Мифы народов мира
Статьи на букву "Ч" (часть 2, "ЧИА"-"ЧЭН")

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Ч" (часть 2, "ЧИА"-"ЧЭН")

ЧИА

ЧИА («луна»), в мифологии чибча-муисков богиня луны. Чиминигагуа в конце творения мира превратил самую красивую женщину в луну, а самого красивого мужчину - в солнце. По другому мифологическому сюжету, в луну преобразился творец людей, прародитель чибча - касик селения Сога-мосо. Образ Ч. контаминировался (вероятно, при объединении племён) с другими божествами плодородия - Уитакой и Юбекайгуайя, причём каждая из ипостасей приняла на себя отдельную функцию. Ч. способствовала большему плодородию земли тем, что создавала тучи и вызывала дожди; Уитака стала эротическим божеством; Юбекайгуайя указывала сроки начала пахоты и охраняла урожаи. Все три находились при этом в неразрывном единстве и часто почитались совместно, причём составное астральное божество плодородия могло называться любым из трёх имён, но чаще всего - Ч.

с. я. с.

ЧИБРАФРУИМЕ

ЧИБРАФРУИМЕ - в мифологии чибчамуисков бог войны, покровитель сословия воинов. Считался помощником Бочики.

С. А. Созина.

ЧИБЧАКУМ

ЧИБЧАКУМ - Чибчачум («опора», «сила чибча»), в мифологии чибчамуисков бог природных сил, хранитель земли чибча, никуда не отлучающийся из её пределов. Однажды Ч„ рассердившись на людей за несоблюдение установленных им обычаев, запрудил течение рек Сопо и Тивито и затопил долину Боготы. Бочика, который по просьбе чибча избавил их от наводнения, обязал Ч. держать на плечах землю. Время от времени Ч., чтобы отдохнуть, перекладывает землю с одного плеча на другое, поэтому происходят землетрясения. Ч. особенно почитался земледельцами, золотых дел мастерами и торговцами. В жертву Ч. приносили главным образом золото.

с. я. с.

ЧИБЧА-МУИСКОВ МИФОЛОГИЯ

ЧИБЧА-МУИСКОВ МИФОЛОГИЯ - Была распространена до 16 в. - до времени испанского завоевания - среди индейцев языковой группы чибча, населявших район Центрального нагорья современной Колумбии. Племена чибча были к моменту прихода испанцев объединены в две большие конфедерации, называвшиеся по их столицам: Богота (Баката) и Согамосо.

Ч.-м. м. не успела сложиться в стройную единую систему, однако ко времени вторжения испанцев уже появлялся общий для всех чибчамуисков пантеон с определёнными для каждого персонажа мифологемами и сюжетами, с намечавшейся иерархией божеств и героев, что отвечало начавшемуся процессу классообразования у чибча-муисков. Общим для всех чибчамуисков был космогонический миф, согласно которому бог-демиург Чиминигагуа, вместилище света, распространил свет в тёмный до того мир, затем создал все вещи, растения, животных, людей, а из самых прекрасных - мужчины и женщины - сделал солнце и луну. По другой версии, первые, неизвестно кем сотворённые люди - касик Согамосо и его племянник касик Рами-кири создали прародителей человечества: мужчину из жёлтой глины и женщину из высокой полой травы. Затем касик Согамосо послал племянника на небо, чтобы тот стал солнцем и освещал мир; но видя, что света всё ещё не хватает, сам тоже поднялся на небо и стал луной. Небо у чибчамуисков необитаемо. Земля держится на больших гуайяках (кустарник с очень твердой древесиной), по другому сюжету - на плечах Чибчакума. Центр земли - место обитания душ умерших, которые, как и при жизни, живут в таких же домах, возделывают поля и т. д. В страну мёртвых души умерших переправляются через бурную реку в лодках и на плотах, сплетённых из паутины, а затем спускаются по крутым, обрывистым дорогам через жёлтую и чёрную земли (возможно, символизирующие день и ночь). В Ч.-м. м. главными небесными божествами считались Суэ и Чиа, кроме того, широкое распространение приняло почитание матери-земли и воды (поклонялись рекам и озёрам).

