Словарь средневековой культуры
ИНЫЕ ЗЕМЛИ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е З И К Л М О П Р С Т У Ф Ч Ш

ИНЫЕ ЗЕМЛИ

ИНЫЕ ЗЕМЛИ - Христианский средневековый мир был окружен неизвестными землями, знание о которых приобретало все более смутный характер по мере удаления от центра ойкумены. И.е З.и - вместилище чудес и экзотики. Средневековое воображение населяло их диковинными чудовищами или добрыми дикарями, которые, по всей вероятности, не знали грехопадения. Проецируя свои собственные фантазии, люди средневековья представляли И.е З.и миром наоборот, где повсюду сокровища, изобилие и сексуальная распущенность; в этом потерянном рае нагота, инцест и эротика являются вещами естественными. О нехристианских землях существовало мало конкретных сведений, часто отсутствовал непосредственный контакт с ними (например, с Индией). Все это открывало простор для воображения и нагнетания стереотипов. На средневекового человека влиял «груз прошлого» - античные «авторитеты» - библейские (иудео-христианские) и языческие (греко-латинские). Первые были окружены благочестивым ореолом, вторые - ореолом научности. Эмпирические данные о нехристианских странах стремились согласовать с библейскими топосами (такими, как, например, упоминаемые в Библии «народы Гога и Магога» или земной рай) и античными стереотипами (рассказами о «чудесах Индии» или мифами о гиперборейцах). Подлинные названия городов и стран средневековые авторы соотносили с античными и библейскими. Обычаи и верования других народов становились понятными постольку, поскольку они рассматривались в связи с аналогичными традициями, существовавшими в древности. На известную со времен античности оппозицию «варварство - цивилизация» накладывалась присущая культурному сознанию средневековья оппозиция «язычество - христианство». Чуждость дохристианского прошлого увязывалась с чуждостью внехристи-анского настоящего. Жившие за пределами христианской Европы народы отождествлялись в средние века с теми, которые существовали в античную эпоху.

Наиболее известными источниками информации об И.ых З.ях были «Естественная история» Плиния Старшего, сочинения популярного в средневековье автора III в. Гая Юлия Солина, писателей V в. Макробия и Марциана Капеллы и др. Не только раннес-редневековые авторы (такие, как Исидор Се-вильский или Рабан Мавр), но и создатели обширных энциклопедий XIII в.-т.н. «образов мира» (Альберт Великий, Гонорий Августодунекий и др.) продолжали зависеть от таких эклектичных авторов, как Солин, в свою очередь черпавших информацию у греческих писателей. Таким образом, авторы энциклопедий и сумм, наиважнейших источников сведений о нехристианских землях, были дважды отрезаны от первоисточника. Некоторые из авторов энциклопедий XIII в. - такие, как Готье Мецский («Образ мира») или Бру-нетто Латини («Книга сокровищ») стремились к тому, чтобы сделать доступными элементы традиционного знания; другие энциклопедисты - Винцент из Бове, Варфоломей Английский и Гервазий Тильберийский - ставили себе целью при помощи компиляции достичь исчерпывающего знания. Нередко средневековые писатели имели в виду то место из Евангелия от Луки (2,1), где говорилось: «...вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле». Считалось, что римлянам были известны все обитающие на земле народы. Отсюда трудность восприятия таких народов, как монголы или венгры. В глазах средневековых писателей, и они существовали издревле, но всего лишь сменили имя и местожительства. Практический опыт стремились соотнести с книжным знанием. В античных и библейских источниках упоминались и баснословные народы, которые средневековые географы пытались обнаружить в действительности. Таким образом, возникало двоякого рода противоречие между реальностью и стереотипами: с одной стороны, поиски стереотипов в действительности, с другой стороны, поиски реалий в традиции. Не случайно по мере освоения европейцами новых пространств созданные их воображением диковинные народы и экзотические животные отступают в еще более недоступные области. Пример тому - Америка, куда перемещаются все «чудеса Индии».

Наиболее устойчивые образы «И.ых 3.» в средневековье связаны с Африкой, Индией, Китаем и Центральной Азией. Этим странам авторы средневековья уделяли специальные разделы в энциклопедиях и теологических трудах.

