Народы и религии мира
ОБЩИНА

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ОБЩИНА

общи́на, в широком смысле — естественно сложившееся надсемейное объединение людей, характеризующееся общностью интересов, иногда общностью происхождения, эмоциональным или культурным единством и т. п. (например, земляческая, эмигрантская, религиозная общины). В узком смысле — самоуправляющаяся и самовоспроизводящаяся социальная ячейка надсемейного уровня, характеризующаяся личностными отношениями между входящими в неё людьми и типичная преимущественно для доиндустриальных обществ. По своим структурным признакам, формам существования и социально-экономическим функциям общины чрезвычайно многообразны. Общепринятая их типологизация и связанная с ней терминология отсутствуют. Однако выделяется несколько этнографически изученных и исторически реконструируемых типов общин.

Так, по структурообразующим принципам общины, изученные этнографически, можно подразделить на общины, основанные на родственных связях, и общины, основанные на территориальных, или соседских связях. Первые организуются вокруг структурного стержня, каковым является локализованная часть какого-либо родственного объединения (например, линиджа или рэмиджа). Они состоят из родственников, объединённых либо унилинейной или амбилинейной филиацией, либо какими-то родственными связями, которые определяются билатерально (см. Амбилинейность, Билатеральность, Унилинейность), и проживающих совместно, а также пришлых членов их семей (партнёров по браку и другие.гих), чьи родственные группы локализуются в других местах. Как правило, именно члены локализованной (совместно проживающей) части родственной группы (локализованного родственного ядра общины) играют ведущую роль в организации общинного землепользования, доступа к иным ресурсам и совместной трудовой, духовной и иной активности общинников. Структурной основой таких общин могут быть также несколько локализованных родственных групп. Иногда подобные общины обобщённо именуют родовыми, что не вполне точно, так как их структурной основой могут быть родственные группы, никак не соответствующие определению рода (например, неэкзогамные амбилинейные рэмиджи). В основе общин второго типа лежат территориальные, соседские связи между отдельными домохозяйствами, проживающими совместно или поблизости друг от друга и коллективно пользующимися земельными или какими-то иными ресурсами, а также практикующими те или иные виды соседской взаимопомощи. Известны также многочисленные формы общины смешанного типа, построенные на той или иной комбинации обоих структурообразующих принципов.

Приведённая типология по структурным основаниям может быть соотнесена с так называемой исторической типологией, долгое время занимавшей ведущие позиции в отечественной этнологии. В ней различаются первобытная община, свойственная доклассовым обществам, и крестьянская (соседская), типичная для докапиталистич. классовых обществ (А. И. Першиц, Ю. И. Семёнов). Эта типология стремится представить последовательные стадии исторического развития общины и наряду со структурными признаками общины учитывать и целый комплекс иных: формы собственности и распределения, соотношение социальных статусов членов общины или входящих в их состав подразделений, формы самоуправления и взаимопомощи и др. При этом важно иметь в виду, что выделяемая в ней первобытная община, по крайней мере на ранних стадиях её развития (различаются также два последовательно существовавших типа первобытной общины — раннепервобытная и позднепервобытная), является в значительной мере результатом реконструкции по косвенным данным.

В раннепервобытной общине видят сугубо эгалитарный и весьма малочисленный коллектив с присваивающей экономикой, общей собственностью на средства производства и уравнительным распределением; в позднепервобытной общине — более сложное социальное образование с производящим или высокоспециализированным присваивающим хозяйством, позволяющим получать регулярный избыточный продукт, гораздо более высокой численностью (что ведёт к внутреннему дроблению её на подобщины), развивающейся индивидуальной собственностью, трудовым распределением, зачатками эксплуатации и социального неравенства. Между приверженцами этой типологии имеются разногласия по поводу соотношения первобытной общины и рода (частично или полностью совпадали между собой названные институты, являлся ли тем самым род одновременно и общиной — то есть социально-экономическим, производственным объединением — или нет), но родовая структурная основа считается безусловно присущей этому стадиальному типу общины в его развитых формах.

Соседскую, или крестьянскую, общину связывают с заменой родовых структурных основ территориальными (что не исключает выделения в её составе объединяемых родственными отношениями групп домохозяйств — патронимий), дальнейшим ростом численности (до нескольких тысяч человек), развитием частной собственности и выраженной социально-экономической дифференциации при одновременном сохранении тех или иных форм общинной собственности и в значительной мере ограниченного (ввиду вхождения в политико-правовую систему государства) самоуправления. Подчёркивается, что крестьянская община является объектом жестокой эксплуатации со стороны государства и господствующих классов. Выделяются также промежуточные или переходные между первобытной и крестьянской формы общины — протокрестьянская, гетерогенная общины и др.

В современной отечественной науке наметилась тенденция к пересмотру этой типологии в связи с развитием представлений о значительно более сложном, многовариантном характере эволюции общинных институтов. Так общины представляют самостоятельным социальным организмом только в доклассовых обществах, не имевших развитых политических систем, а с появлением жёстких надобщинных структур (вождества, государства и т. п.) её роль снижается. Однако по современным представлениям социально-политическая эволюция сложных классовых обществ может идти и за счёт развития и укрепления именно общинных институтов, что приводит к складыванию суверенных гражданских общин (античный полис, средневековые швейцарские кантоны, "общества" Нагорного Дагестана и т. д.).

Традиционное противопоставление общине доклассовых и классовых обществ по таким признакам, как эгалитарность и социальная дифференциация, также представляется упрощённым. Довольно жёсткие формы социального неравенства встречались в общинных структурах доклассовых обществ (в том числе, у неспециализированных охотников и собирателей), с другой стороны, реальная эволюция общины сложных классовых социумов нередко характеризовалась развитием институтов социально-экономического выравнивания (например, античная литургия или институт земельных переделов, свойственный исторически наиболее поздним крестьянским общинам). Представление о том, что чётко выраженная родственная (родовая) структура общины присуща главным образом доклассовым обществам также не вполне согласуется с реальностью, и известно немалое число общин, основанных на унилинейных (в том числе матрилинейных) родственных институтах в классовых системах.

В целом задача выработки стройной и универсальной исторической типологии общины, в которой целые комплексы признаков общинной организации определённо соотносятся с конкретными этапами социально-экономического развития человечества, а тем более задача чёткого стадиального атрибутирования общин, изученных этнографически, вряд ли выполнима. Скорее возможно лишь выявление некоторых корреляций между отдельными структурными и функциональными свойствами различных форм общины и теми или иными типами социально-экономических и политических систем.

Менее уязвимы для критики классификации общин, основанные на формах хозяйственной организации — земледельческие, скотоводческие (кочевые), промысловые общины и другие.

О. Ю. Артёмова, А. В. Коротаев

В начало словаря

© 2000- NIV