Словарь средневековой культуры
РУНИЧЕСКОЕ ПИСЬМО

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е З И К Л М О П Р С Т У Ф Ч Ш

РУНИЧЕСКОЕ ПИСЬМО

РУНИЧЕСКОЕ ПИСЬМО - письменность, употреблявшаяся германцами со II-III вв. По мере христианизации Р.ое П.о повсеместно вытесняется латинским алфавитом. Однако в Скандинавии, где Р.ы имели наиболее длительную историю, они были в ходу на протяжении всего средневековья, а в отдельных районах Швеции - до XIX в. Различают общегерманские, или старшие Р.ы (до VIII в.), и развившиеся из них рунические алфавиты, применявшиеся у отдельных германских народов, - скандинавские, или младшие Р.ы (известные в ряде вариантов - «датские», «шведско-норвежские», «бесстволые» Р.ы и появившиеся в более позднюю эпоху «пунктированные», а затем «дальские» Р.ы) и англосаксонские Р.ы. Сохранилось не менее 6000 рунических надписей (число находок постоянно возрастает), в основном выполненных младшими Р.ами, больше половины их найдено на территории Швеции, множество надписей обнаружено в Норвегии (1600) и в Дании (800). География рунических находок чрезвычайно обширна - отдельные надписи встречаются от Гренландии до Константинополя. Несмотря на отрывочность содержащихся в них сведений и нередко плохую сохранность (главным образом памятников, выполненных старшими Р.ами), рунические надписи - самые ранние письменные источники для изучения германской и особенно скандинавской культуры.

Старшие руны

Древнейшая система Р.ого П.а - 24-знач-ный алфавит. Каждая Р.а занимала в нем определенную позицию, и вместе они образовывали рунический ряд, соответственно последовательности его первых шести знаков обычно называемый «футарком» (йфагк). Сохранилось ок. 200 надписей старшими Р.ами, самая ранняя - на наконечнике копья из Эвре Стабю (Норвегия, ок. 200 г.) raunijaz «испытывающий». Наконечники копий с нанесенными на них Р.ами наименованиями оружия («нападающий» и т.д.) были найдены и в других частях Европы: на о. Готланд, в Пруссии, в Польше, на Украине. Помимо оружия старшие рунические надписи вырезались и на других предметах: орудиях, украшениях, амулетах, в Скандинавии с V в. также на камнях. Довольно многочисленную группу составляют надписи на чеканных золотых медальонах - брактеатах, датируемых 450-550 гг. и найденных преимущественно в Дании. Несмотря на то, что почти не сохранилось старшерунических надписей на деревянных предметах, предполагается, что именно дерево было тем первоначальным материалом, на который наносились Р.ы: на это указывает характерная заостренная и угловатая форма рунических знаков, избегающих горизонтальных и округлых линий. Основные элементы рунической графики - т. н. «ствол» (длинная вертикальная или наклонная линия), отходящие от него короткие косые линии -«ветви» и «уголки» (последние могут выступать в различных комбинациях, соединяясь либо со стволом, либо, в случае его отсутствия, между собой).

Считается, что рунический алфавит возник в I-II вв. н. э. на основе одного из южноевропейских алфавитов. Какого именно - остается спорным. Родоначальник научной рунологии датский ученый Л.Виммер( 1874 г.) предполагал, что Р.ы восходят к латинскому письму. Его оппоненты С.Бугге и О. фон Фрисен пытались вывести рунический алфавит из греческого курсива, связывая появление Р. со временем пребывания готов в Причерноморье (III в.). «Греческая теория» возникновения Р.ого П.а вступает, однако, в противоречие с датировкой древнейших рунических находок на территории Скандинавии. В дальнейшем наибольшее число сторонников завоевала теория норвежского рунолога К.Марстрандера (1928 г.), считавшего, что Р.ы могут быть возведены к группе североиталийских алфавитов, употреблявшихся в течение нескольких столетий до н. э. и ставших известными германцам благодаря посредничеству кельтов, однако прямой прототип Р.ого П.а не был установлен. В последние десятилетия, особенно после того, как были выявлены и детально описаны принципы начертания Р., ученые вновь обратили взоры на латинское письмо как на алфавит, способный послужить основой для Р.ого П.а. При этом все без исключения рунические знаки были представлены как результат целенаправленных и системных графических преобразований соответствующих букв латинского капитального письма.

