Кун Н.А.: Легенды и мифы Древней Греции
Пандар нарушает клятву. Битва

Пандар нарушает клятву. Битва

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Когда Менелай с Парисом решили вступить в единоборство, бессмертные боги пировали в чертогах Зевса. Юная богиня Геба разливала нектар по кубкам. Пировали боги, глядя с высокого Олимпа на Трою. Зевс, издеваясь над Герой, стал говорить, что он прекратит кровопролитную распрю троянцев и греков, так как победил ведь Менелай. Но богиня Гера просила Зевса послать в войско троянцев воительницу Афину, чтобы она побудила кого-нибудь нарушить данную клятву. Как бы против воли согласился громовержец Зевс. Быстро, под видом яркой звезды, промчалась с Олимпа богиня Афина и упала среди троянского войска. Изумление овладело троянцами, не знали они, что значит это знамение: вновь ли начнется кровавая сеча, или же это знамение Зевса, что следует заключить мир? Афина же в образе Лаодока, сына Антенора, подошла к знаменитому стрелку из лука Пандару и убедила его сразить смертоносной стрелой Менелая.

Согласился Пандар. Схватил он свой лук, достал острую стрелу, призвал на помощь Аполлона и пустил стрелу. Зазвенела тетива тугого лука, взвилась стрела, и наверно погиб бы Менелай, но отклонила стрелу Афина, и ударила она Менелая в ту часть тела, которая защищена была двойной броней. Пробила броню стрела и вонзилась в тело Менелая. Рана была неглубокая, но все же обильно полилась из нее кровь. В ужас пришел Агамемнон, увидав, что брат его ранен. Но успокоил его Менелай. Велел призвать врача, героя Махаона, Агамемнон. Осмотрел рану Махаон и присыпал ее лекарствами. Пока Агамемнон и другие герои заботились о раненом Менелае, троянцы уже наступали на греков. Поспешил к войскам Агамемнон и стал устраивать их ряды и воодушевлять воинов к битве.

Лишь голоса вождей раздавались среди войска греков, молча шли воины. Троянцы же наступали с громкими криками. Войсками греков предводительствовала Афина-Паллада, а троянцами – бурный бог войны Арес. Грянул рукопашный бой. Смешались победные крики и стоны умирающих.

Стали отступать пол натиском греков троянцы, еще дружнее напали на них греки. Увидав это, воспылал гневом бог Аполлон, защитник троянцев; громко воскликнул он:

– Смелее вперед, троянцы! Не думайте, что из камня груди греков и из железа их тела. Смотрите, сегодня не сражается среди них и великий Ахилл – гневный сидит он в своем шатре.

Этим криком воодушевил бог-стреловержец троянцев. Стала еще кровопролитнее битва. Много погибло героев. Воодушевляла Афина-Паллада греков. В этой битве дала она несокрушимую силу царю Диомеду, сыну Тидея. Вскоре дрогнули троянцы.

Увидя Диомеда, знаменитый стрелок Пандар натянул свой лук и пустил в него стрелу. Вонзилась стрела в плечо Диомеда, и обагрилась его броня алой кровью. Возликовал Пандар – думал он, что насмерть ранил Диомеда. Громким голосом, стал ободрять он троянцев, говоря, что насмерть ранен Диомед. Диомед же подозвал героя Сфенела и просил его извлечь из раны стрелу. Извлек ему стрелу Сфенел. Громким голосом взмолился Диомед к Афине-Палладе и просил ее дать ему сразить того, кто ранил его стрелой. Предстала Афина-Паллада пред Диомедом. Она наделила его великой силой и неукротимым мужеством. Повелела Диомеду богиня смело ринуться в бой и не нападать только на бессмертных богов. Лишь богиню Афродиту мог он сразить своим копьем. Подобно раненому льву, в котором легкая рана лишь удесятерила силу и еще больше разожгла ярость, кинулся в битву Диомед.

Увидев, как свирепствует в битве Диомед, герой Эней быстро пошел по рядам троянских воинов разыскивать Пандара. Уговорил Эней Пандара напасть на Диомеда. Взошел на колесницу Энея мужественный Пандар, и понеслись они вместе против Диомеда.

