Словарь средневековой культуры
БОЖИЙ МИР

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е З И К Л М О П Р С Т У Ф Ч Ш

БОЖИЙ МИР

БОЖИЙ МИР (лат. pax Dei), особая форма «мира», ограничения открытого насилия, в серии трудно сводимых к общему определению вариантов получившая распространение в ряде регионов Западной Европы в кон. Х-ХШ вв. В узком значении понятия, Б.ий М. - лишь его древнейшие формы, до распространения в 40-х гг. XI в. treuga Dei, божьего перемирия.

Происхождение и характер

Зарождение движения Б.его М.а неотделимо от развертывания серии процессов, ок. 1000 г. существенно изменивших облик средневекового Запада. Складывание привилегированного слоя milites, рыцарства, или, как писали теоретики нового феодального режима, bellatores, «воюющих», ознаменовало разрушение социального и политического порядка, унаследованного от каролингского времени. Ничем не прикрытое и отныне не контролируемое насилие сделалось инструментом утверждения нового статуса новой военной аристократии. В обстановке деградации эффективной судебной власти сами вооруженные конфликты становятся элементом объективного правового порядка. Бургундский хронист Рауль Глабер связывает возникновение движения Б.его М.а с усилиями вождей церкви спасти ее от мирских тягот, обеспечить за ней господствующее положение в обществе и некогда королевскую миссию - привести народ божий к спасению. В обстановке неуправляемой агрессивности новой военной аристократии права церкви оказались особенно уязвимы. Миротворческая деятельность церкви изначально тесно увязывалась с идеей церковной реформы.

Б.ий М. подразумевал собой создание нового рода власти епископов перед лицом новой власти мирян - лишенной того ореола сакральности, какой освящал власть каролингского правителя. Вместе с тем Б.ий М. явился новой формой сотрудничества regnum и sacerdotium, «царства» и «священства». Светские государи стремились использовать движение за Б.ий М. для укрепления своей территориальной власти, а также в частных интересах политической борьбы. Не будет преувеличением сказать, что Б.ий М. стал реальностью в той мере, в какой светские князья поддержали усилия князей церкви. Очевидна и народная подоплека движения, его антисеньориальная направленность. Повышение статуса поставило рыцарей над миром деревни, и они жаждали материализации своего господства. Нередко путем прямого насилия рыцари стремились навязать крестьянству новые путы сеньориальной эксплуатации. Терроризируемые, лишенные защиты крестьяне искали ее у церкви, и церковные лидеры, организуя народный протест, с успехом разыгрывали впервые обнаружившийся в истории Запада козырь общественного мнения.

Изначально Б.ий М. провозглашался на представительных ассамблеях свободных людей. Принятые постановления скреплялись клятвой, угрозой церковных санкций и находили выражение в канонах церковных соборов. Они ставили под защиту Б.его М.а некоторые категории населения, «безоружных» (клириков, крестьян, купцов и т. д.), их имущество, имущество церкви и церковные здания. Позднее возникает и получает распространение treuga Dei, божье перемирие, ограничивавшее частные войны по определенным дням и периодам литургического года. Ни война, ни сеньориальная эксплуатация, таким образом, не ставились под сомнение. Система санкций и взаимных обязательств имела в виду лишь, по возможности, ограничить насилие кругом самих «воюющих». Беря под защиту «безоружных», Б.ий М. воспроизводил модель «мира короля» предшествующего времени. Постановления первых соборов Б.его М.а близки букве и духу каролингских капитуляриев. К каролингской эпохе восходят многие институты Б.его М.а. Само понятие «Б.ий М.» впервые появляется лишь ок. 1040 г. До этого времени в источниках говорится о «мире», «мировом соглашении», «восстановлении мира и правопорядка». Б.ий М. возникает как скрепленный угрозой духовных санкций общественный договор, замещающий «мир короля», однако приобретает характер договора с потусторонними силами. Люди не способны жить в мире. Б.ий М. мыслится как одно из средств к установлению Царства Божьего на земле посредством коллективного покаяния. Б.ий М. явился первым массовым религиозным движением средневековья и вписывается в круг явлений, иллюстрирующих серьезные перемены в религиозности мирянок. 1000 г., -тот новый религиозный энтузиазм, который рисовался церковным лидерам то ортодоксальным, то еретическим. Размах движения за Б.ий М. объясняется не только невиданным доселе разгулом «сеньориального терроризма» (П.Боннасси). Едва ли не всеобщим сделалось убеждение, что повсюду на земле, к вящей славе Господа, должен царить нерушимый мир. Движение Б.его М.а кажется направленным против всякого земного неустройства - голода, болезней, смерти тела и погибели души.

