Большой толковый словарь по культурологии
Статьи на букву "М" (часть 6, "МОЗ"-"МЫТ")

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "М" (часть 6, "МОЗ"-"МЫТ")

МОЗАИКА

МОЗАИКА (фр. mosaique) - изображение или узор, выполненные из цветных камней, смальты, керамических плиток и т.д.; отрасль живописи, используемая преимущественно для украшения зданий. Возникла в античную эпоху.

МОИСЕЙ

Статья большая, находится на отдельной странице.

МОНОГАМИЯ

МОНОГАМИЯ (греч. monos - один + gamos - брак) - единобрачие - историческая форма брака и семьи. Возникнув из парного брака в эпоху распада первобытнообщинного строя, моногамия стала господствующей формой брака.

МОНОГЕНИЗМ

МОНОГЕНИЗМ (греч. mono - один + genos - род, происхождение) - учение о видовом единстве человечества, согласно которому расы человека - подразделения одного вида (Homo sapiens) и имеют общее происхождение. Подтверждается множеством антропологических фактов.

МОНОТЕИЗМ

МОНОТЕИЗМ (греч. mono - один + theos - бог) - система религиозных верований, основанная на представлении о едином боге (единобожие), в отличие от политеизма - многобожия.

МОНУМЕНТ

МОНУМЕНТ (лат. monumentum) - памятник значительных размеров, предполагающий масштабное, ансамблевое художественное решение.

МОНУМЕНТАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

МОНУМЕНТАЛЬНОЕ ИСКУССТВО - род изобразительного искусства, произведения которого отличаются значительным идейным содержанием, обобщенностью форм, крупным масштабом. К монументальному искусству относят памятники и монументы, скульптурные, живописные, мозаичные композиции для зданий, витражи, городскую и парковую скульптуру, фонтаны и др.

МОРАЛЬ

МОРАЛЬ (лат. moralis - нравственный)

одна из форм общественного сознания, социальный институт, выполняющий функцию регулирования поведения людей во всех сферах общественной жизни. В отличие от простого обычая или традиции нравственные нормы получают идейное обоснование в виде идеалов добра и зла, должного, справедливости и т.п. Мораль изучается специальной философской дисциплиной - этикой.

............