Старшие Р.ы - весьма архаичная система письменности. На это указывает как палеография старшерунических надписей, так и особенности их языка. Одна из характерных черт ранних рунических памятников - отсутствие фиксированного направления письма: текст мог наноситься на поверхность предмета как слева направо (со временем это направление становится доминирующим), так и справа налево, при этом нередко возникал бустрофедон - оба способа письма использовались попеременно в пределах одной надписи. Точно так же (причем независимо от избранного резчиком направления письма) могли поворачиваться вокруг ствола ветви отдельных Р. Бывало, что на одном стволе вырезалось более одной Р.ы («комбинированные» Р.ы). Текст надписи либо вовсе не членился графически, либо членился при помощи пунктированных знаков обычно не пословно, а на колоны - отрезки предложений или целые предложения. Поскольку вырезанные Р.ы было принято окрашивать (в сакральных надписях - жертвенной кровью), для выделения частей фразы в рунических надписях могли использоваться разные цвета: на некоторых скандинавских рунических памятниках эпохи викингов нечетные слова окрашены красной краской, а четные слова - черной. Подобный прием обозначения словораздела служил не тол ько для украшения, но и должен был значительно облегчать дешифровку надписи.

Вследствие того, что большинство старших рунических надписей найдено на территории Скандинавии (прежде всего в Дании), их язык в течение долгого времени считали прасканди-навским, т.е. древнейшим скандинавским языком-основой, засвидетельствованным письменными памятниками. Впоследствии эта точка зрения была отвергнута. На сегодняшний день считается доказанным, что язык старше-рунических надписей не может быть отождествлен ни с одним из древнегерманских диалектов. Внимание рунологов привлек факт: при том, что старшее Р.ое П.о просуществовало не менее шести веков и охватывает значительный ареал (территорию миграций и расселения германских племен), вплоть до VII в. и язык, и стилистические особенности выполненных этим письмом надписей оставались неизменными. Было высказано мнение, что язык старших рунических надписей является особым типом общегерманского койне (Э.А.Макаев), первым в истории германских языков литературным вариантом, который отличался большим единообразием и имел подчеркнуто архаизирующий, традиционный характер. Эти свойства рунического языка находятся в прямой связи с функциями старшего Р.ого П.а.

Старшие Р.ы, по-видимому, применялись в основном в магических целях. Древнейшее значение слова «Р.а» (др.-исл. run, др.-англ. ran, др.-в.-нем. плпа) - «тайна»: именно такой смысл имело готское типа (ср.: др.-в.-нем. ronön «шептать»). Структура рунического корпуса указывает на то, что Р.ы весьма ограниченно использовались для передачи сообщений. Примерно четверть ныне известных старшерунических памятников - однословные надписи, в большинстве своем не содержащие ничего, кроме имен собственных. Самые ранние из таких надписей обнаружены на оружии, где они порой соседствуют с магическими символами. Четверть памятников вообще не поддается прочтению - нередко это «темные» надписи, не образующие текста в обычном смысле слова. Среди них принято выделять т. н. «руническую абракадабру» - мнимые слова, обычно неэтимологизируемые сочетания Р., в устройстве которых прослеживаются определенные числовые закономерности (каждая Р.а имела свой порядковый номер), заставляющие предполагать их магическое применение. Четверть памятников - перформативные трафаретные формулы («Я, такой-то, вырезал Р.ы») и краткие намогильные надписи иного содержания. И, наконец, последняя четверть памятников имеет явно магический смысл. Такова, например, надпись на вертикально стоящем камне из деревни Бьёркеторп (Швеция, VII в.): «Я спрятал здесь могучие Р.ы. Да будет тот во власти беспокойства и беспутства, да погибнет тот коварной смертью, кто это разрушит». На одном из брактеатов читаем: «Я прозываюсь Хариуха, мне ведомо опасное, приношу счастье», - вслед за чем стоят три Р.ы t, обозначающие бога войны Тюра, очевидно, призванные принести победу.

Каждая Р.а имела имя, т.е. не только передавала тот или иной звук, но и являлась знаком, соотнесенным с определенным содержанием, иначе говоря, могла употребляться как в фонетическом, так и в символическом значении. Названия Р., известные из более поздних источников (мнемонических рунических стихов), позволяют составить представление о символической роли, а отсюда и о возможном применении отдельных знаков: f - *fehu (др.-исл. fé) «богатство», j - *jara (др.-исл. аг) «урожай», п - naud «нужда», к - kaun «язва», m -madr «муж» и т. п. Так, трижды повторенное сочетание P. g и а, нанесенное на древко найденного в болоте копья (Крагехуль, о. Фюн, нач. VI в.), видимо, означало, что брошенное в болото копье было принесено в дар германским богам-асам: Р.а g называлась «дар», Р.аа -«ас».

