Словарь средневековой культуры
СОБОР ЦЕРКОВНЫЙ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е З И К Л М О П Р С Т У Ф Ч Ш

СОБОР ЦЕРКОВНЫЙ

СОБОР ЦЕРКОВНЫЙ - собрание духовных лиц соответствующего ранга для решения вопросов вероучения, церковной дисциплины и различных проблем, стоящих перед церковью.

Термины concilium, synodus / σύνοδος, употребляемые по отношению к церковным Сам, первоначально обозначали провинциальные собрания (греч. κοινόν), полукультовые-полуадминистративные органы, которые организовывали общественные празднества, представляли провинциальные интересы перед центральной администрацией, а позднее превратились в представительные собрания провинциальной знати. По отношению к собраниям христиан понятие synodus было впервые применено Дионисием Александрийским (III в.), a concilium - Тертуллианом (ок. 160- после 220). Область значений, охватываемая этими терминами в раннем христианстве, достаточно широка: они обозначали не только разного рода церковные собрания и совещания, но порой и место собрания как таковое, а позднее храмы, где собирались верующие на богослужения; кроме того, могилы мучеников также иногда назывались concilia sanctorum, martyrum conciliabula. Исидор Севильский в «Этимологиях» толкует слово synodus как происходящее от «объединения», «собрания», a concilium - от совместного обсуждения, заседания в одном месте; где нет согласия, там нет и Ca. В средневековье понятие concilium приобрело новые смысловые оттенки через установление тесной связи между понятиями «С», с одной стороны, и «совет» (consilium) как светский институт, являвшийся одним из главных элементов политической культуры и организации общества, построенного на основе сеньориальных отношений, с другой стороны. Подобная связь проявилась в схожести институциональных функций и механизма принятия решений.

Первые С.ы епископов прослеживаются по источникам с сер. II в. в Малой Азии. Ок. 220 г. первое определение церковных Сов как органа, «представляющего» всю церковь, а также как собрания глав церкви, епископов - преемников апостолов и учителей церкви, основывалось на словах Христа (Мат. 18, 19-20, Map. 16,15-20, Иоан. 14,26,16-17, Иоан. 16, 12-14). Согласно представлениям церкви о Сах, среди собравшихся присутствует Св. Дух, который наставляет их, определяет их решения и предохраняет от ошибок и заблуждений. Вера в то, что соборные постановления внушены Св. Духом, определяла догмат о непогрешимости Сов (несмотря на некоторые человеческие заблуждения, допущенные на определенных Сах). С.ы признавались святыми (haec sancta et universalis synodus, sacrum generale concilium).

Разделение С.ов на universalia и particularia - вселенские и поместные - и различие терминов concilium и synodus появилось лишь в Новое время. Католическая церковь считает вселенскими 8 Сов первого тысячелетия (первые четыре из них - Никейский 325 г., Константинопольский 381 г.,Эфесский 431 г. и Халкидонский 451 г. - получили общецерковное признание уже в V в., позднее к ним приравнены II-IV Константинопольские С.ы 553, 680-681, 869-870 гг. и II Никейский С 787 г.; обозначены у Грациана как sancta octo), 12 соборов высокого и позднего средневековья (I-IV Латеранские 1123, 1139, 1179, 1215 гг., I-II Лионские С.ы 1245, 1274 гг., Вьеннский С. 1311-1312 гг., С.ы эпохи «соборного движения» Констанцский 1414-1418 гг. и Базельско-Ферраро-Флорентийский 1431-1445 гг., «католические» С.ы V Латеранский 1512-1517 гг. и Тридентский 1545-1563 гг.) и два Ca Нового времени (I-II Ватиканские 1869- 1870, 1962-1965 гг.), а поместными С.ами - епископские синоды, «пленарные С.ы» (concilium plenarium) епископов одной страны, региона, церковной провинции. Однако разнообразие соборной жизни на протяжении раннего и высокого средневековья, когда современная система канонического права еще не сформировалась, не позволяет столь четко разграничить формы Сов.