Антропогонический миф в Ч.-м. м. существовал в трёх основных вариантах. Согласно одному из них, сотворение людей приписывалось Чиминигагуа, по другому - Согамосо и Ра-микири, по третьему - прародительницей людей была Бачуэ со своим сыном-мужем. Большое число мифов в Ч.-м. м. связано с животными (птицы, земноводные, медведь, лисица, ягуар, пума, олень). Так, божество Ненкатакоа имело облик медведя или лиса, в ритуальных плясках танцоры обряжались различными животными. Особое распространение получили мифы о змеях, связанные с почитанием водной стихии. Прародительница Бачуэ в её сын-муж превратились в змей, что позволяет предположить то-темический характер культа. В Ч.-м. м. шёл также процесс антропоморфизации божеств: солнечный диск Суэ слился с образом одного из высших божеств - Бочики (почитавшемся в виде старца). Луна Чиа - с божеством плодородия - Уитакой, имевшей облик прекрасной женщины. Звериные персонажи заменялись человеческими. Так, по одному из мифов, жена касика, уличённая мужем в измене, утопилась вместе с маленькой дочкой в озере Гуатавита. Когда касик потребовал от жрецов вернуть жену и дочь, то один из жрецов, спускавшийся на дно, рассказал по возвращении, что они стали божествами озера Гуатавита и их стережёт дракон (змея). Почитание водных божеств озера Гуатавита легло в основу. ритуала посвящения в правители у чибча. Вступающий в должность вождя приходил в сопровождении жрецов и толпы народа к озеру Гуатавита; здесь жрецы смазывали его тело жиром и посыпали золотой пылью. Затем он выплывал на середину озера на тростниковом плоту, нагруженном золотом и драгоценностями, весь груз бросал в воду, чтобы умилостивить водные божества, а сам вплавь добирался до берега, как бы повторяя мифологический сюжет «рождения из озера». Этот ритуал послужил развитию иной, европейской легенды о сказочно богатой стране и её золотом правителе - Эль Дорадо (перевод с испанского El dorado, «золотой», «золочёный»). Наряду с другими у чибчамуисков получил распространение солярный миф. Многие вожди - реальные или легендарные - считались наследниками либо прямыми потомками солнца, например Фома-гата, обладавший способностью превращать людей в камень. Сюда же. относится миф о культурном герое, тиране - устроителе общества Га-ранчаче. Он родился от дочери касика Гуачета, девственно зачавшей от солнца на вершине холма и родившей большой изумруд, который через несколько дней превратился в мальчика Гаранчачу. Достигнув 24 лет, он ушёл странствовать и обошёл все земли племенных союзов Тунхи и Согамосо, где ему поклонялись как сыну солнца. Затем, убив касика Рамикири, Гаранчача занял его место, позднее стал правителем Тунхи, где заложил храм своему отцу - солнцу. С приходом испанских завоевателей Гаранчача исчез, как исчезает вечером солнце.

Лит.: Созина С. А., Муиски - ещё одна цивилизация древней Америки, М., 1969;

Simon P., Noticias historiales de las conquistas de Tierra Firme en las Indiaa Occldentales, v. 1-9, Bogota, 1953; Fernandez de Pledrahita L., Historia general de las conquistas del Nuevo Reino de Granada, v. 1-4, Bogota, 1942; Castellanos J. de, Historia del Nuevo Reino de Granada, t. 1-2, Madrid, 1886-87; Kroeber A. L., The Chibcha, в кн.: Handbook of South American Indians, v. 2, Wash., 1946, p. 887-909; Ghisletti L., Los muiskas una gran civilizacion precolombina, t. 1-2, Bogota, 1954; Broadbent S. М., Los chibchaa, Bogota, 1964.

С. Я. Серов

ЧИЛЬТАН

ЧИЛЬТАН - кырк чильтан, кырк бир чильтан, кырык, шилтён (чильтан - перс., тадж. «сорок людей»), в мифологиях народов Средней Азии категория духов. Образ таджикско-персидского происхождения. Согласно наиболее распространённым мифам, Ч. - сорок могущественных святых, управляющих миром. Ч. могут быть невидимы для людей, а могут в человеческом облике жить среди них (нередко принимая образ бедного, презираемого окружающими человека). Если кто-то из Ч. умирает, оставшиеся избирают из людей достойного занять его место. Обычный эпитет Ч. - гайиб эрен («невидимые святые»; у киргизов духи кайып эрен - покровители диких жвачных животных, иногда отождествляемые с Ч.) или эрен, арангляр («святые»). По казахско-узбекскому мифу, Ч. живут на острове среди моря, куда людям доступ закрыт, по другим мифам, они собираются обсуждать свои дела в безлюдных местах (на кладбищах, вдали от жилья), где их может увидеть случайный прохожий. В некоторых районах таджики считали, что Ч. по ночам воруют младенцев и скот и уносят их в свои горные пристанища. У узбеков и туркмен Ч. - также покровители юношей, в Хорезмском оазисе - покровители воды и (как и у горных таджиков) патроны кондитеров, у уйгуров - также первые шаманы и покровители шаманов. Согласно представлениям некоторых групп узбеков и таджиков, Ч. - шаманские духи-помощники, близкие кырк кыз (у узбеков иногда отождествляются с ними, в таджикских мифах Ч. и сорок дев вместе гуляют и танцуют в период цветения растений).