Индия. Особое место в средневековом воображении занимала Индия, отождествлявшаяся с далекими сказочными странами вообще, которые средневековье локализовало преимущественно на Востоке. В связи с этим часто имела место контаминация Индии и других стран (например, Эфиопии). В средневековой традиции различали три Индии: Большую Индию, которая занимает значительную часть современной и помещается между Малой Индией, простирающейся от побережья Короманделя до Юго-Восточной Азии включительно, и Средней Индией, которая включает Эфиопию и прилегающие регионы Азии. В рассказах и легендах об Индии запечатлелись все присущие средневековому сознанию представления о чудесах Востока. В создании образа Индии большую роль сыграла античная традиция. Живший в IV в. до н.э. в Персии при дворе Артаксеркса греческий писатель составил сочинение «Индия», где рассказал о чудесах этой страны - фантастических народах и экзотических животных. Другой импульс к возникновению легенд об Индии дали военные походы Александра Македонского. Именно с этого времени легенды и рассказы о «чудесах Индии» или «чудесах Востока» получают большое распространение. Возникают «романы об Александре» - первый такой роман был написан в кон. III в. до н.э. Псевдо-Каллис-феном. В этих сочинениях содержатся весьма подробные описания фантастических людей и экзотических животных и говорится о том, как Александру Македонскому пришлось сражаться с чудовищными народами, упомянутыми в Библии, «народами Гога и Магога» (Отк. 20, 7-9). Для защиты ойкумены от этих племен Александр Великий построил ворота на Кавказе и запер их. Так возникает миф о «заключенных народах» (populi inclusi). Этот миф - рассказ о границе в сублимированной мифологической форме, границе между миром окультуренным и упорядоченным и миром чужим и неизведанным. Ок. 300 г. до н. э. греческий писатель Мегасфен, живший в государстве Селевкидов и служивший в Индии послом при дворе Чандрагупты, написал свой трактат об Индии, в котором он собрал все известные к тому времени сведения о чудесах Востока. В течение последующих 1500 лет его трактат являлся фактическим первоисточником всех сообщений о чудесах Индии и других азиатских стран. В средневековых энциклопедиях и суммах информации об Индии, почерпнутой преимущественно у античных и раннесредневековых компиляторов, отводились специальные разделы (De India et ejus mirabilibus). Обилие визуальных образов свидетельствует о том, насколько чудеса Индии будили воображение художников. Отсутствие непосредственных контактов и незнание реалий способствовали тому, что Индия стала главной ареной игры воображения Запада. Именно в Индии средневековые люди помещали свои мечты и миражи. Это прежде всего католическая мечта о господстве христианства. По преданию, апостол Фома обратил Индию в христианство. Сказочно богатое царство пресвитера Иоанна, сначала помещенное в Индии, не будучи там обнаруженным, в XIV-XV вв. перемещается в Эфиопию. С Индией была связана средневековая мечта о мире богатства и изобилия. Этот образ, в котором реальное смешивалось с воображаемым, был, по-видимому, обязан своим происхождением самой структуре торговли средневекового Запада, импортера пряностей и драгоценных камней. Земли Индии заселялись фантастическими людьми и животными - пигмеями и великанами, единорогами и грифонами. На границах Индии средневековое христианство помещает земной рай, и именно там текут четыре райские реки. Земной рай Индии видится первобытным миром золотого века, мечтой о счастливом и невинном человечестве, существовавшем до первородного греха. В связи с этим возникает еще один мотив - мир добрых дикарей. Образ «добродетельного эфиопа», «благочестивого брахмана», о которых говорится в романах об Александре, проецируется позднейшими средневековыми авторами на современную им Индию.

Лишь первые открытия португальцев уточнили представление об Индийском океане. На картах кон. XV в. Индийский океан, ранее изображавшийся в виде mare clausuni, предстанет открытым. Вместо замкнутых пространств возникают бесконечные просторы. Вместо карт, на которых в угоду воображению нагромождаются города и страны, вырисовываются четкие линии берегов Индии. В целом образ Индии существенно повлиял на развитие географических представлений; как ни парадоксально, но именно благодаря ориентации на средневековые стереотипы Колумбу удалось открыть Америку.