☼ форма культуры, связанная с обеспечением нормативных способов регуляции деятельности людей в об-ве. Возникает из потребности установления межличностной коммуникации на базе ценностей, гарантирующих сохранение человеч. рода и достоинство каждого, принадлежащего к нему. Существует особый язык М., санкционирующий специфич. способ отношений между людьми, отличный от иных типов нормативной регламентации межличностных связей, складывающихся в сфере общепринятых обычаев, права, политики и т.д. Моральный дискурс опирается всегда на нек-рый корпус принципов, норм и идеалов человеч. жизни. Стремление обосновать М. путем апелляции к онтологич. конструкциям сущностного порядка, представлениям о человеч. природе - специфич. черта классич. этич. мысли античности, ср.-вековья и Нового времени, чьи традиции продолжают в 20 в. светские доктрины натуралистич. ориентации, религ. школы. Радикально иной подход к проблемам М. отстаивают сегодня сторонники разл. версий антропол., аналитич. и праксеологически центрированной этики. Отрицание предзаданной сущности человека, тезис об универсальной ценности свободы как инструмента самосозидания в учении экзистенциализма звучали как вопрос о правомерности поисков общезначимых норм морали. Позитивистски инспирированная метаэтика фокусировалась на логич. и семантич. анализе языка М. В кругах ее теоретиков популярна мысль о плюрализме и несоизмеримости систем М., доминирующих в разл. культурах. Стремясь преодолеть крайний релятивизм, сопряженный с кризисом классич. этики, теоретики неофранкфурт. школы К.-О. Апель и Хабермас пытаются обосновать универсальные нормы М., исходя из анализа межличностной коммуникации. Они предлагают вариант коммуникативной этики, получивший широкую известность и признание. Язык М. нормативен. При нравств. оценке того или иного акта индивидуальной или групповой деятельности остается как бы в стороне ее инструментальная ориентация и даже успех или неудача. Достигнутый прагматически полезный результат может быть осужден моральным вердиктом, а то, что кажется крахом надежд, получит нравств. одобрение. Нравств. суждения призваны сформировать опр. отношение к конкр. действиям, тем или иным типам поступков в человеч. сооб-ве. Они всегда ориентированы на партнера по диалогу, его реакцию, хотя и варьируются по своей структуре и содержанию. В любом случае нравств. суждение содержит два элемента - описательный и нормативный. Описание фиксирует деяния индивида или группы людей, в то время как нормативный элемент запечатлевается в предписании того или иного типа поведения или же оценке совершенного. Само долженствование представлено как бы объективно, отстраненно от того лица, к-рое его выражает. По сути не важно, кто является носителем утверждения о нравственно должном или оценки к.-л. поступка. Главное - сама норма, ее соблюдение или несоблюдение, когда речь заходит об оценке поступка личности. Моральный дискурс позволяет произвести перемену ролей между носителем и исполнителем должного, ибо оба они в одинаковой степени подпадают под действие нормы. Моральная санкция относительно совершенных поступков должна нести на себе печать обоснованности, снятия субъективистских наслоений и отказа от немотивированных эмоц. реакций. Моральная оценка и суждение о нормативно должном возможны только по отношению к субъекту как существу, наделенному свободой волеизъявления. М. - достояние субъекта как свободного и ответств. существа. Нельзя говорить о моральности и аморальности хищника, пожирающего свою жертву, ибо он лишен сознания и свободной воли. Ценности М. рождаются в мире свободных существ, и норма как важнейший компонент нравств. дискурса возможна только при принятии этой посылки. Свободный субъект призван осознанно следовать норме М., и в этом состоит отличие его деяния от слепого повиновения стереотипу традиции. Практич. разум отнюдь не всегда находится в орбите универсально-значимых норм М. В плену сиюминутных забот субъект чаще всего исповедует стратегию целерационального действия - поиска средств для достижения поставленных частных целей. С переходом к осознанию важности отыскания смысла собств. жизни он обращается к проблемам этики. Однако на этой ступени в рефлективных усилиях практич. разума отсутствует еще перспектива универсально-человеч. задач. Она требует нового шага к моральной рефлексии, нормам общечеловеч. должного. В эпоху Постмодернизма особенно остро стоит вопрос об отыскании универсальных норм М. через диалогич. взаимодействие, коммуникацию несхожих культур. Рефлективные возможности практич. разума должны быть обращены на обретение общезначимых ориентиров М. для разрешения совр. проблем планетарного сооб-ва.

Лит.: Гусейнов А., Иррлитц Г. Краткая история этики. М., 1987; Гусейнов А.А. Золотое правило нравственности. М., 1988; Швейцер А. Культура и этика. М., 1973; Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М., 1992.

Б.Л. Губман.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

МОРОЗОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

МОРФОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

МОРФОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ - раздел культурологии, имеющий своим предметом изучение типичных форм культуры, характеризующих ее внутреннее строение, структурные элементы культуры как системы, их строение и особенности (национальная культура, городская культура, мировая культура, художественная культура), а также ее структурные подвиды, такие, как материальная и духовная культура.

............

☼ раздел наук о культуре (культурологии социально-научного направления), в рамках к-рого изучаются формы и строение отдельных Артефактов и их объединений (паттернов, культурных конфигураций - см. Конфигурация культурная) в синхронном и диахронном планах их существования, закономерности строения и процессы формообразования искусств. объектов. В генерализованном смысле - это изучение строения искусств. среды существования человека в связи с реализацией фундаментальных форм жизнедеятельности. Осн. методы познания - структурно-функциональный, семантический, генетический. Осн. пограничные области - археология, лингвистика, социобиология. В более частном смысле - это изучение вариаций культурных форм и артефактов в зависимости от их социального, истор., геогр. распределения. Осн. методы познания - общая теория систем, организационный и динамич. анализ. Осн. пограничные области - социология, психология, этология, экология.

Морфологич. изучение культуры предполагает следующие направления исследования культурных форм и артефактов: генетическое - порождение и становление культурных форм; микродинамическое - динамика культурных форм в пределах жизни трех поколений (непосредств. трансляция культурной информации); историческое - динамика культурных форм и конфигураций в истор. масштабах времени; структурно-функциональное - принципы и формы организации культурных объектов и процессов в соответствии с задачами удовлетворения потребностей, интересов и запросов членов об-ва;. технологическое - распределение культурного потенциала в физич. и социокультурном пространстве и времени.

