Энциклопедия русского быта XIX века (что непонятно у классиков литературы)
СЛОВО - ЕР - С

СЛОВО - ЕР - С

Частое повторение в речи слова «сударь» свидетельствовало об уважении к называемому. Отсюда родилось знаменитое «слово - ер - с», которым преисполнена речь персонажей дореволюционной литературы, то есть прибавление к словам звука «с», сокращения от «сударь».

Почему же это «с» называлось «слово - ер - с»? В старославянской азбуке буквы имели словесные обозначения «а» - «аз», «б» - «буки», «в» - «веди»; отсюда и «азбука», по первым ее буквам. Словесным обозначением буквы «с» служило «слово»: «ъ», который ставился в конце слов после согласных, назывался «ер», а «с» в конце лишний раз напоминала об источнике «слово - ер - с» - сжавшемся до единственного звука обращения «сударь».

Когда - то «слово - ер - с» было распространено и в речи дворянства как выражение уважительности прежде всего к старшим. Одним из признаков гордого и независимого поведения молодого Евгения Онегина в среде соседей - помещиков был отказ от «слово - ер - са». За это он был решительно осужден местным дворянством как неуч и сумасброд: «Все да да нет ; не скажет да - с / Иль нет - с » . Зато у почтительного Молчалина «слово - ер - с» не сходит с языка: «да - с», «я - с», «к нам сюда - с» и т.д. Даже Фамусов, заискивая перед Скалозубом, употребляет «слово - ер - с».

«Слово - ер - с», или, как иногда его называли, «слово - ерик - с», в представлении старых дворян свидетельствовало о сохранности «добрых традиций» старины, патриархальности и почитании старших. «Слово - ерик - с пропало, - говорит консерватор и крепостник Калломейцев в «Нови» Тургенева, - и вместе с ним всякое уважение и чинопочитание!»

Однако оно не пропало вовсе, а только исчезло из речи образованных дворян, перейдя к купечеству, мещанству, мелкому чиновничеству, прислуге.

Униженный и прибитый штабс - капитан Снегирев в «Братьях Карамазовых» Достоевского, представляясь, говорит: «Скорее бы надо сказать: штабс - капитан Словоерсов, а не Снегирев, ибо лишь со второй половины жизни стал говорить словоерсами. Слово - ер - с приобретается в унижении».

Помните эпиграф к 6 - й главе «Пиковой дамы» Пушкина:

«- Атанде!

- Как вы смели мне сказать атанде?

- Ваше превосходительство, я сказал атанде - с!»

Этот разговор за карточным столом говорил современнику многое: атанде - карточный термин, означающий «подождите, ход сначала сделаю я». Вероятно, без «слово - ер - са» он звучал несколько грубо, вроде простого «подождите», из - за чего скромному участнику игры приходится извиняться перед «превосходительством» - генералом.

Было бы неверным считать «слово - ер - с» исключительно выражением почтительности. К концу XIX века в среде интеллигентных мужчин «слово - ер - с», употребляемое умеренно, стало средством усиления эмоциональной выразительности речи, признаком некой, подчас иронической, официальности. Так, доктор Астров в «Дяде Ване» Чехова говорит Войницкому, с которым он на равных, со «слово - ер - сами»; «слово - ер - с» употребляют и Соленый в «Трех сестрах», и многие другие персонажи чеховских произведений без всякого раболепия.

Весьма любопытно, психологически тонко и убедительно построена беседа - допрос Раскольникова в «Преступлении и наказании» Достоевского. Следователь Порфирий Петрович, дабы придать разговору с подследственным доверительный, полуофициальный характер, часто употребляет «слово - ер - с», Раскольников, будучи в неравном положении, - ни разу. «Вы и убили - с» , - так спокойно - вкрадчиво Порфирий Петрович заканчивает разговор, как бы смягчая этим «слово - ер - сом» напряженность ситуации.

С Октябрьской революцией 1917 года, уничтожившей декретом чины, сословия и связанные с ними формулы титулования, стихийно, без всяких указов умерло и «слово - ер - с». Сохранилось оно на некоторое время в устах старой профессуры, ученых и врачей, в качестве добавления к некоторым служебным словам: ну - с, да - с, вот - с, так - с , как бы придавая речи отнюдь не подобострастность, а некую солидность и барственность.

© 2000- NIV