До XI-XII вв. (т. е. до начала папских concilia generalia) представления о Сах у церковных писателей и юристов основывались на опыте проведения больших Сов Римской империи, внесших решающий вклад в разрешение догматических споров первого тысячелетия. Их проведение зависело от императорской власти (созыв императором, утверждение соборных постановлений и обнародование их в форме императорских указов, проезд и размещение участников, контроль за ходом заседаний). Однако, несмотря на свой «вселенский», в публично-правовом отношении, характер, их решения получали статус общецерковных только после признания их местными Сами и папами. (Так, не получили общецерковного статуса постановления Сов в Сардике 342-343 гг., в Эфесе 499 г., II Трулльского Ca 692 г., и, наоборот, такое значение приобрели на Западе каноны Константинопольского Ca 381 г. и нескольких мелких Сов Востока). Наиболее значительные из этих Сов, четыре первых имперских Ca, рано начинают почитаться церковью как общецерковные источники права и догматов (Григорий Великий: «Я почитаю четыре первых вселенских Ca как четыре Евангелия»). Они обозначались специальным термином concilia principalia, Исидор Севильский сравнивал их с четырьмя райскими реками.

Осмысление опыта этих principalia concilia, разработка теоретических концепций Сов начались на Западе при Каролин-гах в рамках общего оживления соборной активности с сер. VIII в. Основное внимание уделялось установлению легитимности Ca, способности выполнять свою основную функцию - законотворческую и вероучитель-ную. В соответствии с истолкованием Исидора Севильского, обозначение Ca как generale указывает на всеобщую важность обсуждаемых на нем вопросов. Определение universalis обозначало непротиворечивость решений догматам и праву церкви, и в этом смысле все С.ы независимо от их ранга и «охвата» являлись universalia и sancta. Тем самым количество участников не являлось важным для придания Су «универсального» характера. Хинкмар Реймсский, ссылаясь на канон Антиохийского Ca 341 г., считал единственным необходимым условием «совершенного», «полного» C.a (concilium perfectum, plenarium) председательство на нем архиепископа. Канонисты находили достаточным участие двух-трех епископов (Libri Carolini, 794 г.), хотя и признавали, что большие С.ы более авторитетны вследствие «уважения к численности», основывавшемся на словах папы Целестина I, обращенных к Эфесскому С.у: «...если Дух Святой посетил и столь малочисленное собрание [апостолов], насколько же в большей степени он должен присутствовать теперь, когда вместе собралось такое множество святых?».

Необходимость папского разрешения начала обосновываться с VI в. В XI в. санкция папы на проведение universale concilium стала рассматриваться сторонниками церковной реформы как одно из обоснований исключительного права папы определять истинность вероучения и церковного законодательства. Это положение было окончательно сформулировано в Dictatus pape Григория VII (1073-1085): «Ни один С не следует называть вселенским без папского предписания» (Quod nulla synodus absque praecepto papae debet generalis vocari). Оно легло в основу представлений католической церкви о «вселенском» Се, которые получили развитие в период т. н. папских concilia generalia XI-XIV вв.

Эти «папские» С.ы, выросшие из расширенных реформаторских С.ов XI в., соединили в себе представления о необходимости санкции папы для признания легитимности постановлений Ca и «всеобщего» обсуждения «касающихся всех» вопросов. На протяжении XII-XIII вв. усиливавшаяся папская власть стремилась ограничить реальную компетенцию «вселенских» С.ов. Понимаемый таким образом С. уже не рассматривался как законодательный орган, поскольку папы, претендовавшие на исключительное право решать церковные вопросы, с правовой точки зрения не нуждались в содействии C.a или одобрении им своих постановлений. Папские С.ы XII и особенно XIII-XIV вв. практически не вырабатывали собственных постановлений, но лишь утверждали подготовленные в папской курии декреты. Решения обнародовались в виде папских булл с формулировкой «с общего согласия» (communi consensu) или реже «с одобрения святого C.a» (sacro approbante concilio). Вследствие такого сужения полномочий главной функцией C.a стала репрезентация папской власти, величия церкви, явленного в этом сакральном действии (по мнению Иннокентия IV, С. служит только для придания торжественности папским решениям), что объясняет ритуальное постоянство списка вопросов, подлежавших рассмотрению (оздоровление церкви путем церковной реформы, борьба с ересями, крестовые походы, отношения с империей).