Распространение и эволюция

Инициатива принадлежала высшему клиру Аквитании, который стремился положить предел беспорядкам в регионе. Первой ассамблеей Б.его М.а, вероятно, можно считать мир в Лапраде. Ок. 975 г. епископ Ле-Пюи Ги Анжуйский собрал рыцарей и крестьян своего диоцеза на лугу св. Германа и попросил их принести клятву в том, что они станут сохранять мир, не будут чинить насилий церкви и бедным, а похищенное возвратят. Когда те отказались, епископ распорядился ночью подтянуть войска своих племянников, графов Бриуда и Жеводана, и утром силой принудил паству поклясться и дать заложников. В последующую четверть века аквитанские пастыри продолжают созывать массовые сходы христиан и временами используют святые реликвии как инструмент давления на потенциальных нарушителей мира. Распоряжения первых соборов Б.его М.а очень просты. Так, собор в Шарру (Пуату, 989 г.), древнейший, от которого сохранились каноны, грозит отлучением трем категориям насильников: если кто ворвется в церковь и силой возьмет что-либо; если кто избивает безоружных клириков; если кто грабит «крестьян и других бедных».

Примерно со второго десятилетия XI в. наблюдается новое оживление движения в Аквитании и Бургундии, во главе которого теперь встают аббатство Клюни и связанные с ним епископы. Книги чудес, хроники и проповеди позволяют уловить новую религиозную атмосферу Б.его М.а. Нескончаемая череда опустошительных войн и эпидемий поражает край. Виной тому - людские прегрешения, говорят священники и призывают заступничество святых. Их мощи, самое святое, что есть на земле, отовсюду свозят на ассамблеи мира, и толпы рыдающих людей повсюду встречают процессии. Ассамблеи проходят при огромном стечении народа в чистом поле. Клирики, светские князья, «народ», все святые принуждали членов военной элиты принести клятву о соблюдении мира. Примирение людей позволяет им вновь снискать милость Господа, после чего следуют чудесные исцеления, хороший урожай и замирения по всей земле. В 20-е-30-е гг. XI в. движения Б.его М.а захватывает Каталонию, Прованс, Шампань, Фландрию, Нормандию. Одновременно фокус Б.его М.а смещается с защиты групп на защиту времени. Получает постепенное распространение treuga Dei, первый раз провозглашенная наТулюжском (1027 г.) и Викском (1033 г.) соборах в Каталонии. Тогда запрет на ведение активных военных действий, помимо церковных праздников, охватывал время «с девятого часа субботы до первого часа понедельника». Арльский собор (1041 г.) устанавливал мир «с вечера среды до утра понедельника». Своего апогея эти ограничения достигают в канонах Нарбоннского собора ( 1054 г.), оставлявших для войны лишь ок. 80 дней в году. Запрет, впрочем, не касался воюющих против нарушителей Б.его М.а, как воевали между собой обвинявшие друг друга в попрании мира виконт и архиепископ Нарбонны, вербуя головорезов, возводя замки, разоряя земли друг друга. Недоразумением окончилась первая попытка создания особой «милиции» Б.его М.а. В 1038 г. беррийские крестьяне, спровоцированные буржским архиепископом, бросаются осаждать ненавистный замок сира де Деоль. Ряд сцен с тимпана церкви Сент-Фуа-де-Конк, после 1107 г., сопоставимы именно с таким, антисеньориальным видением Б.его М.а: «угнетатель», восседающий на шее жертвы; рыцарь, низвергаемый с коня вполне крестьянскими вилами. Мало-помалу складывается развитое законодательство и особая юрисдикция Б.его М.а. Примерно с 40-х гг. XI в. можно говорить о новой его фазе, которая характеризуется возрастающим контролем со стороны светских князей, минимизацией народного элемента движения и более ясными институциональными формами. В это время Б.ий М. проникает в Северную Италию. Соборы 1089 г. и 1093 г. зафиксировали его появление в норманнском Сицилийском королевстве. В Леоно-Кастильском королевстве Б.ий М. ведет свою историю с 20-х гг. XII в. В Германии Б.ий М. воспринят в 1081 -1085 гг. «имперским епископатом», однако уже в 1103 г. замещен первым Имперским миром, Майнцским. Б.ий М. сохраняет локальное значение до XIII в.