Увидя на колеснице двух знаменитых героев, Энея и Пандара, стал советовать Диомеду друг его Сфенел уклониться от борьбы с такими героями. Но с негодованием отверг этот совет могучий герой. Быстро приближалась к Диомеду колесница Энея. Взмахнул копьем Пандар и бросил им в щит Диомеда. Пробило щит копье и ударилось в броню, но броня защитила Диомеда. А Пандар уже ликовал, думая, что насмерть ранил сына Тидея. Метнул свое копье Диомед. Свалился с колесницы мертвым Пандар. Быстро соскочил на землю Эней. Прикрывшись щитом, с громадным копьем в руках, он приготовился защищать труп Пандара. Диомед же схватил громадный камень, который не подняли бы и два человека, и одной рукой бросил его со страшной силой в Энея и лопал ему в бедро. Упал на колени Эней и наверно погиб бы, если бы не поспела на помощь ему мать его, богиня Афродита. Она укрыла своей одеждой Энея и хотела унести его с поля битвы.

Бросился к богине Диомед и ранил ее своим тяжелым копьем в нежную руку. Громко вскрикнула богиня и выпустила из своих объятий Энея. Но бог Аполлон покрыл его черным облаком. Диомед же грозно крикнул богине Афродите:

– Скройся, дочь Зевса! Покинь кровавую битву! Разве не довольно тебе того, что ты обольщаешь слабых женщин!

Покинула богиня любви бранное поле, а Диомед опять напал на Энея. Три раза нападал на него сын Тидея, и три раза отражал его Аполлон. Когда же в четвертый раз напал на Энея Диомед, грозно крикнул ему Аполлон:

– Опомнись, сын Тидея! Отступи и не осмеливайся нападать на бессмертных! Никогда не будут боги равны по силам смертным!

Устрашился Диомед, услыхав голос грозного бога Аполлона, и отступил. Аполлон же перенес Энея в свой храм в Трое. Там исцелили Энея богиня Лета и сестра Алоллона, богиня Артемида, на поле же битвы Аполлон сотворил призрак Энея, и вокруг этого призрака закипел упорный бой.

Раненная Диомедом богиня Афродита тем временем унеслась с поля битвы к тому месту, где сидел Арес, бурный бог войны. Громко стеная от боли, умолила она бога дать ей его колесницу; на ней быстро вознеслась она на светлый Олимп. Там припала она со слезами к коленям матери Дионы и жаловалась ей на то, что ранил ее Диомед. Отерла ей рану Диона и исцелила руку. Афина же и Гера, насмехаясь над Афродитой, говорили великому громовержцу Зевсу:

– Уж не другую ли какую-либо ахеянку уговаривала богиня Афродита бежать с кем-либо из ее любимых троянцев? Может бить, она оцарапала себе до крови руку, лаская эту ахеянку?

Улыбнулся Зевс, позвал к себе Афродиту и сказал ей:

– Милая дочь, не твое дело шумные битвы. Ведай ты браком и любовью, а битвы оставь бурному богу Аресу и воительнице Афине.

А на поле битвы по-прежнему кипел бой вокруг призрака Энея, созданного Аполлоном. Бог Аполлон понесся к Аресу и просил его укротить Диомеда. Послушался Аполлона покрытый кровью бог битв. Он понесся возбудить мужество троянцев, приняв вид героя, фракийца Акаманта. Еще яростней должна была стать битва. Вернулся на поле битвы и исцеленный Эней. Обрадовались троянцы, увидав его невредимым. Опять выстроились смешавшиеся было ряды троянцев и стали надвигаться на греков. Подобно покрывающим горы грозовым тучам, которых не гонят своим порывистым дыханием бурные ветры, ждали греки приближающихся троянцев. Возбуждали к битве греков оба героя Аякса, Одиссей и Диомед. Обходил ряды их и царь Агамемнон, сверкая своими доспехами. Снова закипела битва. Один за другим падали герои, и мрак смерти покрывал их очи. Впереди троянцев бился Гектор. Ему помогал сам бог войны Арес и грозная богиня битвы Энюо. Герой Диомед, увидав бога Ареса, отступил назад и воскликнул, обращаясь к грекам:

– Друзья, нечего нам дивиться, что с такой отвагой сражается Гектор! Ведь с ним рядом сражается и помогает ему сам бог битвы Арес. Отступайте, друзья, не осмеливайтесь вступать в бой с богами.

Все сильнее теснили греков троянцы. Пал в бою юный сын Геракла, Тлиполем, сраженный копьем сына Зевса Сарпедона. Но и Сарпедон был ранен Тлиполемом в бедро. С трудом вынесли из битвы друзья Сарпедона, не успев извлечь из его раны копья. Увидав проходящего Гектора, стал молить его Сарпедон наголову разбить греков. Снова бросился в бой Гектор, многих героев сразил он своим копьем. Еще сильнее потеснили греков троянцы.