В XV-XVI вв. постепенно складываются «современные» представления о «вселенских С.ах» и определяется число уже состоявшихся. Опираясь на сформулированное Гуго Сен-Викторским и Фомой Аквинским понимание церкви как совокупности всех верующих (universitas fidelium), «мистического тела», чья глава - Христос, единой духовно-светской универсальной империи (ecclesia universalis, res publica generis humani), разделенной на два ordines, духовенства и мирян, Иоанн Парижский, Гильом Дюран Младший, Эгидий Римский развивали представление о concilium universale как высшем представительном органе церкви. Эти идеи получили законченный вид в трудах Уильяма Ок-кама и Марсилия Падуанского, стоявших на стороне императора Людовика Баварского в его конфликте с папством. Положение о высшей власти concilium universale как представительного собрания всей universitas fidelium с делегатами от всех провинций, сословий и учреждений, наделенном высшей властью в христианском мире, было направлено против концепции папского примата, сформировавшейся в XII-XIV вв. Пропагандируемое коллегиальное, «смешанное» устройство церкви предполагало переход ведущей роли в управлении церковью от папы и кардиналов к епископам и регулярному concilium universale как их представительному органу, имеющему право и возможность судить и низлагать папу.

Генрих Лангенштайнский в 1380 г. дал программное определение concilium generale как законно созванного собрания представителей от разных провинций, государств, сословий всего христианского мира для решения вопросов, касающихся общего блага и потому нуждающихся во всеобщем обсуждении. С. в Пизе в 1409 г., а также С.ы в Констанце и Базеле 1414-1418 и 1431-1445 гг. обозначили себя как generale concilium repraesentativum totius universalis catholicae ecclesiae rite, iuste et rationabiliter fundatum et congregatum. Важнейшие положения «соборной теории» были отражены в основных постановлениях Сов эпохи «соборного движения»: декретах Наес Sancta 1415 г., Frequens 1417 г. Констанцского Ca и Très veritates 1439 г. Базельского Ca: верховенство concilia universalia над папой, непосредственное получение Сом власти от Христа, повиновение всех чинов церкви Су в делах веры, искоренения схизмы и церковной реформы (Наес Sancta), обязательное для папы регулярное проведение concilia universalia (Frequens), запрет роспуска, отсрочки или перенесения Ca без его согласия под угрозой обвинения в ереси (Très veritates). В соответствии с этими положениями «соборной теории», concilia generalia XV в. пытались играть роль верховного органа в церкви, представительства верующих всего христианского мира, духовенства и мирян, высшей судебной инстанции и претендовали в международной политике на место, равное папскому.

Во второй половине XV в. с усилением папства «соборное движение» теряет силу (Евгений IV в буллах 1439 и 1441 гг. официально осудил «соборные теории»), и дальнейшие т. н. «католические» С.ы XVI в. (V Лате-ранский 1512-1517 гг. и Тридентский 1545- 1553 гг.) и Ватиканские С.ы XIX-XX вв. трактовались в русле представлений о «папских» concilia generalia высокого средневековья.

Богослужебные и процедурные правила проведения Сов, обусловленные их сакральным характером и функцией репрезентации власти, стали одним из элементов политической культуры западноевропейского общества и оказали влияние на формирование норм работы других совещательных органов и представительных собраний. Сведения о порядке проведения крупного Ca в варварских королевствах Запада в раннее средневековье дошли до нас в каноне ГУТоледского Ca, созванного вестготским королем Сизенатом в 633 г. под председательством Исидора Севильского. Впоследствии этот канон лег в основу «Порядка проведения собора» (Ordo celebrandi concilii) других вестготских Сов. «В первый час дня до восхода солнца все должны удалиться из церкви, и, заперев все двери, ризничие выстраиваются перед той дверью, через которую подобает проходить священникам. И все собравшиеся епископы заходят и рассаживаются по старшинству своего рукоположения в сан... Затем призываются пресвитеры... после них заходят дьяконы, присутствия которых требует порядок проведения Ca. Места епископов располагаются по кругу, пресвитеры садятся позади них, дьяконы же стоят перед епископами. Затем заходят миряне, которых С. удостоил чести присутствовать. Заходят также нотарии, присутствия которых требует порядок проведения Ca для чтения вслух и записывания. И после того как затворят все двери, и священники рассядутся в полной тишине и сердца всех обратятся к Богу, архидьякон должен сказать: «Молитесь». И тотчас всем подобает пасть ниц и долго молиться в тишине со слезами и рыданиями... Никто не должен распускать С, пока все не будет рассмотрено, решено на общем обсуждении и собственноручно подписано всеми епископами. Ибо Бог пребывает на собрании своих служителей, если дела решаются тщательно и спокойно без всякого беспорядка». В последующих редакциях этот ordo был дополнен церемониями с участием архиепископов и короля. В X-XIII вв. литургический порядок проведения Сов был подробно разработан и зафиксирован в понтификалах, литургических книгах епископов.