Лит.: Андреев М. С., Чильтаны в среднеазиатских верованиях, в кн.: В. В. Бартольду, Таш., 1927.

В. Б.

ЧИМАЛЬКАН

ЧИМАЛЬКАН - Цоциха-Чималькан («прекрасная змея» или «прекрасная змея рода летучих мышей»), в мифологии какчикелей божество, первоначально почитавшееся под видом летучей мыши. Позднее его образ слился с Кецалькоатлем, принесённым тольтеками, и уже представлялся в виде пернатой змеи. К нач. 16 в. Ч. почти слился с Тохилем.

р. к.

ЧИМИНИГАГУА

ЧИМИНИГАГУА - в мифологии чибча-муисков бог-демиург. В начале времён, когда была тьма и не было мира, свет был заключён в нечто огромное, что называлось Ч. Постепенно Ч. стал излучать свет и творить мир. Первыми он создал больших чёрных птиц и послал их разнести по миру свет в клювах. В освещённом мире Ч. сотворил людей, животных, растения, солнце и луну.

с. я. с.

ЧИНВАТ

ЧИНВАТ (авест.), в. иранской мифологии мост через водную преграду, разделяющую царства живых и мёртвых. В зороастризме распорядителем судеб на мосту Ч. становится Заратуштра, провожающий по нему души праведных («Ясна» 46, 10-11; 51, 3). В поздней традиции Ч.- «мост судебного разбора», вершимого над душами умерших Митрой, Рашну и Сраошей. Под стопой грешника Ч. становится узким, «как лезвие бритвы», праведнику кажется шириной «в девять копий или двадцать семь стрел» («Саддар» 46, 1-2).

Лит.: Mole М., Daena, Ie pont Cinvat et 1'initiation, dans Ie mazdeisme, «Revue de rhistotre des religions», I960, t. 167, № 2.

Д. Л.

ЧИНГИСХАН

ЧИНГИСХАН - персонаж мифологии монгольских народов, восходящий к реальному лицу - полководцу, основателю монгольской империи 13 в. Многие мифологические мотивы и связанные с ним представления бытовали в Центральной Азии задолго до появления реального Ч. Культ Ч. был учреждён его внуком Хубилаем, основателем Юаньской династии. Мифологический Ч. вписался в традицию почитания у монголов духов предков (выражавшегося в изготовлении онгонов, в упоминании в призываниях, в жертвоприношениях). Ч. был объявлен великим предком рода монгольских каганов (великих ханов), ему было установлено святилище, известное под названием «Восемь белых шатров». Внутри культа Ч. существовал культ его сульде - его военного духа (гения), воплощённого в знамени. Особо почитались Цаган сульде («белое знамя»), Хара сульде («чёрное знамя»). Для знамён Чингисхана были построены специальные святилища, разработан ритуал жертвоприношений. Имеется предположение, что Хара сульде и Цаган сульде - вымышленные имена реальных приближённых Чингисхана. С культом Ч. связан культ членов его семьи: матери, жён, сыновей и др.

Образ Ч. претерпел эволюцию с распространением ламаизма в 16- 18 вв. По преданиям, Ч. как грозное, требующее кровавых жертв божество был укрощён панчен-ламой, который запретил кровавое жертвоприношение в его честь, запер гроб с костями Ч. и ключи от него увёз в Тибет, в монастырь Ташилхумпо. Ч. был включен в число охранительных божеств монгольского буддизма. В ряде молитв к нему обращались как к «белому носителю обета». Ламаистская традиция ведёт родословную Ч. от мифического индийского царя Маха Самади.

В мифологии монгольских народов с Ч. связано несколько фольклорных сюжетов. Ч. выступает как культурный герой, установивший некоторые свадебные обряды, изобрёвший водку, кумыс и табак; он - покровитель кузнечного дела и т. д. Топонимический фольклорный цикл объясняет происхождение названий местностей, исходя из деятельности реального Ч.: Алтай улгий («золотая колыбель») - место его рождения; Тогон Шулун («каменный котёл») и Санага («черпак») именуются так в память забытых воинами Ч. вещей. О названии горы Дёш («наковальня») в окрестностях Новоселенгинска (Бурятская АССР) существует легенда: здесь Ч. ковал железо, стоя одной ногой на правом, другой - на левом берегу реки Чикой, закаливая в ней свои изделия. Ряд мифов посвящены предполагаемому месту нахождения могилы исторического Ч.: на дне специально отведённого русла реки; в одной из пещер общемонгольской святыни - горы Бурхан-халдун и др.

