Ожили брызги и приняли образ етуна (великана). Это был Имир, древнейшее существо в мире. Потекла в его жилах ядовитая кровь, заговорили в ней злые и страшные реки, его предки из Страны холода и тьмы. Разморило Имира от тепла, прилег он отдохнуть. Заснув, етун вспотел, и под левой рукой, где было горячо и влажно, выросли мужчина и женщина, а от ног родился сын, шестиголовый великан.

Поженились мужчина и женщина, пошло от них потомство. Стали все они называться ледяными великанами, потому что Имир возник из инея и льда. Были они, как их родоначальник, злыми и коварными. Быстро увеличивалась семья, росли не по дням, а по часам великанские дети, превращались в женихов и невест. Звали одну из них Бестла. Юыла она дочерью великана Бельтерна и суждено ей было стать матерью богов.

Корова Аудумла и появление отца богов Бора. Проснулся Имир и почувствовал сильный голод. И вдруг видит, стоит огромная корова; как и сам Имир, возникла она из тающего инея, пока великан крепко спал. Звали ее Аудумла. Распирает вымя коровы от молока. Начал ее доить Имир, а молоко все прибывает и прибывает. Наелся он сам, накормил сына, насытились женщина с мужчиной, и потекло молоко прямо на ледяные глыбы, превратилось в четыре молочные реки. Вдосталь было еды етунам. Поискала корова Аудумла себе травы, не нашла, попробовала лизнуть ледяную глыбу, и стал ей солоноватый иней едой и питьем. Только лизать Аудумле приходилось беспрерывно, иначе пресеклись бы молочные реки. Одна глыба понравилась ей особенно. Лизала она, лизала, и к концу первого дня округлилась глыба, словно верхняя часть головы, и выросли из нее волосы; на второй день проступила вся голова, на третий — фигура целиком. Нового великана звали Бури, что значит «Родитель», потому что вскоре породил он Бора, будущего отца богов. И Бури, и Бор тоже были великанами, только добрыми и мудрыми.

Рождение первых богов и гибель первых великанов. Вырос Бор. Увидел он как-то красавицу Бестлу, и очень приглянулась она ему. Поженились Бестла и Бор, и родилось у них трое сыновей: первого звали Один, второго — Вили, а третьего — Ве. Известны их славнейшие имена всем, потому что стали они величайшими богами. Своими руками создали небо и землю, растения и животных, а потом и первых людей. Но не сразу взялись братья за это.

Очень злились великаны, что Бестла отвергла всех женихов из их племени, отказались они жить мирно с ней и ее сыновьями. Имир скрежетал зубами и брызгал ядовитой слюной. Где бы братья не появлялись, гнал их отовсюду. Подумали братья: «А почему бы нам не ответить злом на зло, а потом не обратить его в добро?» Подстерегли они Имира и убили. А когда пал он мертвым, вытекло из его ран столько крови, что в ней утонули все великаны. Лишь одному из них удалось остаться в живых: залез он вместе с женой и детьми то ли в ковчег, то ли в гроб-домовину, так и спасся. Был этот великан внуком Имира, и звали его Бергельмир, что значит «Ревущий, как медведь». Далеко убежали они с женой от богов; от них-то и пошли новые племена ледяных великанов. И было все это за множество дней до создания земли.


Мифы народов Европы и Америки Германо-скандинавские мифы 59. Мировая бездна, Имир и первые боги

Ясень Иггдрасиль

Вельва. Великан Бергельмир спасся на ковчеге и захоронился подальше от богов. А рядом с ними осталась их мать Бестла и древняя пророчица-прорицательница Вельва. Была она старше и богов, и Бестлы, помнила первых великанов, рожденных до века. Они-то ее и породили в давние годы. Сквозь все миры и времена проникал взор Вельвы.

Пришел как-то Один к Вельве, принес ей богатые подарки - ожерелья и кольца - и попросил ее рассказать о том, что было в мире и что еще случится. Она ему и поведала о Мировой бездне, Имире, Аудумле. Рассказала Вельва и людям о делах самих богов, их первой войне с другими богами, будущей гибели всего мира и его новом рождении. Она рассказала, что после второго рождения в мире установятся справедливость, любовь и дружба.

Мировое дерево Иггдрасиль. Вельва, рассказывая о начале времен, вспомнила, что именно тогда начало прорастать дерево предела или Мировое дерево. Это был огромный и очень красивый ясень. Боги и люди назвали его потом Иггдрасиль – «Конь Одина», потому что любил он сидеть под деревом, собирал под его ветвями и всех богов. Однажды даже сам себя повесил на Иггдрасиле, чтобы узнать тайны священных письмен.

Почти ровесником Имира было Мировое дерево. Огромны и могучи его корни: сквозь девять миров проходит они. Ветви дерева простирается над миром, а верхушка поднимается выше неба. Четыре оленя бегают среди его ветвей и гложут листья, обитают на нем Белка и Орел. Под его корнями копошатся змеи и дракон Нидхегг. Если ругает Орел дракона, бежит белка к нему вниз и передает слова великой и мудрой птицы.

© 2000- NIV