Большое внимание уделялось и самому проведению заседаний Сов. Особые требования к поведению участников (свобода слова и вынесения постановлений, отсутствие принуждения, насилия, ожесточенных ссор и споров между участниками, мирное и благонравное обсуждение вопросов) были достаточно рано закреплены постановлениями самих Сов. XI Толедский С. 675 г. указывал, что при проведении Ca «никто не должен браниться грубым голосом, сеять беспорядок... пустыми толками или насмешками или, что еще хуже, вмешиваться в прения, громогласно и грубо отстаивая свое мнение. Тот же, кто... вопреки этому запрету смутит С. шумом, оскорблениями или насмешками, по предписанию божественного права (которое велит: «Прогони кощунника, и удалится раздор» [Прит. 22, 10]) должен быть отвергнут Сом и, удалившись с позором с общего собрания, три дня пребывать под отлучением». Заседания проходили обычно в помещениях церквей, кафедральных соборов и лишь изредка в папском дворце. Соответственно размещение участников обуславливалось особенностями храмового пространства. Папа в окружении кардиналов-епископов и служащих его канцелярии сидел на возвышении в хоре (алтарной части) спиной к алтарю. Рядом с ним располагались светские государи, императоры и короли. Поблизости, напротив и вдоль нефа церкви на высоких местах размещались латинские патриархи, кардиналы-пресвитеры, кардиналы-дьяконы, архиепископы. Чуть ниже сидели епископы, аббаты, а также другие представители белого и черного духовенства, представители императоров, королей и других светских властителей. Порядок занятия ими мест определялся их рангом, что, несмотря на усилия председательствующих и Ca, вызывало местнические споры.

Литература: Малинин Ю.П. Средневековый «дух совета» // Одиссей. Человек в истории. 1992. М., 1994. С. 176- 192; Con gar Y. Der Primat der 4 ersten ökumenischen Konzile // Das Konzil und die Konzile / Hg.von B. Botte u.a., 1962. S. 89-130; Fore-ville R. Procédure et débats dans les conciles médiévaux du Latran (1123-1215) // Rivista di storia délia chiesa in Italia 19 (1965). P. 21-37; Fuhrmann H. Das ökumenische Konzil und seine historischen Grundlagen // Geschichte, Wissenschaft, Unterricht 12 (1961); Hauck A. Die Rezeption und Umbildung der allgemeinen Synode im Mittelalter // Historische Vierteljahrschrift, Jg. 10, 1907. S. 465-482; Hefele С J., Leclerq H. Histoire des concilies. P., 1907; Hоffmann H. Repräsentation. Studien zur Wort- und Begriffsgeschichte von der Antike bis ins 19. Jahrhundert (Schriften zur Verfassungsgeschichte, Bd. 22). В., 1974; Die Konzilsordinesdes Früh- und Hochmittelalters (Ordines de celebrando concilio) / Hg. H. Schneider. Hannover, 1996 (MGH Leges); Lumpe A. «Concilium» als «repraesentatio totius nominis Christiani» bei Tertullian // Annuarium Historiae Conciliorum, 7 (1975). S. 79-81; Schmale F.-J. Synodus - synodale concilium - concilium // Ibid., 8 (1976). S. 80-102; Schmitz G. Concilium perfectum. Überlegung zum Konzilverständnis Hinkmars von Reims (845-882) // Zeitschrift der Savigny-Stiftung für Rechtsgeschichte. Kanonistische Abteilung, 66 (1979). S. 27-54.

E. B. Казбекова

В начало словаря

© 2000- NIV