Общую морфол. модель культуры в соответствии с сегодняшним уровнем знания можно представить сл. образом: три уровня связи субъекта социокультурной жизни с окружением - специализированный, трансляционный, обыденный; три функциональных блока специализированной деятельности: культурные модусы социальной организации (хоз., полит., правовая культура); культурные модусы социально значимого значения (искусство, религия, философия, право); культурные модусы социально значимого опыта (образование, просвещение, массовая культура); обыденные аналоги специализованных модальностей культуры: социальная организация - домашнее хозяйство, нравы и обычаи, мораль; социально значимое знание - обыденная эстетика, суеверия, фольклор, практич. знания и навыки; трансляция культурного опыта - игры, слухи, беседы, советы и т.п.

В рамках культурологии морфологич. подход имеет ключевое значение, поскольку позволяет выявить соотношение универсальных и этноспецифичных характеристик в строении опр. культуры.

Лит.: Морфология культуры. Структура и динамика. М., 1994.

Э.А. Орлова.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

МОСС

МОСС - Марсель Мосс (Mauss) (1872-1950)

франц. социолог, этнолог и социальный антрополог, последователь Дюркгейма.

Приверженец социологии Дюркгейма в целом, М. в неявной форме пересмотрел нек-рые ее важные положения. Он по существу отказался от его антипсихологизма, стремясь к осуществлению синтеза между социологией и психологией. М. разрабатывал понятие "тотального" ("целостного") человека в единстве его биол., психич. и социокультурных черт, изучение к-рых требует объединенных усилий разл. естеств., социальных и гуманитарных наук. В отличие от Дюркгейма он не стремился конструировать универсальные теории об-ва и его институтов, а сосредоточился на структурно-функциональном и сравнительно-истор. анализе конкр. фактов в рамках конкр. культур. Для его методологии характерна традиция объяснять изучаемые явления в понятиях той культуры, к-рая является объектом изучения.

Труды М. посвящены исследованию разл. сторон жизни архаич. об-в: магии, жертвоприношениям, траурным обрядам и т.д. В работе, ставшей классической - "Очерк о даре. Форма и основание обмена в архаич. об-вах" (1925), - М. на огромном историко-культурном материале показывает основополагающее значение даров как универсальной формы обмена до развития товарно-денежных отношений и рынка в собств. смысле. Дары формально добровольны, но реально обязательны; давать, принимать и возмещать дар - это обязанности, нарушение к-рых влечет за собой разного рода санкции. В этом произведении М. выдвинул идею "тотальных социальных фактов": ориентацию на всестороннее исследование социальных явлений в рамках опр. социального целого, и выявление и изучение наиболее фундаментальных из них, пронизывающих все институты конкр. об-ва, и выступающих одновременно как экон., юрид., религиозные, эстетич. и т.д. Эта работа послужила одним из первых образцов исследований в области социальной и экономич. антропологии.

В работе "О нек-рых первобытных формах классификации" (в соавт. с Дюркгеймом, 1903) на этногр. материале прослеживается зависимость логич. космологич. представлений о первобытных об-вах от типа социальных связей; последние выступают в качестве образцов, в соответствии с к-рыми строятся картины мира.

В исследовании "Очерк о сезонных изменениях в об-вах эскимосов" (1906) М. показал влияние чередующейся концентрации населения зимой и его рассеяния летом на разл. стороны жизни эскимосов: религию, мораль и т.д.

В работе "Техники тела" (1934), положившей начало новой проблемной области в социальной и культурной антропологии, М. обосновал положение, что даже те физич. действия, к-рые представляются наиболее "естественными", биологически заданными, неизменными и универсальными, в разл. культурах люди производят по-разному. Передаваемые путем воспитания культурные образцы влияют на способы ходьбы, бега, плавания, дыхания, родов, кормления и ношения младенцев, положения во время сна и т.п.

По М., цивилизация, в отличие от нации, относится к категории "интерсоциальных" явлений и представляет собой результат взаимосвязей, контактов между об-вами, "нечто вроде сверхсоциальной системы социальных систем".

Труды М. и его преподават. деятельность в Высшей школе практич. исследований и в Коллеж де Франс оказали существ. влияние на развитие социальных и гуманитарных наук во Франции и за ее пределами: этнологии, социологии, социальной и культурной антропологии, фольклористики и т.д. Его идеи развивали социолог Ж. Гурвич, этнолог К. Леви-Стросс, философы Мерло-Понти и Деррида, социальный антрополог Л. Дюмон и др. В последние годы интерес к творч. наследию М. сохраняется; оно продолжает активно разрабатываться и развиваться.