О чудодейственной силе и магическом применении Р. сообщается в исландском героическом эпосе и сагах. В эддических «Речах Сигр-дривы» разбуженная Сигурдом валькирия учит героя пользоваться Р.ами на все случаи жизни: Р.ы победы следует вырезать на рукояти меча и дважды пометить именем Тюра; дабы уберечься от обмана, необходимо нанести на рог Р.ы пива и начертать на ногте Р.у п; Р.ы прибоя, если их выжечь на веслах и вырезать на носу и на руле корабля, будут охранять его в бурном море; нарисованные на ладони повивальные Р.ы окажут помощь при родах, целебные Р.ы пригодятся для врачевания и т.д. Руническая магия не ограничивается нанесением соответствующих знаков на различные предметы, Р.ы также принимают внутрь, для этого резные Р.ы соскабливают и смешивают с медом. В другой песни «Старшей Эдды» -«Речах Высокого» Р.ам приписывается божественное происхождение («Руны найдешь // и постигнешь знаки, // сильнейшие знаки, // крепчайшие знаки, // Хрофт их окрасил, // а создали боги // и Один их вырезал»). В «Поездке Скирнира» посланецдревнескандинавско-го бога плодородия Фрейра сватает за него Герд, но получает отказ. Только угроза вырезать Р.ы «похоти, безумья и беспокойства» склоняет Герд к согласию на брак с Фрейром.

Важнейшее условие эффективного использования Р., в соответствии с наставлениями «Речей Сигрдривы», - не перепутать и не повредить «могучие знаки». В «Саге об Эгиле», жизнеописании величайшего исландского скальда, рассказывается, в частности, какЭгиль при помощи Р. исцелил тяжело больную женщину. Причиной ухудшения ее состояния оказались обнаруженные у нее в постели спутанные Р.ы, которые нанес на китовый ус неумелый врачеватель. Стоило Эгилю, предварительно соскоблив неверные знаки и уничтожив китовый ус, вырезать новые Р.ы и положить их больной под подушку, как она выздоровела. В другом эпизоде той же саги Эгиль с помощью Р. отводит от себя беду. Когда на пиру ему был поднесен рог с отравленной брагой, скальд вырезал на нем Р.ы, окрасил их своей кровью и произнес об этом вису, после чего рог разлетелся на куски. Впоследствии Эгиль при помощи вырезанного им Р.ами заклятья добился изгнания из страны своих недругов - правившей в Норвегии королевской четы.

Знанием Р. владели немногие, прежде всего, по-видимому, жрецы, они же мастера Р.ого П.а. В надписях старшими Р.ами неоднократно встречается слово erilaz («Я, эриль, начертал Р.ы»). Высказывалось предположение, что руническое erilaz должно быть связано с названием германского племени герулов (лат. eruli), некогда населявших Зеландию или Ютландию и, по сообщению готского историка Иордана, вытесненных оттуда в III в. данами. В герулах пытались видеть создателей или по крайней мере посредников в распространении Р.ого П.а. Согласно другой точке зрения, эриль в рунических надписях - не этнический, а социальный термин, возможно, обозначающий представителей военной касты. Подобный вывод основан на тождестве рунического erilaz дpeвнeиcлaндcкoмyjaгl - «правитель». В эдди-ческой «Песни о Риге», устанавливающей социальную стратификацию скандинавского общества, прямо говорится, что владение Р.им П.ом - привилегия высших его слоев: Р.ы знает Кон (т.е. конунг), сын Ярла, и сам Ярл, получивший это умение от Рига, своего божественного предка. Не исключено, что, подобно исландскому годи позднейшей эпохи, эриль мог совмещать роль светского предводителя с жреческими функциями.

Применение Р., почти всецело ограниченное рамками магии и ритуала, было связано с сакрализацией письма. Это явствует не только из практики употребления Р. в их символических значениях, но и из надписей, в которых Р.ое П.о использовалось в его прямой функции, как средство для записи текстов. Во многих случаях содержание таких надписей, - это прежде всего информация о самой рунической письменности. Многие старшерунические надписи не содержат ничего, кроме перформа-тивных формул: на погребальных камнях может отсутствовать имя умершего, зато нередко присутствует самоаттестация рунического мастера, фиксирующего произведенное им магическое действие: «Хадувольф поставил три Р.ы ftT» (Гуммарп, Швеция, VI в.), «Я начертал Р.ы, происходящие от высших сил» (Нулебю, Швеция, VII в.). Прямое следствие сакрализации Р.ого П.а - темнота и синтаксическая дефектность многих рунических текстов, очевидно, не предназначенных для прочтения. Известны случаи, когда могильные камни, с вырезанными на них Р.и помещали не на могилу, но зарывали в землю, обращая знаками вниз: надписи такого рода явно изготавливались не ради увековечения памяти об умершем, но с тем, чтобы уберечь захоронение от разорения или воздействия враждебных сил.

