Словарь средневековой культуры
ПИР

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е З И К Л М О П Р С Т У Ф Ч Ш

ПИР

ПИР - - одна из наиболее существенных форм социального общения, способ сплочения людей в коллективы и поддержания мира и общественного благополучия. Античные авторы отмечают значение П.а в жизни древних германцев: на П.у вожди вместе с дружинниками обсуждали все важнейшие дела племени. Более подробное описание П.а дают англосаксонские («Беовульф») и древнескандинавские источники. «Речи Высокого» (в цикле «Старшей Эдды») подробно описывают, как нужно принимать пришедшего на П. гостя и каким образом приличествует ему себя вести. Он должен, соблюдая умеренность в возлияниях, принимать участие в беседе, но быть при этом осторожным, ибо болтливость чревата тем, что он прослывет глупцом; более того, излишнее многословие может вызвать вражду (перебранки на П.у нередко приводили к пролитию крови). На П.у обменивались новостями, здесь рассказывали саги, поэты-скальды исполняли свои песни. Социальная функция П.а включала также общение с высшими силами - языческими богами, в честь которых совершались возлияния и жертвоприношения.

Показательно, что термины др.-HCTi.gildi и нем. Zeche, обозначавшие «П.», «попойка» и прилагавшиеся в раннее средневековье к ритуальным сборищам, затем сделались обозначениями ремесленных и купеческих объединений; общение членов этих объединений обязательно включало в себя и участие в П.ах.

Обычай организации П.ов и принесения сельским населением даров вождям и королям, распространенный в Европе в начале средневековья, в дальнейшем послужил одним из важных источников возникновения отношений феодальной зависимости. Разъезжая во главе своей дружины по территории страны, король посещал П.ы, которые устраивали для него местные жители, свозившие продукты в королевские усадьбы; в прямом общении вождя с ними и осуществлялось управление страной. Эти угощения («кормления») и дары, добровольный характер которых у германцев был отмечен еще Тацитом, в раннее средневековье постепенно преобразовывались в обязательные подати. Права на эти «кормления» могли быть пожалованы королем своим приближенным и дружинникам, равно как и церкви. Процесс трансформации П.ов и принесения даров особенно отчетливо виден в развитии институтов скандинавской «вейцлы» (veizla и означала «П.») и англосаксонского «бокленда» (bocland «земля, пожалованная по грамоте»). Получатель такого пожалования, утверждая свою власть над населением, в том числе и юрисдикцию над ним, со временем превращал его в зависимое, а поставляемые им угощения - в ренту продуктами, к которой присоединялись отработки.

П.ы - неотъемлемый аспект жизни знати, стремившейся показать на них свою щедрость и гостеприимство. Феодальное потребление носило подчеркнуто демонстративный характер. Затраты на угощения и подарки, как правило, не соразмерялись с доходами. Известны случаи, когда возбужденные атмосферой П.а господа на глазах собравшихся сжигали конюшни с дорогостоящими боевыми конями или засевали поле монетами, с тем чтобы поразить гостей своей необузданной расточительностью. Немецкий хронист Адам Бременский отмечал, что невзгоды, постигшие Адальберта, архиепископа Гамбурга и Бремена (ум. 1072) и его епархию, были божьей карой за неумеренный образ жизни прелата, который выражался прежде всего в щедрых П.ах и раздаче даров приглашенным. Но таково было поведение любого представителя знати в феодальную эпоху. Алчность и щедрость - антонимы в представлениях человека Нового времени - были синонимичны в сознании средневековых аристократов: алчность была направлена на приобретение богатств, которые не накапливались, а публично растрачивались, пропивались и проедались.

Однако П. был универсальной формой общения, присущей не одним только высшим классам. В определенные дни, связанные с аграрными и христианскими праздниками, П.ы устраивали и простолюдины. Окончание поста, масленица, завершение сбора урожая сопровождались П.и, во время которых нередко уничтожались запасы продуктов, необходимые для потребления в течение остальной части года; этот обычай необузданного обжорства, за которым скрывались традиционные привычки и ритуалы сельского населения, сохранился вплоть до начала Нового времени, и просвещенные люди, не понимая его смысла, сравнивали в этом отношении крестьян с заморскими дикарями. В потреблении крестьян наблюдались резкие переходы от полуголодного существования к праздничным П.ам. Питер Брейгель и другие художники XVI в. запечатлели крестьянские П.ы и сопровождавшие их пляски и увеселения. Мечта о жизни, протекающей в П.ах и обжорстве, лежит в основе преданий о сказочной стране Ко-кейн (Кокань) или Шлараффенланд («Страна безделья»), где жареные птица и мясо сами падают в рот счастливому сонному без-дельнику.

В конце средневековья возникают поучения о том, как молодые люди знатного рода должны вести себя на П.у. Им рекомендуется не бросать объеденные кости назад в общее блюдо, обтирать край кубка, из которого они пили, прежде чем передать его соседу, не харкать и не сморкаться за столом, не вытирать жирные рот и руки скатертью и т.п. Приличное застольное поведение диктовалось не гигиеническими соображениями, но прежде всего необходимостью выказать уважение к высокопоставленным участникам застолья. Эти предписания могут показаться элементарными, но, как подчеркивает Н.Элиас, в них раскрывается специфика человеческой личности того времени: границы между индивидами проходили в ту пору не там, где они установятся в Новое время; «барьер стыдливости», отделявший одного индивида от другого, был в средние века ниже, нежели в последующую эпоху.

Литература: Гуревич А.Я. Свободное крестьянство феодальной Норвегии. М., 1967; он же. Норвежское общество в раннее средневековье. М., 1977; Elias N. Über den Prozess der Zivilisation. Frankfurt a. M., 1981-1982; Hauck K. Rituelle Speisegemeinschaft im 10. und 11. Jahrhundert // Studium generale. 3. Jg., H. 11, 1950.

Л. Я. Гуревич

В начало словаря

© 2000- NIV