Социальные последствия

Не случайно убежденными и наиболее активными противниками Б.его М.а оказались епископы Адальберон Ланский и Герард Камбрейский, создатели трехчастной модели средневекового общества - по определению Ж.Дюби, «феодальной идеологии». Их формулировки прозвучали в ответ на разрушение Б.им М.ом привычных и представляющихся данными свыше социальных барьеров. Вскормленные в каролингской культуре епископы Северной Франции с нескрываемым раздражением реагировали на неслыханное доселе вторжение церкви в сферу полномочий короля и особенно на клятвы. Можно констатировать общее поражение движения Б.его М.а. Замещая «мир короля», он не создал устойчивых институтов публичной юстиции. Проповедь Царства Божьего на земле не принесла мира, основанного на духовном согласии. Исключение составляют регионы, где князья сумели поставить Б.ий М. на службу своей территориальной власти - аквитанские герцоги начального периода движения, затем, с большим успехом, герцоги Нормандии, графы Барселоны и Фландрии, французские короли и германские императоры. При этом, однако, Б.ий М. быстро меняет свое содержание. Так, в Каталонии в 1173-1178 гг. епископы были фактически отстранены от осуществления Б.его М.а. Их полномочия - право собирать глав семей диоцезов для борьбы с нарушителями общественного спокойствия и налагать взыскания - переходят к новым светским представителям графов-королей Каталонии, викариям, которые стали первыми дееспособными агентами центральной власти на местах. Расходы на поддержание Б.его М.а графы-короли Каталонии попытались использовать - как предлог для введения всеобщего налогообложения. Баронской этике агрессивного экспансионизма они с успехом смогли противопоставить унаследованную ОТ эпохи Б.его М.а теорию территориального порядка. Древние институты и теория Б.его М.а составили базу политического строя Каталонии позднего средневековья, и хотя короли все еще твердят о Б.ем М.е, бароны называют его иначе: «мир и перемирие господина нашего короля» (1202 г.). Именно treuga Dei отражает новый, княжеский характер движения. Дни «божьего перемирия» стали первыми днями, когда действовала государственная монополия на легитимное применение силы, сделавшаяся, как известно, одним из краеугольных камней современного государства.

Б.ий M «существенно повлиял на развитие не только канонического, но и городского права. С ним связана начальная фаза коммунального движения в Северной Франции. В Ле-Мане(1070г.),Сен-Кантене(1081г.),Нуайоне (1108/1109 гг.), Лане (1110 г.) коммуны, эмансипирующиеся от внешней власти корпоративные организации горожан, возникают как скрепленные клятвой военные союзы, созданные для защиты мира. Движение Б.его М.а укрепляло коммунальное самосознание, но одновременно по-своему способствовало оформлению ordines, «сословий» сеньориальной эпохи. В повседневной жизни и правовых установлениях лица духовного звания отныне четче отделены от мирян. В среде мирян Б.ий М. высвечивает новую фундаментальную оппозицию - между рыцарями и крестьянами. Ношение оружия и военная деятельность приобретают значение первейшего признака принадлежности к «сословию» господ, и ограничение насилия создает для него законные рамки. Б.ий М. ведет к христианизации складывающейся рыцарской этики. С превращением Б.его М.а из паллиатива «мира короля» в пакте Богом через всеобщее покаяние, treuga Dei возникает как род рыцарской аскезы. Кающийся рыцарь, оставляя на время оружие, соединяется с «бедными». Война рассматривается им как одно из греховных удовольствий, от которого следует воздерживаться в пост и по церковным праздникам. В канонах Нарбоннского собора (1054 г.) пролитие христианской крови приравнивается к пролитию крови Иисуса Христа. Поставленная на службу Господу и святой церкви, военная активность рыцарей постепенно вытесняется за границы христианского мира. Как собор Б.его М.а в. 1095 г. собрался Клермонский собор, провозгласивший первый крестовый поход на сарацин в Святую Землю.

Литература: Вissоn T.N. The Organized Peace in Southern France and Catalonia (c. 1140-1223) //American Historical Review, 82 (1977). P.290-311; Cowdrey H. E. I. The Peace and the Truce of God in the Eleventh Century // Past and Present, 46 (1970). P.42-67; Duby G. Les laïcs et la paix de Dieu // I laici nella «societas Christiana» deisecoli XI e XII. Milano, 1968. P. 448-469; Head T., Landes R. The Peace of God, Social Violance and Religious Response in France around the Year 1000. Ithaca, L., 1992; Hоffmann H. Gottesfriede und Treuga Dei (MGH Schriften. Bd.20). Stuttgart, 1964.

И. В. Дубровский

В начало словаря

© 2000- NIV