Энциклопедия русского быта XIX века (что непонятно у классиков литературы)
МЕРЫ ВЕСА

МЕРЫ ВЕСА

Сначала приведем таблицу:

Золотник = 4,26 грамма.

Лот = 3 золотника = 12,79 грамма.

Фунт = 32 лота = 410 граммов.

Пуд = 40 фунтов = 16,38 килограмма.

Берковец = 10 пудов = 163,8 килограмма.

ЗОЛОТНИК стал мерой веса на основе одноименной золотой монеты, которая использовалась как гирька. Отсюда - «мал золотник, да дорог ». Так говорят о чем - то на вид незначительном, а по существу ценном. На золотники продавались товары, употреблявшиеся в домашнем хозяйстве в небольших количествах, - чай, сахар. Чепурин в пьесе Островского «Трудовой хлеб» получает два куска сахара - «два золотника - рафинад нынче в цене ». Анна Павловна в «Пошехонской старине» Салтыкова - Щедрина «проводит пальцем черту на комке масла и долго спорит из - за лишнего золотника, который выпрашивает повар ». В рассказе Горького «В степи» упоминается «кусочек хлеба золотников в пять весом », то есть очень небольшой, чуть тяжелее 20 граммов.

ЛОТ. Забытыми ныне лотами измерялись цветочные семена, почтовые отправления, ценные и полудрагоценные камни и т.п. В «Преступлении и наказании» Достоевского читаем: «Письмо от матери Раскольникова было большое, плотное, в два лота: два большие почтовые листа были мелко - мелко исписаны ». Итак, вес письма составлял почти 26 граммов. «Вот, смотри, Верочка, это твое, а то Марфинькино - ни одной нитки жемчуга, ни одного лишнего лота ни та, ни другая не получит », - говорит бабушка в «Обрыве» Гончарова, деля свои драгоценности.

ФУНТ. Фунтами измерялись хлеб, конфеты, масло, почти все продовольственные товары, и даже керосин - полторы копейки стоил фунт керосина. Схимник Ферапонт в «Братьях Карамазовых» «ел всего лишь по два фунта хлеба в три дня, не более ». В тяжелое военное время в Павлоградском полку - узнаем из «Войны и мира» - «растягивали последние сухари: выдавали только полфунта на человека », то есть двести граммов в сутки, очень немного.

В «Господах Головлевых» говорится о дынях «по 20 фунтов весу - вот какие дыни! ». Дыни действительно изрядные - по 8 с лишком килограммов каждая.

Восьмая часть фунта, то есть 50 граммов, в обиходе называлась ОСЬМУШКОЙ. Эта мера упоминается в автобиографической трилогии Горького: «Мы покупали три золотника чая, осьмушку сахара… »

Очень часто в старой литературе встречаем выражения «шестериковая сальная свеча», «пятериковая свеча» и т.п. В рассказе Глеба Успенского «Примерная семья» герои жалуются на оплывающие свечи и обмениваются такими репликами: «Вы ЧЕТВЕРИК палите?» - «Четверик» . Догадаться, как выглядела такая свеча, без исторических источников невозможно. А связаны эти бытовые названия с тем же фунтом: шестериковых свечей продавалось по шесть за фунт, пятериковых - по пять на фунт и т.п. Чем легче были свечи, тем меньше они оплывали.

ПУД. Слово знакомое, только недавно вышедшее из официального употребления, примерно - 16 килограммов. В классической литературе оно нередко употреблялось гиперболически. Гоголевский Тарас Бульба «вскочил на своего Черта, который бешено отшатнулся, почувствовав на себе двадцатипудовое бремя, потому что Тарас был чрезвычайно тяжел и толст ». Бессмысленно, однако, переводить вес Бульбы в килограммы - храбрый казак не мог весить 327 килограммов. Это обычная для Гоголя гипербола.

То же - в «Горе от ума», где Фамусов говорит: «…При государыне служил Екатерине. / А в те поры все важны, в сорок пуд…» Здесь сорок пуд, конечно, не мера веса, а, если можно так выразиться, мера важности.

Были и редкие местные меры веса, например БАТМАН на Волге - 10 фунтов. В повести Горького «В людях» работник Мишка на спор съедает за два часа батман окорока, то есть 4 килограмма.

Вспоминая, как объедались блинами на масленицу в старой Москве, Куприн с усмешкой пишет: «…цифры тут астрономические. Счет приходилось бы начинать пудами, переходить на берковцы, потом на тонны и вслед за тем уже на грузовые шестимачтовые корабли» .

© 2000- NIV