Критики гипотезы преимущественно магического использования Р. (Э.Мольтке и др.) выдвигают в качестве главных аргументов последовательную фонологичность Р.ого П.а и генетическую связь Р. с южноевропейскими алфавитами. Первое, по их мнению, свидетельствует о примате коммуникативной функции Р., второе ставит древнегерманскую письменность в один ряд с другими древними системами письма. Однако, каково бы ни было назначение новоизобретенного алфавита, Р.ое П.о возникло в обществе, в котором не существовало ни потребности, ни почвы для широкого применения письменности. В этих условиях и могло произойти отождествление Р. с употреблявшимися с древнейших времен сакральными символами и превращение Р.ого П.а в инструмент магического воздействия.

В то время как отдельные Р.ы имеют прототипы в письменности других народов, рунический ряд в целом совершенно уникален. Необычность рунического ряда заключается не только в ни с чем не сопоставимом расположении знаков в алфавите, но и в его способности функционировать в качестве самостоятельного образования - футарка. Об этом свидетельствует особый тип рунических памятников - надписи, содержащие футарк. Факт наличия таких надписей нелегко объяснить. Попытка «реалистов» истолковать их как «наглядные пособия», изготовленные в целях обучения Р.о-му П.у, плохо согласуется с характером предметов, на которые они наносились: это - погребальные (в том числе внутримогильные) камни и амулеты-брактеаты. Сторонники «магической теории», напротив, видят в практике изображения рунического ряда мобилизацию всех сверхъестественных сил, приписываемых отдельным Р.ам, что, однако, не проливаетсвет на не имеющее аналогий расположение самих этих знаков в ряду. Наиболее убедительное объяснение устройства рунического ряда - гипотеза Й.Йенсена, показавшего, что расположение Р. в футарке подчинено определенному лингвистическому замыслу.

Как свидетельствуют древнейшие изображения футарка, старший рунический ряд был разделен на три равные части («семьи») по 8 знаков в каждой, названные по возглавлявшим их Р. «семьями» Фрейра, Хагаля и Тюра. По наблюдениям Йенсена, расположение гласных и согласных в руническом ряду следует некоторым числовым закономерностям: в каждой из «семей» футарка содержится по 2 гласные и по 6 согласных букв, причем последние гласные в «семьях» разделены равным промежутком в 9 Р. Число согласных, помещенных между обеими гласными в каждой из «семей» возрастает в профессии 1-2-4 и соответственно убывает число согласных, стоящих после последних гласных в «семьях» (4-2-0). Так устроен рунический ряд, изображенный на Кюльверском камне (Готланд, V в.). В другом варианте футарка, лучше всего сохранившемся на бракте-ате из Вадстены (Швеция, VI в.) и отличающемся от кюльверскоготем, что P. p-é и d-o в нем располагаются в обратном порядке (é-p; o-d), также царит симметрия в распределении согласных и гласных:

Кроме того, Йенсен обратил внимание на то, что и качественный состав «семей» футарка подчинен определенным закономерностям: так, в каждой из них оказывается по одной лабиальной согласной (f; р; Ь) и по паре шумных, противопоставленных по глухости/звонкости (k-g; s-z; t-d). Вскрытое Йенсеном сложное и продуманное устройство рунического ряда, по сути представляющего собой модель фонологических отношений языка, не оставляет возможности для случайности или стихийного формирования древнегерманского алфавита. Неведомый изобретатель футарка продемонстрировал в своем творении высокий уровень владения звуковой формой языка, что было в равной мере свойственно как мастеру Р.ого П.а, так и древнескандинавскому поэту-скальду.

Младшие руны

VII-VIII вв. - переходный период в истории Р.ого П.а. Сохранившиеся от этого времени рунические памятники - все они найдены на территории Норвегии и Швеции - крайне малочисленны. Надписи этого периода еще выполнены старшими Р.ами, однако в них уже заметны изменения в начертании и фонетическом значении отдельных Р., причем нередко параллельно с новыми употребляются и старые формы. Кроме того, меняется и языковой характер рунических памятников: они начинают отражать, хотя и весьма непоследовательно, специфические черты древнескандинавских диалектов, как раз в эту эпоху переживающих весьма существенную эволюцию, в ходе которой они окончательно оформляются как обособленная группа.