Соч.: Manuel d'ethnographie. P., 1947; Sociologie et anthropologie. P., 1950; Oeuvres Т. 1-3. P., 1968-69; Essais de sociologie. P., 1969; Общества, обмен, личность. Труды по социальной антропологии. М., 1996.

Лит.: Гофман А.Б. Социол. концепции М. Мосса // Концепции зарубеж. этнологии. Критич. этюды. М., 1976; Cazeneuve J. Sociologie de М. Mauss. P., 1968; Karsenti В. М. Mauss: le fait social total. P., 1994.

А.Б. Гофман.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

МУЗЫКА

МУЗЫКА (гр. musike - буквально: искусство муз)

вид искусства, отражающий действительность в звуковых художественных образах произведение или совокупность произведений этого искусства, активно воздействующий на психику человека. Музыка способна конкретно и убедительно передавать эмоциональные состояния людей. Средством воплощения музыкальных образов служат музыкальные звуки, определенным образом организованные. Основные элементы и выразительные средства музыки - лад, ритм, метр, темп, динамика, тембр; мелодия, гармония, полифония, инструментовка. Музыка фиксируется в нотной записи и реализуется в процессе исполнения. Музыку подразделяют на роды и виды (опера, симфоническая, камерная и др.), а также жанры (героический, комический, песня, марш, симфония, сюита, соната и др.).

МУЛЛА

МУЛЛА (ар. маула - владыка) - служитель религиозного культа у мусульман.

МУМИФИКАЦИЯ

МУМИФИКАЦИЯ - превращение трупа в мумию, т.е. высыхание его без гниения (при захоронении в сухих почвах или искусственно - при бальзамировании).

МУМИЯ

МУМИЯ (ар.) - труп, предохраненный от разложения мумификацией или бальзамированием. Создание мумий практиковалось разными народами, особого совершенства достигло в Древнем Египте.

МУНЬЕ

МУНЬЕ - Эмманюэль Муньé (Mounier) (1905-1950)

основоположник франц. Персонализма, филос. концепции, основу к-рой составляет признание абсолютной ценности личности. В 1932 основал влиятельный журнал "Esprit", к-рым руководил до самой смерти. Рождение "Эспри" свидетельствовало о появлении на философской арене нового течения - французского персонализма, к-рому вместе с феноменологией, экзистенциализмом и Неотомизмом суждено было составить целую эпоху в философской жизни Франции первой пол. 20 в. Сквозь призму личностного существования М. истолковывает филос. проблемы - онтологич., гносеологич., социальные, вопросы этики, эстетики, культуры. Центр персоналистского учения о личности - идея "вовлеченного существования", призывающая человека к активной и ответств. жизни, к осмысленному, творч. выполнению им гуманистич. миссии на Земле.

Культура, в понимании М., - "глобальная функция" личности, ее деятельность по гуманизации мира и самого человека. В работе "Персонализм" (1949), к-рую Рикёр справедливо назвал энциклопедией персонализма, М. дает определение культуры: "Культура - не какая-то часть личностной жизни, а ее глобальная функция. Для человека, к-рый сам себя создает и развивает, все есть культура, начиная с устройства завода и формирования собств. тела до умения поддерживать беседу или хозяйствовать на Земле... нет какой-то одной культуры, по отношению к к-рой всякая другая деятельность была бы некультурной ("культурный человек"), а есть столько культур, сколько видов деятельности. Об этом особенно необходимо напомнить нашей книжной цивилизации.

Поскольку личностная жизнь является свободой и восхождением, а не накопительством и движением по кругу, то и культура ни в коей мере не может быть нагромождением знаний; цель ее - глубинное преобразование субъекта, и чем более она апеллирует к его внутр. миру, тем большие возможности открывает перед ним... культура - это то, что остается, когда мы уже не опираемся на знание: это - сам человек".

Конечно, творчество в известной мере нуждается в поддержке коллектива; жизнеспособные коллективы придают ему силы, заурядные удушают. Однако сам творч. акт идет от личности, даже если она затерялась в толпе: все т.н. нар. песни имеют конкр. автора. И если бы все люди вдруг стали художниками, не было бы больше художника как такового. В коллективистских концепциях культуры верно то, что, выступая против касты избранных, стремящихся подчинить культуру условностям, они объявляют народ истинным источником ее обновления.