Африка. Обилие текстов и теорий, касающихся Африки, с одной стороны, и бедность географических сведений о ней - с другой, приводили к сумятице и путанице в географических представлениях. В средневековой географической литературе преобладала идея существования двух Африк - северной («белой») и южной («черной») - Эфиопии. Греческое слово «эфиоп» означает «сожженное лицо», и в этом названии также отразились представления о стране, находящейся в недоступном жарком поясе. Согласно средневековой традиции, лежит эта «эфиопская» южная Африка на юге Египта, но иногда покрывает всю территорию Африки, от Индийского океана до Атлантики. В Библии, на которую ориентировались в своих географических представлениях средневековые авторы, также мало ясных сведений относительно Африки. Подразумевалось, что Африка досталась в наследство сыну Ноя Хаму, который посмеялся над наготой своего пьяного отца и был им проклят. Область на юге Египта, где обитают черные африканцы, обозначается в Ветхом Завете как страна наихудшего из сыновей Хама - Хуша (Быт. 10), но потомство Хуша помещали и в Азии. Так уже в Библии берет начало контаминация Африки и Индии. Другая традиция связывала Африку с потомками Авраама. Ефер - потомок Авраама и Хеттуры (Быт. 25,4), о котором говорилось, что он приведет свою армию в Ливию, его потомки возьмут имя «Афры», а страна станет называться Африкой. В античной традиции о связи между Авраамом и Ефером впервые упомянул Иосиф Флавий, и впоследствии эта мысль была усвоена Исидором Севильским, Роджером Бэконом и др. Так существовала, с одной стороны, идея Африки, отмеченной иудео-христианским откровением, с другой стороны, идея незнакомой Африки, ставшей еще более далекой в связи со своей принадлежностью к подозрительному потомству Хама.

В агиографии, а затем в проповедях дьявол часто изображается в образе эфиопа. Черный цвет в системе христианских ценностей приобретает смысл морального осуждения и ассоциируется с грехом. Образ Африки приобретает еще более негативные черты в XIII в., когда в энциклопедиях населявшим Африку вымышленным племенам - гарамантам и троглодитам - приписываются пагубные нравы, чудовищные обычаи и моральное несовершенство. С другой стороны, Эфиопия, как и Индия, - страна миражей. Средневековый Запад грезит золотом Судана. В средневековых энциклопедиях содержались многочисленные сведения о mirabilia Африки -экзотических животных, василисках и хамелеонах, стерегущих африканское золото драконах с карбункулом на голове, диковинных народах - исполинского роста макробах, отличающихся долголетием, антиподах и пр. Средневековые контаминации между азиатским Востоком и африканской Эфиопией, а начиная с XIV в. перемещение знаменитого царства пресвитера Иоанна из Индии в Африку усилили позитивную сторону образа последней. Мудрый эфиоп в латинской традиции близок «благочестивому брахману» Индии. Культ св. Маврикия, как и образ черного короля-мага Валтасара, рассказы о языческих принцах в произведениях Вольфрама фон Эшенбаха - лишь некоторые примеры существования позитивного образа африканцев в средневековой культурной традиции.

Китай. В античной, а позднее и в средневековой традиции образ Китая связан с рассказами о торговле шелком и Великом шелковом пути. В произведениях античных авторов возникает образ странного народа «Серов». Они производят из листвы и коры деревьев шелк и одеваются в шелковые одежды. «Серы» - торговцы шелком, которые оставляют свои товары на берегу реки и не возвращаются до тех пор, пока покупатели с другого берега их не заберут, оставив взамен другие товары. Образ «серов» - наиболее устойчивый топос средневековой литературы о Китае. В географических представлениях о Китае существовала большая сумятица. Китай воспринимался как нечто единое лишь отчасти. В средневековых источниках он часто фигурирует под названием Mangi или Cathay (искаженные названия китайских провинций). В энциклопедиях XIII в. - под именем «страны Тан», экспортирующей продукты «серов». Очень часто Китай называют Великой Индией. На него проецируются и присущие представлениям об Индии стереотипы. Так, обычные топосы - земной рай или «народы Гога и Магога» - встречаются в средневековых описаниях этой страны; жители страны Тан оказываются populi inclusi. Наиболее подробные описания Китая даны в сочинениях Марко Поло и Одорико Порде-ноне. В них представлены чудовищные обряды: каннибализм, человеческие жертвоприношения, сыроедство. Собирание сведений о нехристианских народах сочеталось с попытками миссионерской деятельности: в кон. XIII в. францисканец Джованни Мон-текорвино проповедовал христианство в Китае и в нач. XIV в. даже создал епископство в районе Пекина.