Предполагается, что в кон. VIII в. неизвестный реформатор подвел итог предшествующему развитию Р.ого П.а, создав 16-значный рунический ряд. Родиной этого нового алфавита, к X в. распространившегося по всей Скандинавии, принято считать Данию: именно здесь найдены самые ранние памятники, выполненные младшими Р.ми, благодаря чему это письмо получило название «датские» Р.ы. По мнению большинства рунологов, причиной перехода от старшего рунического ряда к младшему послужили главным образом те важные изменения, которые претерпел к этому времени фонетический строй скандинавских языков: число гласных звуков возросло с 5 до 9, произошли преобразования в системе согласных. На все эти перемены рунический алфавит отреагировал весьма необычным образом: вместо увеличения числа знаков последовало резкое их сокращение. Рунический ряд не только не пополнился графемами для передачи новых гласных звуков, но, напротив, избавился от уже имевшихся в нем Р., обозначавших некоторые старые гласные (е; о). «Редукции» подверглись и отдельные графемы, передающие согласные звуки; вследствие этого на письме перестали различаться глухие и звонкие согласные (ср.: ikla(n)t = England, «Англия»; tribin = drepinn, «убитый» и т.п.). В силу неадекватности системы графем звуковому составу языка младшие Р.ы в большинстве своем полифункциональны - почти каждая из них используется в нескольких фонетических значениях.

На фоне старшего рунического алфавита младшие Р.ы в течение долгого времени представлялись ученым как упадок письменности, а их возникновение пытались объяснить культурной изоляцией скандинавов. Все преобразования Р.ого П.а., однако, следовали определенной логике и имели целенаправленный характер. В ходе перестройки рунического ряда взаимодействуют две явственно прослеживающиеся тенденции: фонетическая и графическая. Если старшее Р.ое П.о было идеальным фонографическим алфавитом, то младшее, подчиняясь принципу экономии знаков, на свой лад также отражает звуковой строй языка, но лишь на уровне важнейших для той эпохи фонологических оппозиций. По-новому упорядочивается и форма Р. - отныне все они должны быть одной высоты; кроме того, каждая Р.а непременно должна иметь ствол и притом только один: не случайно из рунического ряда в первую очередь исключались графемы, не удовлетворявшие этим требованиям (g; e; d; о), попутно было изменено начертание некоторых P. (k; h; a; s; m). Эти графические новшества были вызваны важными переменами в рунической технике, в свою очередь связанными с изменением функций Р.ого П.а.

В эпоху викингов получает распространение обычай воздвигать памятные камни, увековечивающие славу погибших участников военных походов. Это были либо просто отесанные, вертикально поставленные стелы (bautasteinar), либо «рунические камни» (runsteinar), с высеченными на них мемориальными надписями. В отличие от охранительных магических надписей старшими Р.ами, памятники такого рода выставлялись на всеобщее обозрение: их устанавливали у дорог или мостов, в христианское время - внутри церковной ограды, т. е. в местах, где их могло увидеть как можно больше людей. В X в. вырабатывается трафаретная формула мемориальной надписи. Она включала в себя имя человека, в память о котором был поставлен камень, иногда - оценку его доблестей, сообщение о том, где и как он погиб, имена его родичей, заказавших памятник, а часто и имя мастера, вырезавшего надпись. Подавляющее большинство дошедших до нас младших рунических надписей - это надписи на памятных камнях, изготовление которых, также предполагавшее создание обрамляющего Р.ы орнамента, со временем превратилось в высоко ценимое искусство, по формальной сложности и изысканности напоминающее творчество западноскандинавских скальдов. Наивысшего расцвета это искусство достигает в произведениях шведских рунических мастеров XI в., создавших несколько тысяч причудливо орнаментированных памятных камней и, как правило, оставивших на них свои подписи. Сохранились имена не менее 70 резчиков, в основном работавших в центральной Швеции; изготовленные ими памятники при всей традиционности их оформления нередко демонстрируют индивидуальную творческую манеру того или иного мастера. (Личность).

