Мифы народов Европы и Америки
Германо-скандинавские мифы
67. Испытания Тора на пути в Утгард

67. Испытания Тора на пути в Утгард

Ночевка в странном доме. Побоялся Тор, что загубит козла, если не даст поджить его ноге, решил вместе с Локи, Тьяльви и Ресквой идти пешком. Держали они путь на восток, где и находилась страна великанов Утгард. Добрались они до моря, переправились, дальше пошли. Вскоре увидели большой лес. Целый день шли этим лесом, а как стемнело, стали искать пристанище. И набрели на какой-то дом, очень просторный. Его двери то ли были настежь распахнуты, то ли сняты с петель, а сам вход — во всю стену.

Быстро согрелись путники и уснули, как убитые. Но среди ночи всех перепугал страшный шум и грохот — такой, что земля ходуном ходила и весь дом трясся. Видно, началось землетрясение. Встревожились путники: и наружу идти боязно, и внутри оставаться опасно. Все же пошли наощупь к выходу. И вдруг наткнулись на маленькую пристройку с правой стороны: там было потише и, казалось, безопасней. Завел всех туда Тор, сам с молотом встал у входа. Всю ночь шум и грохот то стихали, то возобновлялись с прежней силой.

Тор обнаруживает великана. Едва рассвело, вышел Тор наружу. Видит, лежит под деревом человек огромного роста и громко храпит во сне. Догадался Тор, что за грохот и шум был ночью. А великан будто и ждал появления бога грома; вмиг проснулся и вскочил на ноги. И, как сказывают, впервые у Тора не хватило духу сразу пустить в ход молот. Спросил он человека об имени, тот назвался Скрюмиром. Подумал Тор: «Не прозвище ли это»? Ведь Скрюмир значит — «Хвастун». Открыл Тор рот, чтобы назвать себя, а незнакомец говорит: «Твое имя я знаю, ты — Аса-Тор. Не ты ли присвоил мою рукавицу?» И понял Тор, что эту рукавицу они и приняли ночью за дом, а палец — за пристройку. Расхохотались все, сели завтракать.

А потом попросился Скрюмир в попутчики, и честная компания двинулась вперед. Все припасы сложили в котомку Скрюмиру, он ловко завязал ее и, словно перышко, бросил за спину.

Тор пытается убить великана. Вновь шли они целый день. Лишь поздно вечером расположились под большим дубом на ночевку. Снял Скрюмир с себя котомку, отдал Тору и тут же захрапел. Начал Тор ее развязывать — и так, и сяк, ничего не получается. Разъярился Тор, решил, что обманул их попутчик, схватил молот и ударил того по голове.

На миг приоткрыл Скрюмир глаза: пробормотал, не листок ли, мол, упал ему на голову? И вновь захрапел. Да так, что гром по всему лесу пошел. А Тору и его товарищам было совсем не до сна, хотя и притулились они под соседним деревом. Встал Тор, подошел к Скрюмиру, занес свой молот и со всего маху ударил того в самое темя. Аж сам почувствовал, как глубоко вошел молот в голову. А Скрюмир сквозь сон спрашивает: «Не желудь ли упал мне на голову? А ты, Тор, почему на ногах, не случилось ли чего?» Отпрянул Тор, отвечает, что он-де уже проснулся, да, видно, можно дальше спать, еще только полночь. А про себя думает: «Если третий раз я изловчусь ударить, то вряд ли ты увидишь не только Тора, но и сам белый свет».

Незадолго до рассвета в третий раз подскакивает Тор к спящему и со страшной силой бьет молотом в висок. Вошел тот по самую рукоять. Скрюмир сел, провел рукой по виску и говорит: «Не птицы ли скачут надо мной в ветках дерева? Будто упал мне сучок на голову. Ты уже проснулся, Тор? Пора вам идти. Недалеко осталось до Утгарда. А мне теперь в другую сторону — вон к тем горам!» Уже на ходу бросил Скрюмир такие слова: «Шли бы вы назад, не любят в Утгарде такой мелюзги!»

Тор и его спутники проникают в Утгард. Поубавилось у Тора бодрости после ночи и этих слов, но не привык он возвращаться ни с чем. Пустились путники дальше и около полудня увидели среди поля город: ворота высоченные, палаты огромные. Были наглухо заперты все входы, да сквозь прутья решетки, словно через широкие двери, прошли смельчаки и направились к палатам. Видят, множество народу по скамьям сидит, росту немалого, виду удалого. А во главе стола то ли вождь, то ли король. Увидел он незваных гостей и говорит: «Имени своего не скрою. Оно у меня двойное, и обе части вам хорошо знакомы: Утгард-Локи». Оглянулись путники на своего Локи, и показался он им таким родным и милым по сравнению с грозным предводителем етунов.

Посмотрел на них и Утгард-Локи: «Только с теми мы дела затеваем да как настоящих гостей привечаем, кто сумеет нас чем-нибудь удивить: или уменьем, или хитростью, так что готовьтесь к испытаниям».

© 2000- NIV