Увидав это, богиня Гера призвала богиню Афину и вместе с ней стала быстро снаряжаться в битву, чтобы укротить Ареса. Запрягли богини с помощью Гебы в дивную колесницу коней. Афина облачилась в доспехи, возложила на голову тяжелый свой шлем, чрез плечо перекинула эгиду с головой горгоны Медузы и взошла с копьем в руках на колесницу богини Геры, и та быстро погнала коней. Когда неслись богини с высокого Олимпа, увидали они Зевса, который один сидел на высоком холме; задержала коней Гера и сказала громовержцу Зевсу:

– Неужели не гневаешься ты, Зевс, на свирепого Ареса за то, что губит он столько героев? Я вижу, как радуются этому Аполлон и Афродита. Неужели ты разгневаешься на меня, если укрощу я бога Ареса? Ей ответил эгидодержавный Зевс:

– Иди! Пусть выступит против Ареса богиня-воительница, Афина-Паллада. Никто из бессмертных не умеет так, как она, повергать в тяжелую скорбь Ареса. Быстро погнала коней дальше богиня Гера. Принеслись к слиянию двух рек, Симоиса и Скамандра, богини, сошли с колесницы, отпрягли коней и окружили их черным облаком. Гера, приняв образ Стентора, мужа, обладавшего могучим голосом, призвала греков мужественно биться с троянцами. Афина-Паллада подошла к Диомеду. Он отирал рану, нанесенную ему Пандаром. Стала укорять его Паллада и за то, что уклонился он от битвы, и за то, что боится он сражаться с троянцами. Не поступил бы так отец его, славный воитель Тидей. Но Диомед ответил богине:

– Нет, светлоокая дочь громовержца Зевса, не боюсь я вступать в бой с героями Трои. Я помню лишь, что ты повелела мне не вступать в бой с бессмертными богами.

Сказала тогда Афина Диомеду:

– О, сын Тидея, любимец Афины, теперь не бойся ни Ареса, ни кого-нибудь из других богов. Я сама буду твоей помощницей. Иди скорей в бой против Ареса. Еще недавно он обещал помогать грекам, а теперь, вероломный, помогает троянцам.

Стала на колесницу Диомеда Афина-Паллада вместо Сфенела. Застонала дубовая ось колесницы от тяжести богини. Погнала коней Афина, незримая Аресу, прямо на него в ту минуту, когда он снимал доспехи с убитого героя Перифанта. Увидал Арес стоящего рядом с Афиной Диомеда, оставил труп сраженного им героя Перифанта, с которого снимал он доспехи, и бросил копьем в сына Тидея. Отклонила копье Афина, и оно пролетело мимо. Удесятерила Афина силы Диомеда, он поразил Ареса копьем и вырвал назад копье из раны. Так страшно вскрикнул Арес, словно вскрикнули разом десять тысяч воинов. Содрогнулись все воины троянцев и греков от ужасного крика. Покрытый черными облаками, бурный Арес быстро вознесся на светлый Олимп. Там сел он около Зевса и жаловался ему на Афину-Палладу за то, что она помогла Диомеду ранить его. Грозно взглянул на сына Зевс. Ненавистен был ему Арес за любовь к кровавым битвам; и сказал он сыну, что если бы не был он его сыном, то давно низверг бы он его в мрачный Тартар. Прекратил свои жалобы бурный Арес. Зевс призвал божественного врача Паона, и тот быстро исцелил рану Ареса. Геба же омыла Ареса и облекла его в роскошные одежды, Возвратились на светлый Олимп и богини Гера с Афиной. Так обуздали они ненасытного битвами бога войны Ареса.

Под стенами Трои по-прежнему кипела битва. Снова стали теснить троянцев греки. Многих славных троянцев повергли в прах Аякс, Диомед, Менелай, Агамемнон и другие герои и сняли с убитых их пышные доспехи. Видя, что недалеко уже полное поражение троянцев, сын Приама, прорицатель Гелен, стал молить шлемоблещущего Гектора и сына Афродиты Энея, чтобы ободрили они троянцев и спешили скорее в Трою умилостивить богатыми дарами богиню Афину. Послушался Гектор брата. Он снова воодушевил троянцев, и они отразили натиск греков.

© 2000- NIV