Высеченные на камнях старшерунические надписи могли располагаться вертикально, горизонтально или по окружности камня; резчик обычно не соизмерял величину Р. с размерами избранной им поверхности: если надпись не умещалась, ее переносили на любой свободный участок камня; стоящие по соседству рунические знаки часто были разной высоты. Уже в самых ранних рунических памятниках эпохи викингов этому беспорядочному разнообразию был положен конец. Отныне надпись наносилась на камень строго по вертикали, плотно заполняя его поверхность, знаки вырезались на полосах, помещаясь между ограничивающими их высоту линиями и были одного размера. В этих условиях особую роль приобретал ствол, задававший равную высоту любой последовательности Р. Позднее строки надписи стали отклоняться от вертикали и следовать изгибу сторон камня. Так возникла форма дуги, затем - форма замкнутой дуги; оставленное надписью свободное пространство обычно заполняет изображение креста. С XI в. полоса, начало которой положили ограничивающие надпись линии, преобразуется в рунического змея: к одному ее концу присоединяется голова, к другому - хвост. Нередко надпись располагается на двух змеях, чьи головы и хвосты соединены орнаментальными связками. С течением времени форма змея все более усложняется, изгибаясь, он образует большие петли, появляется изображение его лап, хвост украшают многочисленные завитки. Наряду с руническим змеем, прежде всего характерным для шведских памятников, на мемориальных камнях эпохи викингов можно также встретить сцены из скандинавских сказаний о богах и героях, изображения кораблей и т.п.

В надписях на памятных камнях, как правило, использовались «датские» Р.ы, в связи с этим нередко именуемые «обычными» Р.ами. Между тем, почти с самого своего появления младший рунический ряд существует в двух вариантах. Уже с первой половины IX в. получает распространение и другая разновидность младшего Р.ого П.а - «рёкские» Р.ы, обязанные своим названием самому знаменитому и загадочному руническому памятнику эпохи викингов, икскому камню (Эстеръётланд, Швеция, сер. IX в.), на котором была высечена самая длинная из всех известных рунических надписей (762 Р.). Поскольку этот тип Р.ого П.а регулярно употребляется в ранних мемориальных надписях (IX-X вв.), найденных на юго-востоке Швеции и в Норвегии, его часто называют «шведско-норвежскими» Р.ами.

В «датских» и «шведско-норвежских» Р.ах традиционно видели территориальные варианты младшего Р.ого П.а. То, что последние - не независимый извод старшего рунического ряда, но результат переработки «датских» Р., было доказано еще Л.Виммером (в последнее время предпринимались попытки доказать обратное: что «датские» Р.ы произошли от «шведско-норвежских» Р.). По сравнению с «обычными» Р.и, «шведско-норвежские» Р.ы демонстрируют торжество принципа графической экономии: ветви их укорочены (еще одно название этого алфавита - «коротковетвистые» Р.ы) и редуцированы до минимальных форм, необходимых для различения знаков. Все изменения в начертании графем были произведены в соответствии с рациональным использованием четырех признаков - числа ветвей, их направления, длины и уровня расположения на стволе. При этом в отдельных случаях имело место радикальное «усечение» графической формы Р. Исходя из характерной для этой разновидности Р.ого П.а тенденции к упрощению графики, шведский исследователь Э.Вессен пришел к выводу, что «коротковет-вистые» Р. - не территориальный, а функциональный вариант рунического алфавита. В то время как «обычные» Р.ы были монументальной формой письма, используемой в парадных мемориальных надписях на камне, «шведско-норвежские» Р.ы представляли собой своего рода руническую скоропись, предназначенную для повседневных нужд и употребляемую на недолговечном материале - дереве. Поскольку памятники, свидетельствующие о широком обиходном применении Р.ого П.а, относятся к более позднему времени, когда в Скандинавии уже использовалась иная разновидность рунического алфавита («пунктированные» Р.ы), гипотеза Вессена обречена остаться в области предположений. Однако имеются важные косвенные доказательства в ее пользу. Прежде всего это - немногочисленность памятников и непродолжительность употребления «шведско-норвежских» Р. в мемориальных надписях, откуда они были вытеснены «обычными» Р.ами, а также регулярное использование отдельных «коротковетвистых» Р. в надписях на камнях, свидетельствующее о том, что рунические мастера были хорошо знакомы с обеими формами Р.ого П.а.

О том, что «шведско-норвежские» Р.ы не выходят из употребления после того, как на рунических камнях они уступили место «датским» Р.ам, говорит и созданная на их основе разновидность Р.ого П.а - «бесстволые», или «хельсингские» Р.ы, появившиеся в центральной Швеции в нач. XI в. Знаки этого ряда нередко называют рунической стенографией: ни в одном другом варианте Р.ого П.а не были произведены столь радикальные графические преобразования, до неузнаваемости изменившие форму Р. Отличительная их черта- отсутствие ствола (его сохранила лишь Р.а i): ветви Р. расположены на разном уровне и развернуты вправо или влево от невидимой вертикали, которую заменяет полоса рунического змея. Сохранилось немногим более десятка мемориальных надписей, выполненных «бесстволыми» Р.ми, ни о каком ином употреблении этих Р. сведений нет.