Татары. В отличие от других стран и народов, татары не упоминаются в античной традиции, и средневековые люди испытывали большие трудности, стремясь вписать существование этих народов в систему традиционного знания. Единственный источник сведений о татарах - рассказы восточных христиан (мелькитов, несториан и якобитов), которые играли роль посредников в контактах между Западом и Центральной Азией. Приблизительно с 20-х гг. XIII в. доселе почти неизвестный народ продвигается из Центральной Азии в Европу и благодаря завоеваниям в Восточной и Центральной Европе становится известным на Западе. Ученая традиция приписывала татарам особую роль в тех событиях, которые должны разыграться перед наступлением конца света. Их завоевательные походы были осмыслены в категориях приписываемой им апокалиптической миссии. Они рассматривались как «народы Гога и Магога» из Откровения Иоанна Богослова. Само их имя интерпретировалось символически - татары из тартара, т.е. из ада. Они - «присные дьявола» (satellites Diaboli), «приспешники Антихриста» (satellites Antichristi). Основываясь на распространенных в средневековье представлениях о том, что все язычники перед концом света обратятся в христианство, католическая церковь посылала в Центральную Азию миссии, надеясь на скорое обращение татар. Следует иметь в виду, что именно в Центральной Азии в XIII в. чаще всего искали и христианское государство «короля Давида» - сына пресвитера Иоанна. Не случайно миссионеры-путешественники, в особенности начиная с XIII в., будут пытаться, рассчитывая на помощь со стороны изолированных общин христиан («еретиков» - несториан), обратить монголов в христианство с тем, чтобы нанести исламу удар стыла. Таким образом, татары рассматривались и как потенциальные союзники христиан.

В XIII в. францисканские миссионеры Джованни Плано дель Карпини и Гильом Рубрук, побывав в ставке ханов Батыя и Мун-кэ Каракоруме, описали нравы и образ жизни татар. Уже в энциклопедиях XIII в. появляются специальные разделы о татарах, в частности, в «Историческом зерцале» крупнейшего компилятора XIII в. Винцента из Бове. В кон. XIII в. подробное описание быта, экономики и военного искусства татар было дано в книге Марко Поло. Нравы и общественные институты татар, поразившие европейцев своей необычностью, описываются в этих сочинениях в стереотипно негативных тонах: многоженство и каннибализм, отсутствие торговли, денег и городов, жестокость и дикость нравов. Эти черты с легкостью вписывались в привычный образ варвара.

В целом в мифо-магической картине мира средневековья нехристианские земли рисовались как воплощение либо языческого рая или золотого века, либо присущих человеку иррациональных страхов перед неизвестным. В образе «И.ых 3.» отразились представления о мире чудес, влекущих и пугающих одновременно. На протяжении столетий золото Судана, шелк Китая и пряности Индии волновали воображение европейцев.

Литература: Bezolla G. A. Die Mongolen in der abendländischen Sicht (1220-1270). Ein Beitrag zur Frage der Völkerbegegnung. Bern, München, 1974; Die Begegnung des Westens mit dem Osten / hg. O.Engels, P. Schreiner. Sigmaringen, 1993; Hallberg I. L'Extrême-Orient dans la littérature et la cartographie de l'Occident des XIIIe, XIVe et XVe siècles. Göteborg, 1907; M edei ros F. L'Afriqueet l'Occident médiéval: images et représentations. P., 1985; Olsсhki L. L'Asia di Marco Polo. Firenze, 1957; Pochât G. Der Exotismus während des Mittelalters und der Renaissance. Stockholm, 1970; Reichert V. Die Begegnungen mit China. Die Entdeckung Ostasiens im Mittelalter. Sigmaringen, 1992; Schmieder F. Europa und die Fremden (Die Mongolen im Urteil des Abendlandes vom 13. bis 15. Jahrhundert). Sigmaringen, 1994.

С. И. Лучицкая

В начало словаря

© 2000- NIV