Лит.; Дылыков С. Д., Эджен-хоро, в кн.: Филология и история монгольских народов, М.. 1958; Жамцарано Ц., Культ Чингиса в Ордосе, «Central Asiatic Journal», 1961, v. 6, № 3; С моле в Я. С., Бурятская легенда о Чингис-хане в связи с названием местностей Забайкалья и сопредельной Монголии, «Труды Троицкосавско-Кяхтинского отделения Приамурского отдела Русского географического общества». 1900, т. 3, в. 1; Жуковская Н. Л., Ламаизм и ранние формы религии, М.. 1977; Ринчен Б., Культ исторических персонажей в монгольском шаманстве, в кн.: Сибирь, Центральная и Восточная Азия в средние века, Новосиб., 1975; Bawden С. Р., The posthumous reputation of Genghis Khan, «New Orient», I960, v. 1, № 2.

Н. Л. Жуковская.

ЧИСЛА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЧИСТИЛИЩЕ

ЧИСТИЛИЩЕ (лат. purgatorium), в католическо-христианских представлениях место, где души умерших очищаются от грехов перед вступлением в рай. Ч. понимается как некое промежуточное место загробного мира между раем и адом, где души умерших, не попавших сразу в рай или ад и не отягчённых смертными грехами, горят в очищающем огне; когда их грехи будут искуплены, они получат доступ в рай. Представление о Ч. как о втором «потустороннем царстве» систематизировал и развил Данте в «Божественной комедии». Он помещает Ч. на земле (в соответствии с некоторыми преданиями средневековья). Оно высится в центре океана южного полушария огромной горой, имеющей форму усечённого конуса и образовавшейся при низвержении Люцифера с неба в преисподнюю. В Ч. - семь кругов, в каждом из которых с чела грешника смывается печать одного из семи смертных грехов; достигнув земного рая на вершине горы Ч., очищенные души возносятся на небеса. Расположенная в южной точке земного диаметра гора Ч. геометрически противополагается Иерусалиму, находящемуся в северной точке, так как совершённый в земном раю первородный грех Адама был искуплен на Голгофе кровью Христа (Чистилище, песнь II 1-6). См. также Мытарства.

Д. В. Щедровицкий.

ЧИ-Ю

ЧИ-Ю - в древнекитайской мифологии герой-мятежник. На рельефе в храме Улянцы (2 в.) изображён в виде полузверя-получеловека с головой барса и когтями тигра, над головой щит, в одной руке топор, в другой - меч, левой ногой стоит на самостреле, в когтях правой ноги - секира. В «Шу и цзи» («Описании удивительного») Жэнь Фана (5 в.) даётся несколько иная версия: у Ч.-ю тело человека, копыта быка, четыре глаза и шесть рук.

В древних сочинениях рассказывается, что Ч.-ю был потомком государя Янь-ди. Победив Янь-ди и захватив южные земли, Ч.-ю начал войну с правителем Хуан-ди (по другим вариантам, Ч.-ю пошёл войной на Хуан-ди, мстя за Янь-ди).

В преданиях 3 в. до н. э. - 3 в. н. э. говорилось, что у Ч.-ю были рога и он бодал ими Хуан-ди. Отсюда де пошла популярная в Северном Китае до 20 в. игра в Ч.-ю Её участники надевали маски с рогами и бодали друг друга. Культ Ч.-ю был, видимо, особо распространён на севере Китая, жертвоприношения в его честь здесь совершались ещё в 6 в. Его изображения делались на ритуальных сосудах, пряжках, где Ч.-ю изображался в виде маски чудовища Тао-те. В первых веках н. э. изображения Ч.-ю использовались по аналогии с Чжун Куем (персонификацией персиковой палицы) как охраняющие от злых духов. Ч.-ю приписываются связь со стихией железа и изобретение различных видов оружия (топоры, пики, секиры и т. п.). В средние века Ч.-ю обычно трактовался как мятежник, выступивший против гуманного правителя Хуан-ди. Его образ не раз использовался в литературе, например в драме 13-14 вв.

Лит.: Юань Кэ. Мифы Древнего Китая, [пер. с кит.], М., 1966, с. 117-32, 359-63;

Ло Би, Лу ши (Древнейшая история), в серии: Сы бу бэй яо, т. 2, цзюань 4, Шанхай, 1936, с. 10-12; Кумагаи Осаму, Чи-ю ко (Разыскание о Чи-ю), «Сигаку кэнкю», Хиросима. I960, № 77-79.

Б. Л. Рифтин.

Чи-ю.

Чи-ю.

Чи-ю.

Фрагмент рельефа на стене гробницы.

Местность Инань провинции Шаньдун.