Бергенские находки

В древнескандинавских рукописных памятниках не раз упоминаются послания на runakefli - деревянных гладко обструганных палочках, на которых вырезались Р.ы. В истории Амлета (Гамлета), изложенной Саксоном Грамматиком в «Деяниях датчан» (нач. XIII в.), говорится о письме на дереве, адресованном королю Британии, которым датский король снабдил двух своих людей, сопровождавших принца в его поездке в Англию. Амлету удается выкрасть послание; соскоблив письмена, содержавшие просьбу убить его, он заменяет их другими знаками, вынося смертный приговор своим спутникам. Несомненно, что речь в этом рассказе может идти только о Р.ах. В «Саге об Эгиле» дочь Эгиля, Торгерд, обещает вырезать на runakefli поминальную песнь, которую ее отец сложит о своих погибших сыновьях. Стихи, деловые и любовные письма, бирки с именами владельцев товаров, заклинания, амулеты с текстами латинских молитв - колоссальный (более пяти сотен надписей) корпус, казалось бы, навсегда утраченных памятников, свидетельствующих как об интенсивном использовании Р. на дереве, так и о широком распространении рунической грамотности, был обнаружен в 60-е гг. XX в. в ходе раскопок на Брюггене, в древнейшей части норвежского г. Бергена, с кон. XI в. - места поселения купцов. В отправленном из Южной Норвегии послании (первая половина XIV в.) некий Торир Фагр жалуется своему бергенскому компаньону на плачевное состояние дел: ему не удалось раздобыть ни пива, ни рыбы, и он умоляет своего друга Хавгрима не требовать от него его доли и уладить дело с «хозяином», но скрыть все от Торстейна Длинного, а заодно не забывает заказать себе перчатки. Другое руническое письмо (кон. XII в.), написанное Сигурдом Ла-вардом, старшим сыном короля Сверрира, содержит просьбу изготовить копья из присланных ранее восемнадцати локтей железа. Надписи на рунических палочках впоследствии были обнаружены археологами и в других частях Норвегии. Подобно новгородским берестяным грамотам, они показывают важную роль письменности в повседневной жизни средневекового скандинавского общества и ее доступность разным слоям населения - от принцев и знати до купцов и свободных крестьян-бондов. Все относящиеся к этому времени рунические надписи выполнены «пунктированными» Р.ами - 24-значным руническим алфавитом, который сложился на основе главных разновидностей 16-значного рунического ряда, постепенно заполнившего все свои лакуны. Уже в нач. XI в. в мемориальных надписях появляются отдельные «пунктированные» - помеченные точками знаки: Р.а i с точкой посередине используется в значении е, Р.а к с точкой, помещенной сверху между стволом и ветвью, o6o3Ha4aeTg и т.д. Одновременно происходит дифференциация звуковых значений ряда употреблявшихся параллельно «обычных» и «коротко-ветвистых» Р. В результате к кон. XII в. Р.ое П.о полностью приспособилось к фонетической системе языка и ни в чем не уступало латинскому письму.

Наиболее ранние из бергенских находок датируются кон. XII в., самые поздние - второй половины XIV в., т.е. относятся к эпохе, когда в Скандинавии уже использовалось латинское письмо. Не исключено, что им владели и некоторые создатели рунических надписей. Сохранилась, например, записка на runakefli, адресованная священником Ионом знатному горожанину Гуннару Хвиту (сер. XIV в.). Около 10% рунических надписей на runakefli - латинские. Так, на одной из палочек по-латыни Р.ами вырезаны фрагменты из сборника поэзии вагантов Carmina Burana, на другой - Вергилиева строка: Omnia vincit amor, et nos cedamus amori («Все побеждает любовь, покоримся и мы любви»). Из этого следует, что Р.ы не сразу выходят из употребления не только в связи с тем, что латинское письмо (уже в XII в. применявшееся для записи текстов на народном языке) оставалось достоянием лишь клириков и небольшой части образованных мирян (litterati): с самого начала книжное и Р.ое П.о обслуживали разные потребности. Раньше всего латинской письменности удается заменить собой исконное Р.ое П.о в мемориальных надписях: обычай воздвигать рунические камни просуществовал до сер. XII в.; однако как обиходное письмо, используемое для передачи сообщений, не заслуживающих фиксации на дорогом и долговечном материале - пергамене, Р.ы продолжают употребляться вплоть до XV в. При этом известны отдельные случаи их проникновения в область, где изначально и безраздельно господствовала латинская письменность: в кон. XIII в. в Дании появляются две рунические рукописи, в том числе запись «Сконского права» (Codex Runicus).

Младшие руны и магия

Хотя начиная с эпохи викингов Р.ое П.о прежде всего использовалось в коммуникативных целях, на протяжении всего средневековья Р.ам продолжали приписывать магические свойства. Порой для придания надписи особой силы ее содержание прятали в шифрованные Р.ы. Известно несколько видов рунических шифров. В одном в качестве заместителей отдельных Р. выступали графические знаки с вырезанными сверху и снизу отходящими в обе стороны от ствола ветвями. Число нижних ветвей указывало на номер семьи футарка (счет семей, в соответствии с магической практикой, велся с конца), число верхних - на порядковый номер Р.ы. Подобные знаки наряду с иными типами «тайных» Р. присутствуют в надписи на икском камне, где вырезанный младшими Р.ами текст заключен в раму из шифрованных и старших Р. Среди рунических находок, относящихся к более позднему времени, множество колдовских формул, заклинаний, заговоров, нередко соседствующих со словами латинских молитв. По мере того, как Р.ое П.о вытеснялось латинским, Р.ы все чаще применялись не как письменные, но как магические знаки: во второй половине XIV в. самым распространенным типом рунических надписей становятся надписи на посуде, вырезавшиеся на дне тарелок, сосудов и т.п., причем помимо охранительных формул в роли оберегов выступали и отдельные рунические знаки. В позднее средневековье и в эпоху Реформации Р.ы встречаются в качестве колдовских символов в книгах по черной магии. Там же, где руническая традиция еще сохранялась, как это имело место в шведской области Даларна, где из смешения Р. с латинскими буквами уже в Новое время возникли «дальские» Р.ы, которые, как и ведущие свою историю от средних веков рунические календари, продолжали употребляться до XIX в., Р.ы были низведены до положения «азбуки неграмотных».

Англосаксонские руны

- особый вариант Р.ого П.а, употреблявшийся в Англии в VII-X вв. Англосаксонский рунический ряд (futhork) представляет собой модификацию старшего футарка. Как и в случае скандинавских (младших) Р., изменениям подверглось не только начертание отдельных знаков древнегерманского алфавита, но и его состав, однако преобразование системы письма в Англии шло в направлении, противоположном развитию Р.ого П.а у ее северных соседей: не в сторону сокращения числа Р., но, напротив, в сторону пополнения рунического ряда. Уже в памятниках кон. VII- нач. VIII в. англосаксонский рунический ряд содержит 28 знаков, позднее их число возрастает до 33 Р. Именно столько Р. в руническом ряду в рукописи древнеанглийской «Песни о рунах» (IX-X вв.).

Сохранилось несколько десятков памятников англосаксонской рунической письменности, древнейшие из которых восходят к сер. VII в. Как правило, это очень краткие надписи (надписи на монетах содержат лишь имена). Самый значительный среди ранних англосаксонских рунических памятников - надпись, окаймляющая сцены из древнегерманских, римских и библейских сказаний, вырезанная на т. н. руническом ларце Фрэнкса (Franks Casket, VII в.). К более позднему времени относится стихотворение религиозного содержания, высеченное на Рутуэльском каменном кресте (Шотландия, VIH-IXBB.).

Литература: Макаев Э. А. Язык древнейших рунических надписей. М., 1965; Мельникова Е. А. Скандинавские рунические надписи. М., 1977; Смирницкая O. A. Древнейшие рунические надписи как памятник протостиха//Эпос Северной Европы. Пути эволюции. М., 1989; Смирницкий А. И. Вопрос о происхождении рун и о значении праскандинавских надписей как памятников языка // Уч. записки Ин-та языка и лит-ры, 1931, т. 4; Стеблин-Каменский М.И. Древнескандинавская литература. М., 1979; Baeksted A. Malruner og troldruner. Runemagiske studier. K0benhavn, 1952; Jensen J. The Problem of the Runes in the Light of Some Other Alphabets // Norsk Tidskrift for Sprogvidenskap. Oslo, 1969; Krause W. Runeninschriften im älteren Futhark. Halle, 1937; Lies 101 A. Correspondence in Runes // Mediaeval Scandinavia, 1968, Vol. I; Moltke E. Runesand their origin. Denmark and elsewhere. Copenhagen, 1985; Wimmer L. Die Runenschrift. В., 1887.

Е. Л. Гуревич

В начало словаря

© 2000- NIV