Наконец, культура непременно является трансцендированием и нескончаемым самопревосхождением. Как только культура останавливается, она перестает быть таковой: отсюда ее академизм, педантизм, "общее место". Когда культура теряет в качестве своего ориентира универсальность, она иссушает себя; если же культура путает универсальное с застывшей всеобщностью, она затвердевает, превращаясь в жесткую систему.

В широком смысле все зло коренится в социально-экон. строе. Он создает культурную касту и толкает искусство (придворное, салонное, церковное) к эзотеризму, снобизму или изысканности, академизму, фривольности, усложненности и брутальности. А когда техника, умножая средства, увеличивает и возможность менять формы в искусстве, деньги, к величайшей выгоде узкого круга людей, коммерциализуют их и опошляют, калеча творца, его произведение и публику. Художник, преподаватель или ученый по своему положению пребывают где-то между нищим-изгоем и рабом-исполнителем. Это зло несут с собой социальные структуры, и оно исчезнет только с их исчезновением. С неменьшей силой ослабляют культуру обесценивание совр. сознания, его отказ от широких перспектив, открываемых религией, разумом и т.п., а также ориентация на утилитарно-механич. результативность.

Соч.: Revolution personnaliste et communautaire. P., 1935; Manifest an service de personnalisme. P., 1936; Le personnalisme. P., 1951; Introduction aux existentialismes. P., 1965; Персонализм. М., 1992; Что такое персонализм? М., 1994; Надежда отчаявшихся. М.. 1995.

Лит.: Charpentreau J., Rocher L. L'esthetique personnaliste d'Emmanuel Mounier. P., 1966; Bornemeier М. Eugene lonesco und der Personalismus Emmanuel Mouniers. Fr./M., 1985.

И. С. Вдовина.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

МУРАВЬЕВ

МУРАВЬЕВ - Валериан Николаевич Муравьёв (1884/1885-1932?)

философ, историк, публицист. Закончив Александровский лицей, занимается дипломатич. деятельностью: в 1907-13 - секретарь рус. посольства во Франции, затем в Гааге и Белграде. В 1917 - среди членов-учредителей "Лиги рус. культуры"; начальник полит. кабинета при мин-ве иностр. дел Временного правительства. В 1918-22 участвовал в работе Вольной Академии духовной культуры, основанной Бердяевым. В 1920 привлекался по делу Тактич. центра, находился в заключении до 1922. Затем поступил на советскую службу. В 1926-29 - ученый секретарь в Центр. Ин-те Труда, занимался проблемами научной организации труда. В 1929 снова арестован, дальнейшая его судьба неизвестна. По одним сведениям в 1930 сослан в Нарымский край, где работал на метеостанции и умер от тифа в 1932, по другим - умер в 1931 на Соловках.

М. оставил значит. след в рус. духовной культуре, несмотря на свою трагич. судьбу и малую известность. Еще в дореволюц. время в своих государственно-правовых работах он проявил себя как самостоят., творч. мыслитель, отстаивая идеал непосредственной демократии, народоправства. В труде "Мелкая единица самоуправления в русском законодательстве" он прослеживал древние корни земских учреждений в России, вплоть до новгородской общины.

Октябрьская революция была первоначально воспринята М. как культурно-нац. катастрофа; он участвовал в сборнике "Из глубины", впоследствии запрещенном цензурой и уничтоженном. В 20-е гг. М. все более склоняется к мысли о необходимости опр. компромисса между духовными силами интеллигенции и теми представителями власти, к-рые осознают необходимость создания нац. государства. Подобное сотрудничество, по его мнению, призвано служить целям воссоздания и развития рус. духовной культуры. С большой увлеченностью он приступил к разработке теор. проблем созидания "новой и небывалой культуры", основанной на истинно трудовых и общечеловеч. началах - творчества самой Жизни.

Актуальность культурологич. проблем мыслитель усматривает в том, что в нач. 20 в. происходит "взрыв научного творчества", на порядок увеличившего мощь человеч. цивилизации. Вследствие этого культура впервые предстала как закономерный результат космич. развития. В своем цельном учении М. пытался осмыслить этот процесс: центр. темами его размышлений стали культура как целое и взаимоотношение человечества и времени.

Антропокосмич. воззрения М. изложены в труде "Овладение временем как основная задача организации труда" - единственном, изданном при жизни автора, на его собственные средства. Культура есть явление не только антропоморфическое, она представляет собой часть природы и обладает космич. смыслом. Культура выражает положит. направление мирового космич. процесса, имеющего ярко выраженную тенденцию к организованности. Все в мире есть та или иная совокупность множественностей, каждая из к-рых в свою очередь также выступает в качестве множественности элементов, опр. образом организованных. Тогда время - это показатель меняющегося положения этих множеств, показатель их движения, усложнения их организации. Время считается необратимым, но если научиться возобновлять ту комбинацию элементов вещи, к-рая была до ее изменения или уничтожения, можно "воскресить" вещь, преодолеть необратимость времени, научиться управлять им.

Овладение временем, по М., осн. задача культуры, поскольку культура и есть непрерывная передача из поколения в поколение опр. информации, благодаря к-рой люди способны возобновлять вещи - от простейших материальных предметов до сложнейших научных положений. Поэтому культура - времяобразующая деятельность, подвластная человеку, и, вместе с тем, природная, закономерная, интенсивно захватывающая в себя человечество и способствующая его развитию. Идеальные ценности, созданные культурным творчеством, проходя через разл. слои, насыщаются энергией действия, становятся частью организованного космич. целого.

М. делит культуру на два типа: теоретико-символическую и реальную. Теоретико-символич. культура, выражающаяся в науке и искусстве включает в себя все то, что "мнимо", символически воскрешает исчезнувшее, останавливает время в узких пределах либо идеальной эстетики, либо проектов и символов возможного действия. Именно первый тип культуры часто неправомерно отождествляется с всеобщей культурной деятельностью человечества. Но важнейшая и неотъемлемая часть человеч. культуры - виды деятельности, реально, а не только в мысли и в воображении, изменяющие окружающий мир. К ним он относил генетику как "область созидания жизни", политику и этику как регуляторы отношений между людьми в обществ. и личном плане, производство, занимающееся преобразованием материальной стороны окружающего мира.

Однако, реально существующие типы культуры, по М., еще не овладели полностью временем жизни, общечеловеч. задача культуры - реальное улучшение и преобразование мира путем рац. управления природой - еще не нашла своего достойного воплощения. Причину этого мыслитель усматривает в "печальной разобщенности" культуры и жизни, в отрыве символич. культуры от культуры реальной. Задачу преодоления разобщенности разных типов культур М. формулирует как задачу организации культуры, к-рая заключается в том, чтобы "одновременно организовать символику жизни и ее практику". Организация культуры сможет служить надежным средством против разобщенности людей. Единство человечества, к к-рому стремятся все гуманистич. социальные и полит. проекты, будет обеспечено единством производит. и преобразоват. цели, охватывающей все области человеч. мысли и деятельности. Для М. не подлежит сомнению, что этим будут подготовлены условия для действит. зарождения и развития новой культуры, к-рая сменит совр. западноевропейскую. В статье "Всеобщая производительная математика" он утверждал, что осн. идеей новой культуры, в противоположность старой, основанной на биол. соперничестве и эгоистич. борьбе индивида за физич. самосохранение, будет осознание необходимости симбиоза, или сотрудничества живых существ.

Гуманистич. идеи М. о великом будущем человечества, о проективной и преобразующей роли культуры, становящейся основной движущей силой космич. эволюции не получили должного распространения. Тем не менее они представляют серьезный вклад мыслителя-гуманиста в развитие рус. духовной культуры.

Соч.: Мелкая единица самоуправления в рус. законодательстве. Новгород, 1912; Рев племени // Из глубины: Сб. ст. о рус. революции. Париж, 1967; То же // Вехи. Из глубины. М., 1991; Овладение временем как осн. задача организации труда. М., 1924; Письма. Внутр. путь. Философские заметки, афоризмы // ВФ, 1992, № 1; Всеобщая производит. математика // Рус. космизм: Антология филос. мысли. М., 1993.

Лит.: Аксенов Г.П. Времявластие (О Валериане Муравьеве и его философии) // ВФ, 1992. № 1; Игумен Геннадий (Эйкалович). Овладение временем // Вече. Мюнхен, 1987, № 25.

И.В. Цвык.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

МУРАТОВ

МУРАТОВ - Павел Павлович Мурáтов (1881-1950)

писатель, искусствовед, переводчик, издатель. Учился в кадетском корпусе, окончил Петербург. ин-т путей сообщения (1903). С 1906 служил помощником библиотекаря б-ки Моск. ун-та, затем хранителем (до авг. 1914) отд. изящных иск-в и классич. древностей Румянцевского музея. В 1905-06 путешествовал по Англии и Франции, выпустил брошюру "Борьба за избират. права в Англии", 1906. С 1906 как худож. критик печатается в "Зорях", "Перевале", "Утре России", "Рус. ведомостях", "Золотом руне", "Аполлоне", "Старых годах" и др. Из современников М. наиболее ценил Сезанна и Серова, ученику к-рого посвятил кн. "Николай Павлович Ульянов" (1925. в соавт. с Б.А. Грифцовым). За ст. о Кватроченто, Боттичелли, Понтормо, Пиранези, Добужинском, пейзаже в рус. живописи последовала кн. "Образы Италии" (1911-12, посвящена Б. Зайцеву); это сочинение не систематизатора и гида (М. учтены лит. путешествия по Италии от Гёте, Стендаля, Гоголя до В. Ли, Б. Беренсона, Мережковского - см. Мережковский), а писателя и пассеиста, пробующего возможности некоего промежуточного жанра, совмещающего жизнеописания легендарных личностей с вкусовыми зарисовками. С одной стороны, М. - лирик (итал. прошлое явл. необходимой частью любой совр. души, учащейся ценить красоту), с др., - арбитр вкуса, полагающий, что сила классич. итал. искусства обусловлена синтезом античного и христ. начал, "природной лат. религией", - символич. активностью, не столько порожденной христианством, сколько освобожденной им и "направленной к цели". Итал. "любовь к миру" родила важнейший европ. творч. миф - "осязательные формы", или бессознат. ощущение осязаемого. Одна из центр. фигур итал. искусства - Джотто, видевший "одно человеч. существо" во всех фигурах, наполнявших его фрески, а также всегда трудившийся над воплощением пластич. связей между душой и телом человека.

В февр. 1913 М. входит в комитет первой выставки рус. старины в Москве, становится одним из пионеров расчистки икон в кремлевских соборах, предлагает принципы классификации иконографич. материалов. Для М. икона преимущественно - высокое искусство, в ней заключено подобие рус. античного начала, проявился высший художнич. аскетизм, т.к. иконописец обращался к людям на отвлеченном, чистейшем языке форм, линий, красок. Итогом довоен. творчества М. стало издание журн. "София" (1914, № 1-6), где рус. искусство рассматривалось в связи с судьбами европ. цивилизации. Дореволюц. работы принесли М. известность.

В 1914 М. призван в действующую армию, служит на австр. фронте, с 1915 - в Севастополе, где имеет возможность заниматься лит. работой (перевод "Флорентийских живописцев" Беренсона,1923; "Герои и героини", 1918). Окт. переворот застал М. в Крыму, событий 1917 он не принял. С марта 1918 в Москве избирается в президиум Комитета по охране худож. и научных сокровищ России, публикуется в изданиях антибольшевистской направленности, вместе с Б. Зайцевым, А. Дживелеговым, М. Осоргиным и др. До эмиграции (1922) им написаны "Магич. рассказы" (1922), роман "Эгерия" (Берлин, 1922).

До осени 1923 М. в Германии печатался в "Воле России", "Беседе", "Рус. мысли" и др. В 1924 в изд-ве Гржебина вышла окончат. редакция "Образов Италии", дополненная 3-м т. В Италии М. подготовил том о древнерус. иск-ве, книгу о Беато Анджелико, бывал в Сорренто у Горького, встречался с Вяч. Ивановым. В 1927 М. переехал в Париж; став сотрудником правоцентристской газ. "Возрождение", занялся полит. журналистикой. В сер. 30-х гг. М. постепенно отошел от журналистики, предпринял путешествие в США и Японию. С нач. Второй мир. войны перебрался в Англию.

В полит. публицистике М. развил образ "рус. европеизма" применительно к идее империалистич. государственности. Империя - высшее достижение европ. культуры, хозяйственно-геогр., культурологич. понятие и символ. Жизненность рус. империализма - в поддержании центростремит. процессов. Это, скорее, самоощущение, органически раскрывающееся в почве, культуре и быте ("народном человеке"), чем разновидность, в т.ч. монархич., идеологии.

В эссе об искусстве ("Анти-искусство", 1924; "Искусство и народ", 1924; "Кинематограф", 1925) М. исследует тему кризиса культуры. Ситуацию совр. Европы он называет "пост-Европой", оценивает в плане конфликта между "человеком органическим" и "человеком механическим". Корень кризиса - в утрате искусством чувства пейзажа как связующего звена между рукой художника и его интеллектом. В живописи это - отказ от натюрморта и пейзажа, воплощения европ. природолюбия как почти что религ. сознания. Одна из причин кризиса - триумф науки, к-рая форсирует силы природы, добывает энергии и скорости, делающие нереальными параметры данного в физич. ощущениях мира. Уничтожение пластич. образа мира, или "выпадение из пейзажа", привело к торжеству в искусстве механич. форм знания (Сюрреализм, театр Мейерхольда), к-рые интересны профессионально, но не способны дать эстетич. наслаждение. Перестройка культуры на механич. лад убивает в творце "народное" (ремесленнич.) начало, притупляет эмоциональность. В "пост-Европе" заявляет о себе "анти-искусство", к-рое средствами, чуждыми "европ." искусству, пытается вызвать эмоции, подобные тем, что в прошлом вызывало "искусство". Функцию "анти-искусства" чаще всего выполняет машина или спорт. Последствия индустриализма, приведшего "народного человека" к новому варварству, все же могут быть, в оценке М., преодолены. Парадоксально, что Массовая культура (в т.ч. кинематограф), к-рая в чем-то моральна и не проникнута ощущением хаоса цивилизации, способна удовлетворять стихийную эстетич. потребность народа, хотя преодоление варварства ради "досуга" и "субботства" может быть весьма длительным.

Соч.: Образы Италии. Т.1-3. М., 1993-94; Искусство и народ // Лит-ра рус. зарубежья: Антология. Т.1. Кн.1. М., 1990.

Лит.: Зайцев Б. Далекое. Вашингтон, 1965; Из истории сотрудничества П.П. Муратова с изд-вом К.Ф. Некрасова // Лица. В. 3; М.; СПб., 1993. Соловьев Ю. П.П. Муратов. Осн. идеи его публицистики 1920-х - нач. 30-х годов // Волшебная гора. М., 1996. № 4.

В.М.Толмачев.

Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

МУСТЬЕРСКАЯ КУЛЬТУРА

МУСТЬЕРСКАЯ КУЛЬТУРА - позднейшая культура раннего палеолита в Южной и Западной Европе, Южной Азии и Африке. Названо по пещере Ле-Мустье во Франции. Пещерные стоянки и грубые каменные орудия. Население - неандертальцы - занималось охотой и собирательством.

МЫТАРСТВА

МЫТАРСТВА (греч. «таможни», «места взимания пошлины»), в православно-христианских представлениях испытания, угрожающие душе после смерти, но до окончательного решения ее участи на Страшном Суде. По этим представлениям, души искупают в М. свою греховность муками, среди которых важнейшая - встреча лицом к лицу с бесами, волю которых человек исполнял в прижизненных грехах. Пространственная зона этих испытаний - между землей и небом, где действуют «духи злобы поднебесные» (Еф. 6:12) - на границе миров материального и духовного, «земного» и «небесного», понимаемая христианской эсхатологией как опасная демоническая зона нечистой, падшей духовности, космических сил зла (см. ст. «Архонты»). Согласно ряду византийских текстов, вышедшая из тела душа видит страшные черные демонские обличья («муринов», или «эфиопов»); проходя сквозь них в сопровождении Ангелов, она в определенных местах воздушного пространства подвергается задержанию и допросу относительно отдельных грехов. Видение преподобной Феодоры из византийского жития Василия Нового (X в.) насчитывает 20 таких грехов (празднословие, лень, тунеядство, воровство, убийство и т. д.) и соответственно 20 М. Не подвергаются М. души людей, отличавшихся особой святостью, безупречно принятой мученической смертью, раскаявшихся грешников, получивших особую милость Бога, - их души беспрепятственно идут в рай (срв. слова Иисуса Христа, обращенные к «благоразумному разбойнику»: «сегодня же будешь со Мною в раю». Лк. 23:43).

Мотивы загробных М. нашли отражение в литературе XX в. у поэта-символиста Вяч. Иванова («Так, вся на полосе подвижной...» - модернизированный образ М. как «загробного кинематографа», предъявляющего беспомощной душе напоминание обо всем ею содеянном), а также - за пределами воздействия православной традиции - у английского писателя Дж. Р. Толкиена (рассказ «Дерево и лист»).

Сергей Аверинцев.

София-Логос. Словарь

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV