Мифы народов мира
МАЛАЙСКОГО АРХИПЕЛАГА НАРОДОВ МИФОЛОГИИ

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

МАЛАЙСКОГО АРХИПЕЛАГА НАРОДОВ МИФОЛОГИИ

МАЛАЙСКОГО АРХИПЕЛАГА НАРОДОВ МИФОЛОГИИ - мифологические системы многочисленных народов, населяющих Индонезию, Малайзию, Филиппины, Сингапур, Бруней и Тимор. Наиболее важные самостоятельные мифологические регионы составляют мифологии народов Восточной Индонезии, Западной Индонезии и Малайзии, Филиппин.

Мифология народов Восточной Индонезии (то есть народов, населяющих Малые Зондские острова, к востоку от Сумбавы, и Молуккские острова). Включает несколько самостоятельных мифологических систем, в том числе нгада (остров Флорес), солорцев (Солорский архипелаг), летийцев (Юго-Западные острова), манусела (центральная часть острова Серам), вемале (западная часть острова Серам) и других народов.

Основным источником изучения являются записи мифов, выполненные в начале и середине 20 в. главным образом европейскими исследователями (немецкие учёные А. Иенсен, X. Ниггемайер, голландский учёный X. Гёртьенс и др.). Мифология обладает рядом общих признаков, что позволяет рассматривать её в качестве единого целого. Она сложилась на базе религиозных и мифологических представлений раннего земледельческого населения, говорившего, очевидно, на языках аустронезийской семьи, проникших в Восточную Индонезию примерно во 2-м тыс. до н. э. Сохранившиеся в пределах региона неаустронезийские народы (на Северной Хальмахере, Восточном Тиморе, островах Алор и Пантар) испытали значительное аустронезийское влияние, в частности в области мифологии и числовой символики. Обнаруживается несомненное сходство с мифологическими представлениями папуасов (см. Папуасская мифология) и меланезийцев (ср. мифологему Хаинувеле), которое объясняется скорее сильным доаустронезийским субстратом, нежели более поздними заимствованиями из Новой Гвинеи. Наиболее отчётливо основные особенности мифологии народов Восточной Индонезии проявляются в космогонических мифах и в мифах, объясняющих существующий миропорядок. В космогонических мифах творение мира, большей частью - человека, мыслится как результат сакрального брака между небом или солнцем (мужское начало) и землёй (женское начало). В исходном состоянии небо лежало в соитии на земле, пока земля не рождала элементы живой природы, нередко и первую человеческую пару. В дальнейшем люди или деревья, которым становилось тесно между небом и землёй, поднимают небо, благодаря этому достигается внешняя форма существующего мира, который представляется двухслойным. Мотив крального брака в космогонии встречается, по крайней мере, в трёх вариантах: небо - земля (большая часть Восточной Индонезии), солнце - земля (Юго-Западные острова), солнце - луна (острова Кай и Танимбар). Важное место в космогонии занимают древо мировое - нуну (обычно разновидность фикуса, см. Нунусаку) или мировая гора.

Средневековыми влияниями из индуизированной западной части Малайского архипелага можно объяснить и появление в мифологии ряда народов Восточной Индонезии (манусела, буруанцы) верховного божества, демиурга, своей волей создавшего всё сущее. Такое божество носит обычно имя, явно возникшее под мусульманским влиянием (см. Алахатала), и обладает атрибутами, сближающими его с некоторыми индуистскими божествами. Буруанское верховное божество Опо Геба Снулат, или Опо Ла-хатала, судит души умерших по книге, даёт своим поклонникам писаные заповеди.

Пантеон отдельных мифологий Восточной Индонезии обычно состоит из образов солнечного (небесного, лунного) и земного божеств, подчинённых им более мелких астральных божеств, иногда верховного божества-демиурга, культурных героев или перволюдей, и большого количества демонов и добрых духов, населяющих обычно море, горы и лесные дебри (халита у вемале, эябат у буруанцев и др.).

Лит.: Членов М. А., Числовая символика и тайные союзы на Молуккских островах, в кн.: Мифология и верования народов Восточной и Южной Азии, М., 1973; Geurtjens H., Knietsche legenden, «Verhandelingen van het Koninklijk bataviaasch Genootschap...», 1924, del. 65; Jensen A. E., Niggemeyer H., Hainuwele Fr, М., 1939; их же, Das religiöse Weltbild einer brühen Kultur, 2 AufL, Stuttg., 1949; Rodeг J., Alahatala, Bamberg, [1948];

Schmidt W., Grundlinien einer Verglelchung der Religionen und Mythologien der austronesischen Völker, W., 1910.

Пантеон очень обширен. Ифугао, у которых существует тенденция к обожествлению всего сущего, известны в специальной литературе как «суперполитеисты». Несмотря на это, иерархия внутри пантеона не усматривается, отсутствует и строгая привязанность определённого типа божеств к определённым мирам. Тем не менее выделяется группа сверхъестественных существ наиболее абстрактных, т. е. наименее связанных с конкретными функциями (см. Матунгулан). Образ верховного божества, или демиурга, отсутствует или проявляется в крайне слабой форме. Возможно, этим объясняется неразвитость космогонических, антропогонических и этногонических сюжетов. В то же время филиппинские народы знают миф о потопе, почти неизвестный в Индонезии. Бытует также характерное для Восточной Индонезии представление о том, что изначально небо лежало на земле.

Филиппины можно рассматривать в качестве отдельной области в рамках

мифологического комплекса Малайского архипелага. До европейского проникновения эта область охватывала все народы Филиппин, включая и ныне исповедующие христианство и утратившие в силу этого самобытную мифологию (тагальцы, висайя, илоко и др.).

Лит.: Бартон Р. Ф., Использование мифов как магии у горных племен Филиппин, «Советская этнография», 1935, № 3; его же. Верховное божество у племени аэта на Филиппинах, «Антирелигиозник», 1933, № 5; Сказки и мифы народов Филиппин, М., 1975; Barton R. F.. The religion o( the Itugaos, [Menasha], 1946;

Garvan J. М., The Manobos of Mindanao, [Wash., 1931]; Vanoverbergh М., Isneg Tales, «Folklore Studies», 1955, v, 14.

М. А. Членов.

Традиционный вид записи батакских мифов на бамбуковых палочках и свиных костях.

Традиционный вид записи батакских мифов на бамбуковых палочках и свиных костях.

Традиционный вид записи батакских мифов на бамбуковых палочках и свиных костях.

Лейден.

Государственный музей этнографии.

Птица-носорог — символ верхнего мира.

Птица-носорог — символ верхнего мира.

Птица-носорог — символ верхнего мира.

Остров Калимантан.

Будапешт.

Государственный музей народного искусства и этнографии.

Корабль, отвозящий души умерших в царство мертвых.

Корабль, отвозящий души умерших в царство мертвых.

Корабль, отвозящий души умерших в царство мертвых.

Вышивка.

Остров Суматра.

Конец XIX — начало XX вв.

Лейден.

Государственный музей этнографии.

Душа умершего.

Душа умершего.

Душа умершего.

Ниас, Будапешт.

Государственный музей этнографии.

Арджуна.

Арджуна.

Арджуна.

Кукла для теневого театра «ваянг».

Будапешт.

Государственный музей этнографии.

Король нагов.

Король нагов.

Король нагов.

Деталь из дворца воды в Суньяраге.

Остров Ява.

Рисунок пером художника Мас Субокастово.

Шива — Махадева.

Шива — Махадева.

Шива — Махадева.

Бронза.

Остров Ява.

Лейден.

Государственный музей этнографии.

Король нагов. Деталь из дворца воды в Суньяраге. Остров Ява. Рисунок пером художника Мас Субокастово.

Король нагов. Деталь из дворца воды в Суньяраге. Остров Ява. Рисунок пером художника Мас Субокастово.

В начало словаря

© 2000- NIV