II в.

ЧОЙДЖИНЫ

ЧОЙДЖИНЫ (от тибет. chos-skyon, «хранитель учения», соответствие санскрит, дхармапала), сахиусы (sakijusun, «охранитель»), в буддийской мифологии монгольских народов и тибетцев разряд грозных божеств, входящих в категорию докшитов или совпадающий с ней. В тибетской мифологии число Ч. пополняется за счёт местных духов. У монголов особо чтимым Ч. является Джам-саран [от тибетского Icam srin (sring.), другое имя Джамсарана - Бегдзе], имеющий эпитет «Красный хранитель» (монг. Улан сахиус). Он - сын медноволосого якшаса (свирепого духа), живёт в кровавом море на медной горе (или на кладбище); в одной руке у него медный меч, в другой - лёгкие и сердце врага. По происхождению Джамсаран - добуддийское божество, возможно, монгольское, занявшее в Тибете место бога войны, сближающееся с Пехаром, в северном буддизме Джамсаран - один из восьми (десяти) докшитов; ассоциируется с Куберой и с Гесером, который иногда считается одним из его воплощений (в эпосе хоринцев Джамсаран выступает врагом Гесера).

Особенно почитается монголами группа «пять Ч.» (или пять богов, возглавляемых Ч.) - «пять великих государей» (монг. табун хаган), защитников храма. Их культ тесно переплетается с культом Падмасамбхавы, которому они дали обет охранять религию. Их (или их повелителя) перерождением считается настоятель Лхасского храма, выступающий как государственный оракул, почитающийся одновременно и как воплощение Пехара.

В процессе синтеза шаманской и буддийской мифологии представления о Ч. (или о «пяти Ч.») трансформируются. Ч. воспринимаются как свирепые воинственные охранительные духи, побеждающие демонов болезни.

Лит.: Heisaig W., Schamanen und Geisterbeschworer im Кuгуе-baппег, «Folklore Studies», v. 3, Peking, 1944, p. 40-42.

С. Ю. Неклюдов.

Дхармапала (чойджин) Махакала.

Дхармапала (чойджин) Махакала.

Дхармапала (чойджин) Махакала.

Ленинград.

Музей антропологии и этнографии.

Намсарай (Кубера), сидящий на льве.

Намсарай (Кубера), сидящий на льве.

Намсарай (Кубера), сидящий на льве;

в правой руке — знамя в виде бунчука, в левой мангуста, изрыгающая драгоценности.

Фрагмент фрески.

Монастырь Эрдени-дзу (МНР).

Махакала, попирающий ногами слоноголового Ганешу.

Махакала, попирающий ногами слоноголового Ганешу.

Махакала, попирающий ногами слоноголового Ганешу, сына Шивы.

Вокруг докшиты Охин-тенгри (Лхамо), Бисман-тенгри (Кубера), Хаянхирва (Хаягрива), Очирвани (Ваджрапани), Джамсаран (Бегдзе).

Ленинград.

Музей антропологии и этнографии.

ЧОРОС

ЧОРОС - Цорос [множ. число от чоро (ойрат. цор, ср. кыпчак. чора, шора), «герой, богатырь»; сначала Ч.-лишь этноним], в ойрат-калмыцкой мифологии первопредок дербетских и джунгарских княжеских родов. Миф о нём включен в калмыцкие исторические сочинения Габан Шараба и Ватур Убаши Тюмена (18 в.); изложен П. С. Палласом (18 в.), а также до недавнего времени сохранялся в устных ойратских и калмыцких традициях (записи А. М. Позднеева, Г. Н. Потанина, Б. Я. Владимирцова, А. В. Бурдукова). Ч. - найдёныш сверхъестественного происхождения. Его избирает князем уцелевшая после кровопролитной войны часть племени, обитающая в безлюдных, недоступных местах (в этом сюжете сочетаются мотивы архаических генеалогических мифов монгольских народов с более поздними, обосновывающими сакральность верховной власти). Согласно архаичному мифу, характерному для шаманской мифологии, Ч. ребёнком лежал под деревом (под двумя деревьями, чьи вершины соединялись) или в дупле дерева (имя Цорос иногда осмысливается как производное от цорго, «дупло») и питался стекающим ему в рот древесным соком, а наверху летала сова. В некоторых вариантах дерево с наростом (или сам нарост на дереве - Урун, или три дерева) и сова оказываются родителями Ч., при этом в некоторых текстах в роли отца выступает дерево, а матери - сова, в других - наоборот. В сочинении Батур Убаши Тюмена само дерево происходит от совы. Обычно Ч. наделён прозвищем Удун Бадан (Удунтай Бадантай); уду н - «ива» (хотя в ряде версий ребёнок лежит под берёзой), второй компонент имени (бадан) Паллас объясняет с помощью слова буду н - «мгла, туман, непогода», якобы обступавшая младенца Ч. Ойратский миф о происхождении героя от дерева тесно связан с мифом о происхождении кыпчаков, рассказанный в легенде об Огузхане у Рашидаддина, Абулгази и др.

С этими архаическими мотивами сливается более поздний, обосновывающий небесное происхождение Ч.; в нём используются, однако, и тотемические образы (ср. Борте-Чинои Хо-Марал) прежде всего лебедя (ср. генеалогический миф о первопредке хоринцев Хоридое в бурятской мифологии). Отцом Ч. выступает жёлтый лебедь с четырьмя жёлтыми головами, сын неба (тенгри); а его матерью - фея (дагини, см. Дакини) Золотая рыба, дочь водяного владыки (хана лусов, см. Лу). По Палласу, Цорос родится от связи жены богатыря Иобогон-мергена («старец-стрелок»?), предка рода хойт, жившего за 3 поколения до Чингисхана, с чародеем Бо-ханом [Бо-нойоном, - «государем (или «князем») шаманом»?] или Лусим-ханом (очевидно, Лусын-ханом, т. е. «ханом лусов»).

В дальнейшем, очевидно, появляется миф о поисках после смерти бездетного джунгарского хана - преемника престола, им и оказывается Ч. Поздним является также отождествление Ч. с Чингисханом.

Лит.: Позднеев А. М., Образцы народной литературы монгольских племен, в. 1, СПБ, 1880, с. 136; Потанин Г. Н., Очерки Северо-Западной Монголии, в. 4, СПБ. 1883, с. 229. 325-26; Владимирцов Б. Я., Легенда о происхождении дэрбэтских князей, «Живая старина», 1909, т. 18, в. 2-3; Калмыцкие историко-литературные памятники в русском переводе, Элиста. 1969; Pallas P., Sammlungen historischer Nachrichten über die Mongolischen Völkerschaften, Bd 1, Spb., 1776, S. 32.

С. Ю. Неклюдов.

ЧОСАНСИН

ЧОСАНСИН - Чорён, в корейской мифологии духи предков. Обычно Ч. считаются женскими духами, относящимися к разряду домашних (см. Касин). Фетиш бестелесных духов Ч. - небольшой глиняный горшок с ячменем или рисом, накрытый бумагой. Почти во всех корейских мифах об основателях герои становятся духами первопредка рода или страны. С упрочением конфуцианства в конце 11 в. культ Ч. был канонизирован. Во время шаманского обряда Чосан-кут шаманка вызывала Ч., именуя его Чосан-тэгамом.

л. к.

ЧОТГОРЫ

ЧОТГОРЫ - шудхер (бурят.), чуткер (калмыцк.), в мифологии монгольских народов злой дух. В монгольской шаманской мифологии Ч. именуется бесприютная душа умершего неестественной смертью (ср. якутск. Юёр), демон болезни, похищающий душу человека либо вселяющийся в тело больного. В шаманских призываниях Ч. (как и шулмасы, альбины, ада, алээ и пр.) - собирательное наименование злых духов.

По несколько модифицированным поверьям, Ч. - категория злых духов, которыми становятся люди, совершившие при жизни «10 чёрных грехов» (буддийское понятие); их владыка - хан Дамба Дорджи. В этом смысле Ч. - мужской вариант ведьмы-шул-маса. Иногда Ч. называют оборотня, принявшего вид какого-либо человека (ср. китайск. цзин), а также покойника, продолжающего земное существование в качестве демона (например, подобного Ч„ имеющего облик рогатого великана с клыками и убивающего всех своим ужасным хохотом, описывает восточномон-гольская легенда тибетского происхождения). По другим (очевидно, более поздним) представлениям, Ч. - это персонификация зла вообще, глава всех враждебных человеку сил (но не обитатель подземного мира), аналогичный демону-шулмасу. Встречается сочетание «Ч.-шулмас» в собирательном значении «злые духи». К Ч. относится терен (от тибет. тхеуранг), одноногий и однорукий демон, который является к человеку по вызову и верно ему служит, а затем завладевает его душой. Ч. как антагонист тенгри (т. е. как дьявол) появляется в некоторых мифологических (зачастую - поздних, заимствованных) сюжетах.

Лит.: Потанин Г. Н., Очерки Северо-Западной Монголии, в. 4, СПБ. 1883, с. 142, 181, 227; Беннигсен А. П., Легенды и сказки Центральной Азии, СПБ. 1912, с. 10, 97-98;

Хангалов М. Н., Собр. соч., т. 3. Улан-Удэ, I960. с. 14, 16-18; Helssig W., Ein mongolisches Handbuch für die Herstellung von Schutzamuletten, «Tribus», 1962, №11.

С. Ю. Неклюдов.

ЧУАН-ШЭНЬ

ЧУАН-ШЭНЬ - в поздней китайской мифологии божество кровати. Чуан-гун - господин кровати. Чуан-му, или Чуан-по, - матушка кровати. В их обязанность входило охранять спальню и даровать потомство. Культ Ч.-ш. известен с 10-13 вв.

б. р.

Чуан-гун и Чуан-му.

Чуан-гун и Чуан-му.

Чуан-гун и Чуан-му.

Китайская лубочная картина.

Конец XIX — начало XX вв.

Ленинград.

Музей истории религии и атеизма.

Коллекция академика В. М. Алексеева.

ЧУАН-ШЭНЬ

ЧУМОН

ЧУМОН (архаичные варианты личного имени: Чхумб, Чхумон, Чунмо, Санхэ), в корейской мифологии основатель государства Когурё, предок рода Ко. Миф о Ч., видимо, является более поздней иноплеменной интерпретацией мифа о Тонмёне, основателе государства Пуё. В ранних записях (стела Квангэтхо-вана, 5 в., Вэй шу, 6 в.) миф о Ч. существовал отдельно от мифа о Тонмёне. Но в корейских источниках 12-13 вв. оба мифа слились в один, и в миф о Тонмёне-Чумоне в качестве пролога были еще введены мифы о Хэбуру и Кымва, о Хэмосу и Люхва. Имя Тонмён стало посмертным храмовым именем Ч.

Как сообщается в поэме Ли Гюбо «Тонмён ван» (12 в.), Люхва, дочь речного божества Хабэк, незаконная супруга сына Небесного владыки, зачав от солнечного луча, родила из-под правой подмышки большое яйцо. Его бросили в конюшню, но лошади не затоптали его; яйцо отнесли в глухие горы, но животные охраняли его, и всегда над ним сиял луч. Яйцо вернули матери, и из него вышел мальчик необыкновенной внешности. С раннего детства он научился метко стрелять из лука, и ему дали имя Ч. (на языке Пуё - «искусный стрелок из лука»). Сыновья его приемного отца, пуёского правителя Кымва, из зависти однажды привязали Ч. к дереву и отняли добычу. Вырвав дерево с корнем, юноша вернулся домой. Тогда они решили убить его. Ч. хитростью получил отличного скакуна и, предупрежденный матерью о нависшей над ним беде, бежал вместе с тремя друзьями из пуёских земель на юг. Путь им преградила река. Сказав реке, кто он, Ч. ударил кнутом по воде - и тотчас рыбы и черепахи составили мост, переправившись через который, он и его спутники спаслись от погони. Вскоре мать послала Ч. зерна пяти злаков с голубями. Ч. убил горлиц, вытащил у них из горла зерна, а потом, окропив водой, оживил их. Ч. прибыл в Чольбончхон (в «Вэй шу»: Хыльсынгольсон), где основал столицу. В год «капсин» по традиционному циклическому лето-счислению, т. е. в 37 г. до н. э., Ч. 22 лет от роду взошел на престол, государство назвал Когурё, а вместо прежнего родового имени Хэ взял Ко («высокий»), потому что зачат был от солнца, находившегося в зените. Ч. вынужден был покориться правитель соседней страны Сонъян. В 7-й луне над Соколиным перевалом (Коллён) поднялось черное облако и послышалось, будто там копают землю. Когда облако рассеялось, на перевале оказался воздвигнутый для Ч. город. В 9-й луне 19-го года правления Ч. поднялся на небо и не сошел обратно. Нашли лишь его плеть и погребли её на Драконьей горе (Еисан). По велению Неба старший сын Ч. - Юри наследовал престол.

Миф о Ч. являет собой сравнительно поздний этап развития мифов о культурных героях и принадлежит к северной ветви мифологии кочевых скотоводческих племен. В 6 в. в Пхеньяне был сооружён храм в честь духа Ч. - Кодынсина. В период Коре (10-14 вв.) ему поклонялись как духу предков.

Лит.: Корейские предания и легенды (из средневековых книг), М., 1980; Джарылгасинова Р. Ш., Этногенез и этническая история корейцев по данным эпиграфики («Стела Квангэтхо-вана»), М., 1979; Троцевич А. Ф., Корейские легенды о предках - основателях государств Тонмёне и Чумоне, «Народы Азии и Африки», 1968, № 2; Sun Нее Song, The Koguryo foundation myth: An integrated analysis, «Asian folklore studies», Nagoya, 1974, v. 38. № 2, 37-92; см. также лит. при ст. Тонмён.

Л. Р. Концевич.

Чумон — искусный стрелок из лука.

Чумон — искусный стрелок из лука.

Чумон — искусный стрелок из лука.

Рисунок на вазе.

Корёский селадон.

XIII в.

ЧУН-ВАН

ЧУН-ВАН («князь насекомых»), в поздней китайской народной мифологии божество - повелитель вредных насекомых, гадов, земноводных, червей. Изображается иногда в виде пожилого, иногда в виде молодого сановника с вазой в руках, в которой он держит насекомых и гадов. На лубочных картинах Ч.-в. изображается также с жезлом исполнения желаний (жуй) в руках. Считалось, что у Ч.-в. есть два спутника, изображения которых также делались в храмах Ч.-в.

Б. р.

ЧУНМИН

ЧУНМИН («двойной свет», «двойная ясность»), в древнекитайской мифологии чудесная птица. Рассказывалось, что во времена мифического правителя Яо из страны Чжичжи ему прислали в дар Ч. - птицу с двойными зрачками, которую называли также шуанцзин («двойной глаз»). Ч. напоминала петуха, но пела как феникс- фэнхуан. Когда наступало время линять, она сбрасывала оперение и улетала. Ч. могла биться с волками, тиграми, при ней нечисть и всякое зло не могли вредить людям. Ч. - также эпитет (имя) мифического государя Шуня, имевшего в каждом глазу по два зрачка.

Б. р.

ЧХАЯ

ЧХАЯ (др.-инд. chaya, «тень»), в древнеиндийской мифологии и умозрении космическая субстанция, заполняющая вселенную при её сотворении; эквивалент Агни. (РВ I 73, 8). Это же имя носит в послеведийской мифологии служанка Санджни, жены солнца.

а. г.

ЧХОЁН

ЧХОЁН - в поздней корейской мифологии персонаж, изображение (маска) которого использовалось для изгнания злых духов. Миф о Ч. вставлен в буддийское предание о монастыре Манхэса в «Самгук юса» (13 в.). Государь Силла Хонган-ван (9 в.), возвращаясь со свитой с прогулки в Бухту рассеявшихся облаков (Кэун-пхо) на Восточном (Японском) море, сбился в тумане с пути. Придворный астролог сказал, что это проделки дракона Восточного моря. Тогда Хонган-ван приказал возвести храм в честь дракона, и туман рассеялся. Явившийся перед государем дракон с семью сыновьями дал ему одного из них, чтобы помочь в управлении страной. Это и был Ч. Государь женил Ч. на красавице и пожаловал ему высокий чин. Дух лихорадки (ёксин) влюбился в жену Ч. и, обернувшись человеком, тайно приходил к ней ночью. Ч., обнаружив это, однажды пропел магическую песню (хянга), исполнил танец и удалился. Дух был потрясен тем, что Ч. не поддался искушению убить возлюбленного своей жены. За это дух поклялся не входить впредь в ворота, на которых будет висеть изображение Ч. У буддистов Ч. - воплощение Рахулы, старшего из 16 последователей Будды, ибо он обладал качествами бодхисатвы терпения.

Ч. сопоставлялся также с индийским демоном Раху.

Лит.: Чан Доксун, Хангук коджон мунхагый ихэ (Современное понимание корейской классической литературы), Сеул, 1974, с. 56-58;

Соль Сонген, Чхоен чонсыный куджоджок енгу (Структурное исследование традиции Чхое-на), «Хангук минсокхак». Сеул, 1974, сб. 7.

Л. Р. Концевич.

ЧХОЁН

ЧЭН-ХУАН

ЧЭН-ХУАН (от чэн, «городская стена», и хуан, «ров под стеной»), в поздней китайской мифологии бог города. Ч.-х., по-видимому, есть поздняя модификация древнего бога земли Шэ (см. Шэ цзи). Наиболее старый храм Ч.-х. был построен в 239 в местности Уху (провинция Аньхой).

Поклонение Ч.-х. распространилось в 7-8 вв. по всему Китаю. В 1382 его храмы были объявлены государственной собственностью, и жертвоприношения ему стали обязательными. Ч.-х. вершит правосудие над душами умерших. Он также контролирует духов своей области, заставляя их охранять город от засухи и эпидемий.

Ч.-х. обычно изображался в облике чиновника высшего ранга. В качестве Ч.-х. в каждом городе почитали какого-либо деятеля, спасшего данный город или прославившегося своей службой в нём.

б. Р.

Бог города (столицы) Чэн-хуан.

Бог города (столицы) Чэн-хуан.

Бог города (столицы) Чэн-хуан.

Старинный лубок.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV