Кельтская мифология. Энциклопедия.
ГЛАВА 17. ИРЛАНДСКАЯ ОДИССЕЯ: СТРАНСТВИЯ МЭЛ ДУИНА

В начало словаря

По первой букве
Книга А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Э Ю Я
Предыдущая глава Следующая глава

ГЛАВА 17

ИРЛАНДСКАЯ ОДИССЕЯ: СТРАНСТВИЯ МЭЛ ДУИНА

Помимо легенд, так или иначе сложившихся вокруг имен выдающихся героев прошлого и имеющих некое отношение к истории или хотя бы претендующих на таковое, существует великое множество больших и малых преданий, повествующих о подвигах и приключениях, относящихся к сфере романтического вымысла, чистой фантазии и происходящих за рамками земных координат пространства и времени. В качестве примера таких легенд можно назвать "Странствия Мэл Дуина" - блестящий образец занимательной фантазии, сохранившийся в составе Книги Бурой Коровы и других более ранних источников. Это лишь один из памятников старинной ирландской литературы, описывающих удивительные странствия; считается, что он является наиболее ранним из них и послужил как бы моделью для последующих произведений этого жанра. Эта легенда или, лучше сказать, сага в более современном и литературно обработанном варианте легла в основу сюжета поэмы "Странствия Мэлдьюна" Теннисона, под пером которого она стала настоящим пиршеством ритма и красок, совершенным воплощением аллегории на тему истории Ирландии. Как увидит ниже читатель, мы находимся в достаточно странном и неловком положении, ибо нам известно имя автора этого замечательного памятника примитивной архаической литературы, хотя он сам и не претендует на роль автора, а лишь говорит, что просто "расположил по порядку" разрозненные эпизоды "Странствий".К сожалению, мы не знаем, когда он жил и творил; по всей вероятности, это имело место в IX веке. Атмосфера этого произведения - вполне христианская, а само оно не имеет сколько-нибудь существенной ценности в качестве мифологического памятника, за исключением разве что утверждения о том, что простым смертным следует повиноваться пророчествам волхвов. В представленном ниже пересказе этого памятника переданы все приключения со всеми их подробностями, чтобы читатель смог получить более цельное представление об этом обширном и заметном разделе ирландской мифологии.

Начинаются "Странствия Мэл Дуина", как это часто имеет место в ирландских легендах, с рассказа о предыстории героя. Жил в старину некий именитый муж из септа1 Оуэнов Аранских, по имени Эйлилл Край Битвы; и вот однажды он отправился со своим королем в набег в чужие земли. Однажды они остановились на ночлег возле церкви и женского монастыря. В полночь Эйлилл, оказавшийся ближе всех к церкви, увидел, что из монастыря вышла некая монахиня, собиравшаяся позвонить в колокола и собрать сестер на всенощное бдение, и тотчас набросился на нее. В старину в Ирландии религиозные лица не пользовались особым уважением, тем более во время войны, вот и Эйлилл тоже не слишком церемонился с монахиней и овладел ею. На прощание она спросила его: "Из какого ты племени, как твое имя?" Герой отвечал: "Имя мое - Эйлилл Край Битвы, а родом я из клана Оуэнов Аранских, что в Томонде. Вскоре после этого Эйлилл был убит разбойниками Лейкса, которые сожгли церковь Дуклуна прямо над его могилой.

Спустя положенное время у монахини родился сын, которого она назвала Мэл Дуин. Затем она тайно отослала его к своей близкой подруге, королеве тамошних земель, и она усыновила Мэл Дуина. Мальчик был поистине прекрасен, и едва ли какое-нибудь создание из плоти и крови могло с ним сравниться. Он вырос, стал юношей, молодым воином и начал учиться владению оружием. Был он юноша очень веселого и шутливою нрава. Он превосходил своих друзей во всех играх: в метании мяча, беге, поднимании тяжелых камней и верховой езде.

И вот однажды один надменный воин, которого юноша одолел в поединке, сказал ему, что тот и сам не знает, какого он, Мэл Дуин, роду-племени и кто его настоящие родители. Тогда Мэл Дуин возвратился к своей приемной матери и заявил:

- Я больше не стану ни пить, ни есть, пока ты не расскажешь мне, кто были мои настоящие мать и отец. Королева изумленно взглянула на него.

- Я и есть твоя мать, - отвечала она, - ибо ни одна мать на всем свете никогда не любила своего сына сильней, чем я.

Однако Мэл Дуин стоял на своем, и в конце концов королеве пришлось отправить его повидаться со своей настоящей матерью, монахиней, которая и поведала сыну, что его отец Эйлилл из клана Оуэнов Аранских. Тогда Мэл Дуин отправился к своим родичам, и те хорошо приняли его. Вместе с ним в качестве гостей поехали и его любимые сводные братья - трое родных сыновей короля и королевы, воспитавших его.

Прошло время. Однажды Мэл Дуину случилось оказаться в компании молодых воинов, которые пытались поднять упавший могильный камень на кладбише той самой Церкви в Дуклуне. И вот, когда Мэл Дуин вместе со всеми взялся за тяжеленный камень, его нога случайно наступила на треснувшую и обгоревшую надгробную плиту, и монах, случайно оказавшийся рядом, заметил:

- Лучше бы уж ты отомстил за человека, покоящегося под этой плитой, чем топтать ногами его обгоревшие кости.

- А кто здесь похоронен? - поинтересовался Мэл Дуин.

- Эйлилл, твой родной отец, - отвечал монах.

- Но кто же его убил? - опять спросил юноша.

- Разбойники из Лейкса, - ответил монах, - они предали его смерти на этом самом месте.

Услышав это, Мэл Дуин бросил возиться с камнем, завернулся в походный плащ и поспешил домой. Вернувшись, он первым делом спросил, как ему попасть в Лейкс. Домашние отвечали, что добраться туда можно только по морю. Тогда Мэл Дуин, по совету старого друида, решил построить себе лодку или, лучше сказать, челнок из шкур, наложенных одна поверх другой. Затем друид поведал ему, что того должны сопровождать семнадцать воинов, а еще сказал, в какой именно день Мэл Дуин должен начать строительство лодки, когда ее надо будет спустить на воду и когда ему лучше всего выйти в море. Наконец к Мэл Дуин со своими спутниками подготовил все как нельзя лучше и собрался было поднять пaрус, но в этот момент на берег прибежали трое его сводных братьев и принялись упрашивать его, чтобы он взял в плавание и их.- Ступайте лучше домой, - возразил Мэл Дуин - ибо я не могу взять ни единого человека сверх числа, названного друидом.

Однако пылкие юноши не захотели отставать от Мэл Дуина; они бросились в море и поплыли за лодкой. Чтобы они ненароком не утонули, Мэл Дуину пришлось остановиться и взять их на борт. Впоследствии они, как мы видим, погибли из-за собственного упрямства, а Мэл Дуин, ослушавшийся запрета, был осужден скитаться до тех пор, пока не искупит свою вину.

Творения ирландских бардов обычно весьма традиционны по композиции. Вот и в данном случае вслед за описанием мизансцены начинается собственно действие. В дальнейшем сага рассказывает, как Мэл Дуин, увидев на указанном острове убийцу своего отца, но не имея возможности высадиться на берег, был вынужден вернуться со своими спутниками в открытое море. Там они повидали немало больших и малых островов, и с ними произошли самые невероятнее приключения. С этого момента история становится своего рода мозаикой или вереницей приключений и происшествий, некоторые из них не представляют особого интереса, тогда как в других, в частности, в приключениях на Острове Серебряных Столбов или на Острове Огненного Вала, а также в эпизоде, в котором участвует орел, нашли выражение представления кельтов о прекрасном, романтическом и таинственном, причем сделано это с такой яркостью и изяществом, которые не имеют равных в других памятниках литературы.

ОСТРОВ УБИЙЦЫ

Мэл Дуин со своими спутниками налегали на весла весь день и добрую половину ночи и наконец увидели перед собой два небольших, лишенных всякой растительности островка, на которых высились две крепости. С островов доносился шум битвы. "Держись подальше от меня, - крикнул один из них, - ибо я - воин куда лучше тебя. Это я убил Эйлилла Край Битвы и сжег над его трупом церковь в Дуклуне, и никто из его родичей так и не посмел отомстить мне. Вот и ты тоже не сможешь сделать ничего подобного!" Услышав это, Мэл Дуин собрался было высадиться на острове, а Герман и Диуран-Рифмач воскликнули даже, что это сам бог привел их сюда. Однако внезапно поднялся страшный ветер и унес их лодку в открытое море, и Мэл Дуин заявил своим сводным братьям: "Это все из-за вас; это вы напросились ко мне в лодку, нарушив заклятье друида!" Те ничего не ответили и молча опустили глаза.

ОСТРОВ МУРАВЬЕВ

Затем их лодку носило по волнам еще три дня и три ночи, Мэл Дуин со своими спутниками не знал, куда им плыть дальше. Наконец на рассвете четвертого дня они услышали шум прибоя и, когда поднялось солнце, направились к неведомому острову. Не успев еще высадиться на его берегу, они заметили рои свирепых муравьев, каждый из которых был величиной с теленка. Муравьи спешили к берегу и даже забредали в воду, собираясь схватить людей, так что те поспешили убраться подальше от этого злосчастного острова и еще три дня опасались приблизиться к суше.

ОСТРОВ ОГРОМНЫХ ПТИЦ

На берегах этого острова были устроены террасы, на террасах росли раскидистые деревья, а на их ветвях сидели огромные птицы. Мэл Дуин первым ступил на берег и осторожно осмотрел остров, опасаясь какой-нибудь коварной беды, но так ничего и не нашел. Тогда его спутники поспешили за ним, убили и съели множество птиц, а остальных забрали с собой в лодку.

ОСТРОВ СВИРЕПОГО ЧУДОВИЩА

Это был огромный песчаный остров, на котором мореходы заметили странное чудовище, похожее на коня с кривыми, как у собаки, лапами. Чудовище бросилось на незваных гостей, но те успели вовремя отплыть подальше от берега, и вдогонку за ними полетели камни из-под лап странного зверя.

ОСТРОВ ГИГАНТСКИХ КОНЕЙ

Это оказался обширный, плоский, как стол, остров, и первыми на разведку на него отправились Герман и Диуран. Они увидели просторную зеленую степь, покрытую следами конских копыт. Каждый из этих следов был величиной с парус, а вокруг валялись скорлупки от орехов не менее громадных размеров. Разведчики перепугались и поспешно возвратились на свою немало повидавшую лодку. Отплыв подальше от берега, они увидели табун гигантских коней и услышали оглушительное ржание. Кони в том табуне были белые и каурые, и неслись они быстрее ветра2 . Мелькнув на берегу, кони тотчас скрылись из глаз, так что можно было подумать, будто это не животные, а рой демонов.

ОСТРОВ КАМЕННОЙ ДВЕРИ

Проплавав по морю еще целую неделю, путешественники наткнулись на большой, высокий остров, на берегу которого возвышался некий дом. Дверь этого дома была сделана из камня и открывалась прямо в море, так что через нее в дом свободно заплывали лососи и, пенясь, врывались волны. Мэл Дуин и его спутники также вошли в странный дом и обнаружили, что в нем нет ни души. В углу стояла громадная кровать, предназначавшаяся Мэл Дуину, постели поменьше, каждая - для троих его приближенных. У каждой кровати был накрыт стол, уставленный все возможными яствами и напитками. Мэл Дуин и его друзья основательно выпили и подкрепились, а затем поспешно вышли в море и продолжили свой путь.

ОСТРОВ ЯБЛОК

Перед тем как пристать к этому острову, путники долго носились по волнам и порядком устали. К тому же у них кончились запасы пищи, и они сильно изголодались. Берега этого острова были покрыты густыми зарослями, опycкавшимися к самой воде. Проплывая мимо скал, Мэл Дуин сорвал одну из веток и положил ее в лодку. Три дня и три ночи он со своими спутниками искал бухты, чтобы пристать к берегу острова, но так ничего и не нашел. К тому времени на сорванной ветке успели чудесным образом вырасти три невиданных яблока, каждого из которых бедным странникам хватило на целых сорок дней.

ОСТРОВ УДИВИТЕЛЬНОГО ЧУДИЩА

Этот остров со всех сторон был обнесен каменной оградой, внутри которой металось некое странное чудище. Оно вновь и вновь взбиралось на самую вершину острова и проделывало невероятный трюк, а именно быстро-быстро вращалось всем телом внутри собственной кожи, которая оставалась совершенно неподвижной, а затем, наоборот, вращало кожу вокруг тела. Увидев мореплавателей, чудище бросилось к ним, но тем удалось спастись, и они поспешили отплыть от берега. Вслед им полетели камни, и один из них, пробив щит Мэл Дуина, ударился о киль лодки.

ОСТРОВ КУСАЮЩИХСЯ КОНЕЙ

На этом острове путники увидели множество огромных тварей, похожих на коней. Эти кони то и дело кусались вырывая друг у друга из крупов огромные куски мяса, так что весь остров был залит кровью. Мэл Дуин и его спутники поспешно удалились от его берегов, сетуя, что им никак не удается найти верный путь и некому указать им его.

ОСТРОВ ОГНЕННЫХ СВИНЕЙ

Изнемогая от усталости, голода и жажды, они подплыли к берегам десятого острова. На нем росло множество деревьев, ветви которых были сплошь покрыты золотыми яблоками. Под этими деревьями путники заметили огненно-красных тварей, похожих на огненных свиней. Свиньи что было сил били копытами по стволам, яблоки так и сыпались с ветвей, и свиньи тотчас пожирали их. Однако на рассвете, когда с острова взмывали в небо тучи птиц, улетавших в море, эти твари скрывались под землю и проводили там весь день, а с наступлением вечера они возвращались на берег и всю ночь пожирали яблоки.

Мэл Дуин и его спутники, высадившиеся на берег ночью, почувствовали, что земля у них под ногами так и пышет жаром. Там, под землей, в своих глубоких норах рылись свиньи. Путники поспешно набрали огромную груду этих яблок, отлично утолявших не только голод, но и жажду, доверху наполнили ими свою лодку и, подкрепившись, вышли в море.

ОСТРОВ КРОШЕЧНОЙ КОШЕЧКИ

Наконец яблоки кончились, и бедные мореплаватели подплывая к берегам одиннадцатого острова, чувствовали сильнейший голод и жажду. На этом острове высилась огромная белоснежная башня из сверкающего известняка, достававшая почти до облаков, а вокруг нее стояли высокие здания, сверкавшие, как первый снег. Путники вошли самый большой из этих домов и не встретили внутри ни единой живой души, кроме крошечной кошечки, игравшей на четырех каменных столбах, ловко перепрыгивая с одного на другой. Она искоса поглядела на ирландских воинов, но резвиться не перестала. На стенах в три ряда висели удивительные вещи. Первый ряд составляли золотые и серебряные броши, второй - золотые и серебряные ожерелья, каждое из которых было не меньше обруча с бочки, а третий - огромные мечи с золотыми и серебряными рукоятками. Кроме них, в комнате грудами лежали одежды и сверкающие доспехи, а на столах лежали жареный бык, груды окороков и целые бочки эля.

"Выходит, ты приготовила все это для нас, а?" - обратился Мэл Дуин к кошечке. Та опять покосилась на него, а затем продолжала играть. Тогда ирландские витязи наелись до отвала, упились ликером и улеглись спать, припрятав остатки провизии. На следующее утро, когда гости собрались покинуть кошечкин дом, самый младший из сводных братьев Мэл Дуина сорвал со стены одно из ожерелий и собрался было унести его, но тут кошечка внезапно метнулась в него, словно огненная стрела, и пронзила его насквозь, так что незадачливый похититель тотчас превратился в золу и замертво рухнул на пол. После этого Мэл Дуин строго-настрого запретил прикасаться к драгоценностям, успокоил кошечку, вернул ожерелье на место, а затем вместе со своими спутниками он похоронил на берегу прах своего товарища, и они в печали покинули остров.

ОСТРОВ ЧЕРНЫХ И БЕЛЫХ ОВЕЦ

На этом острове они обнаружили высокую медную изгородь, по одну сторону которой паслось стадо белых овец, а по другую - черных. Вдоль изгороди прохаживался человек огромного роста, присматривавший за стадами. Время от времени он брал белую овцу и сажал ее к черным, и та вскоре становилась черной, или, наоборот, пускал черную овцу к белым, и та тотчас превращалась в белую. Мэл Дуину вздумалось просто ради опыта выкрасить белой краской стену на стороне черных овец, и та мигом почернела. И тогда путешественники в страхе покинули странный остров. OCTPOB ОГРОМНЫХ КОРОВ

Вскоре путники увидели большой, просторный остров, на котором паслось стадо свиней. Они тотчас убили самого маленького поросенка и изжарили его на вертеле, ибо он оказался слишком велик, чтобы тащить его на лодку. Остров оказался гористым; над ним высоко в небо уходила ослепительная вершина, и Диуран с Германом отправились на нее, чтобы оглядеть сверху весь остров. На пути им встретилась широкая река. Решив проверить, насколько она глубока, Герман опустил в реку копье, и вода, оказавшаяся жидким огнем, мигом спалила его до половины. На другом берегу они увидели некоего великана, охранившего стадо каких-то существ, похожих на огромных быков Он угрожающе крикнул путникам, чтобы они не трогали его телят, и те не заставили себя ждать и спешно покинули остров.

ОСТРОВ МЕЛЬНИЦЫ

На этом острове спутники Мэл Дуина увидели огромную, странного вида мельницу, а рядом с ней стоял мельник-исполин, засыпавший на ее жернова зерно. "На этой мельнице, - заявил он, - я мелю добрую половину зерна в нашей стране. Здесь постоянно возникают всякие свары и недовольства". Велики и тяжелы были жернова мельницы, и вся мука, выходившая из-под них, тотчас увозилась куда-то на запад. И путники, осенив себя крестным знамением, поспешили выйти в море.

ОСТРОВ ЧЕРНОКОЖИХ ПЛАКАЛЬЩИКОВ

На этом острове путешественники заметили множество чернокожих людей, рыдавших и сетовавших на жизнь. Один из двух сводных братьев Мэл Дуина поспешно выскочил на берег и тотчас сам стал черным, как уголь, и принялся рыдать, как и все прочие. За ним последовали еще двое спутников, и их ожидала точно такая же участь Четверо других обмотали головы плащами, чтобы никого не видеть и не дышать воздухом тех мест, и поспешили к двум своим товарищам, схватили их и силой увели прочь. Что же касается сводного брата Мэл Дуина. то его вернуть не удалось. Двое спасенных никак не могли объяснить по чему они вели себя столь странным образом, сказав только, что им пришлось поневоле делать то же самое, что и все остальные.

ОСТРОВ ЧЕТЫРЕХ ИЗГОРОДЕЙ

Этот остров был разделен на четыре части четырьмя стенами из золота, серебра, меди и хрусталя. В одной его части жили короли, в другой - королевы, в третьей - воины, а в четвертой - девы. Как только путешественники вышли на берег, одна из дев угостила их какой-то пищей, похожей на сыр и имевшей такой вкус, который более всего нравился каждому из вкушавших ее. Вместо питья дева принесла им сладкий ликер, выпив которого они на целых три дня погрузились в сон. Когда же они наконец проснулись, они обнаружили, что лежат на лодке, покачивающейся посреди моря, а сам остров и его странные обитатели давным-давно скрылись из виду.

ОСТРОВ СТЕКЛЯННОГО МОСТА

На этом острове путников ожидала едва ли не самое странное приключение за все время их скитаний. На острове высилась старинная крепость с медными воротами, к которым вел удивительный стеклянный мост. Но как только путники попытались ступить на него, мост тотчас отбрасывал их назад. Из крепости вышла женщина, державшая в руке ведро. Приподняв откидную крышку моста, она спустила с него на веревке ведро, зачерпнула воды и неторопливо вернулась в крепость. Путники постучали в медные прутья подъемной решетки, прося впустить их, звон кованой решетки, раздавшийся в ответ на эти удар оказался настолько пугающим, что бедные скитальцы никак не могли опомниться до следующего дня. И тем менее они трижды стучали в решетку, и всякий раз женщина с насмешкой отказывала Мэл Дуину. На четвертый она все же вышла к путникам. На ней красовалось длинное белое одеяние, в волосах ее сверкала золотая диадема, розовых ножках поблескивали серебряные сандалии, а руках шелестели тончайшие прозрачные шелка.

- Мой привет тебе, о Мэл Дуин, - проговорила женщина, а затем поочередно приветствовала всех его спутников, назвав каждого из них по имени. Затем она проводила их, как дорогих гостей, во дворец и предложила отдельную кровать для самого Мэл Дуина и по одной кровати каждого из трех его спутников. Хозяйка досыта накормила и напоила их, подавая каждому одно и то же волшебное ведро, в котором каждый находил для себя все, что только мог пожелать. И когда она собралась было попрощаться ними, спутники спросили Мэл Дуина, не хочет ли он ее в жены.

- Но кто же возьмет на себя смелость заговорить с ней о таких вещах? - возразил Мэл Дуин. Его товарищи только того и ждали. Они обратились к хозяйке, и та отвечала: "Я доселе не задумывалась о таком грехе". Однако они повторили свой вопрос, а потом еще и eще раз. "Завтра, - отвечала наконец хозяйка, - вы получите мой окончательный ответ". Когда же наступило следующее утро, путники увидели, что они опять очутились посреди моря, а остров, крепость и ее прекрасная хозяйка исчезли, словно их и не было.

ОСТРОВ КРИКЛИВЫХ ПТИЦ

Странники еще издали услышали оглушительные крики и странное пение, отдаленно напоминающее пение псалмов, и, прилежно налегая на весла целый день и всю ночь, достигли берегов острова, кишевшего птицами с черным и бурым оперением. Птицы истошно кричали и пытались клевать непрошеных гостей. И те покинули остров, не решившись даже высадиться на нем.

ОСТРОВ АНАХОРЕТА

На этом острове путники обнаружили множество всяких птиц, а также странного человека, единственной одеждой которому служили его собственные волосы. Мэл Дуин и его спутники поспешили спросить бедного отшельника, кто он и откуда родом. Тот поведал им, что он сам родом из Ирландии и что он бросил в волны посреди моря клочок своей родной земли3 . Бог благоволил превратить этот клочок в уединенный островок, который каждый год увеличивался на 1 фут, и каждую весну на нем вырастало новое дерево. Морские птицы - это и есть его родные и близкие, пребывающие здесь вплоть до Судного дня, так что ангелы приносят им небесную пищу. Путники провели у отшельника три дня и три ночи, а затем продолжили свое плавание.

ОСТРОВ ВОЛШЕБНОГО ФОНТАНА

Здесь путники обнаружили небольшую келью из золота; почва на острове была белой и мягкой, как пух. В келье их глазам предстал еще один отшельник, точно так же прикрывавший наготу своими собственными волосами. В келье бил волшебный фонтан, дававший по средам и пятницам воду, по воскресеньям и дням памяти мучеников - молоко, а по праздникам памяти апостолов, Пресвятой Девы Марии, св. Иоанна Крестителя и на Святках - эль и вино.

ОСТРОВ КУЗНИЦЫ

Подплывая к этому острову, скитальцы еще издали услышали странные звуки, напоминающие лязг и звон железа в огромной кузнице, а также разобрали оглушительные слова великанов, разговаривавших друг с другом. "Совсем как малые дети, - заметил один из великанов - плывущие к нам в детском корыте". Услышав это, Мэл его спутники принялись грести в обратную сторону, развернув свое утлое суденышко, чтобы великаны не догадались, что они пустились наутек. Однако вскоре великан-кузнец, догадавшись, вышел из своей громадной кузницы, держа громадными щипцами не менее громадную глыбу раскаленного железа, и поспешно опустил ее в воду, так что вода вокруг них тотчас забурлила и закипела, a плывшиих в лодке так и обдало паром.

МОРЕ ПРОЗРАЧНОГО СТЕКЛА

После этого они еще много дней носились по волнам, пока, наконец, не оказались в странном море, похожем на зеленое стекло. Оно было настолько прозрачным, что сквозь него можно было разглядеть камни и даже песчинки на дне морском; в нем среди подводных камней не было никаких чудищ и отвратительных тварей - ничего, кроме чистых камешков и зеленого песка. Путники целый день плыли по этому удивительному морю, любуясь его роскошью и великолепием.

ПОДВОДНЫЙ ОСТРОВ

Затем путники очутились в еще более странном оре даже их утлой лодки. В глубине вод они заметили небольшую крепость, окруженную со всех сторон живописной равниной. Там на ветвях дерева сидело какое-то ужасное чудище, над которым мирно паслось стадо коров, а внизу, под ним, расхаживал вооруженный воин. Однако, несмотря на присутствие воина, чудище то и дело вытягивало свою длинную шею, хватало одну из бедных коров и пожирало ее. Во время плавания по этому призрачному путешественники видели немало всяких ужасов и чудес.

ОСТРОВ ПРОРОЧЕСТВА

Приближаясь к этому острову, Мэл Дуин и его спутники заметили, что вокруг него вздымаются огромные волны, и увидели толпу странного вида людей, кричавших во весь голос "Это они, это они!", так что скитальцы от страха едва не лишились чувств. Тогда на берегу появилась некая женщина, принесла какие-то крупные орехи и раздала всем. Удаляясь от странного острова, путники услышали, как люди на берегу спрашивали друг друга. "Да где же они? Куда они запропастились?"- Они уплыли прочь.

- А вот и нет!

"Это весьма походило на то, - говорится далее в предании, - как если бы кто-то некогда поведал жителям острова пророчество о том, что однажды к ним явятся чужеземцы и изгонят их с их родного острова, и бедные островитяне решили, что теперь оно исполняется".

ОСТРОВ ВОДЯНОЙ СТРУИ

На одном конце этого острова била мощная струя воды, которая, словно арка или, лучше сказать, радуга, повисала над ним и падала на другом его конце. И стоило только странникам погрузить в эту струю свои копья, как на их наконечниках сами собою нанизались столько лососей, что вскоре весь остров переполнился битой рыбой, так что гости даже не смогли погрузить всю ее на свою лодку.

ОСТРОВ СЕРЕБРЯНОЙ КОЛОННЫ

Следующее чудо, ожидавшее странников,- один из самых поразительных и запоминающихся эпизодов во всем их путешествии. Этим чудом была квадратная серебряная колонна, поднимавшаяся со дна моря. Каждая из ее сторон была шириной с добрых два взмаха весел лодки. Под колонной не было видно ни камня, ни клочка земли; она росла прямо из пучины морской, а вершина ее терялась высоко в небе. С этой вершины прямо в море свешивалась Огромная серебряная сеть, сквозь ячейки которой свободно проплыла лодка путников И как только она выбралась из сети, Дуиран зацепил багром кусок сетки - Смотри только не оторви ее, - заметил Мэл Дуин, - ибо это - творение рук поистине всемогущего человека. Дуиран возразил:

- Клянусь, так я и сделаю во славу имени божьего, чтобы люди поверили в правдивость наших рассказов и, если мне будет суждено вернуться живым в Ирландию, я возложу этот кусок серебряной сетки на алтарь церкви в Армаге. - И когда впоследствии этот кусок действительно взвесили в Армаге, оказалось, что он весит целых две с половиной унции4."И тогда они услышали голос, раздававшийся с самой вершины той колонны, твердый, громкий и сильный. Однако они не знали языка, на котором он говорил, и так и не поняли ни единого слова"

ОСТРОВ НА ПЬЕДЕСТАЛЕ

Следующий остров, представший скитальцам, лежал на возвышенной подошве, или своего рода пьедестале, поднимавшемся прямо из моря, и мореплаватели никак не могли подобраться к нему. Но затем они заметили у основания пьедестала дверь, закрытую на замок, и никак не могли открыть ее и отплыли прочь с этого странного острова, так и не повидав его жителей и не перемолвившись с ними ни единым словом.

ОСТРОВ ЖЕНЩИН

На этом острове Мэл Дуин и его спутники обнаружили мощный дун (замок), стены которого окружали большой дворец. Странники решили высадиться на берег. И, взобравшись на холм поблизости, осмотреть с него окрестности. В дуне они увидели нескольких девушек, спешно готовивших для кого-то ванну. Вскоре появился некий всадник в богатых одеждах, спрыгнул с коня и вошел в замок, передав поводья своего скакуна одной из девушек.

Путник направился к ванне, и путники увидели, что это была женщина. Вскоре после этого одна из девушек поспешно приблизилась к ним, поманила и проговорила. "Королева приглашает вас в гости". Путники не заставили себя долго упрашивать, вошли в замок и тоже приняли ванну. Затем их пригласили к столу, и напротив каждого из них уселась прелестная девушка, а напротив Мэл Дуина сидела сама королева. И Мэл Дуин воспылал страстью к королеве, а его спутники - к своим девам; и каждой паре возлюбленных был отведен особый покой с роскошным ложем. Когда же настало утро, и странники собрались продолжить свой путь, королева не отпустила их и сказала. "Оставайтесь у нас, и вы никогда не изведаете печальной старости, ибо здесь вы навсегда останетесь молодыми и пылкими, и восторги и утехи минувшей ночи никогда не кончатся. Вам больше незачем странствовать по морям с острова на остров". Затем королева поведала Мэл Дуину, что она - мать семнадцати девушек, которых они только что видели, а ее муж был королем этого острова. Он давно скончался, и с тех пор она правит вместо него. Каждый день она уезжает из замка на просторную равнину, где совершает суд над своими подданными, а вечером возвращается в свой дун. Путники провели у королевы три долгих зимних месяца, но, когда те подошли к концу, оказалось, что они пробыли на острове целых три года. Узнав об этом, спутники Мэл Дуина очень опечалились и захотели поскорей вернуться к себе на родину.

- Подумайте, - обратился к ним Мэл Дуин, - где мы еще найдем страну лучше, чем эта? Но его воины не желали ничего слушать и только печально сетовали на судьбу, а под конец заявили: "Видно, Мэл Дуин очень любит свою жену и не хочет расставаться с ней. Раз ему так нравится, пускай остается здесь навсегда, а нам пора возвращаться домой" Однако Мэл Дуин все же не захотел оставаться на острове один, без друзей, и как-то раз, когда королева, как обычно, отправилась вершить суд и расправу, мужи ирландские поспешно спустили лодку на воду и вышли в море. Но не успели они отплыть подальше, как королева, узнав об их бегстве, примчалась на берег, держа в руках моток веревки, и бросила веревочную петлю в сторону беглецов. Мэл Дуин поймал веревку на лету, но она так крепко приклеилась к его руке, что ему не удалось сбросить ее и королева, изо всех сил тянувшая за веревку, опять вернула лодку с ирландцами к берегу. И тем поневоле пришлось остаться на острове еще на три месяца.

Они еще дважды пытались бежать, и оба раза повторялась та же самая история. Наконец спутники Мэл Дуина стали упрекать его, что он нарочно не выпускал веревку из рук, чтобы не разлучаться с любимой женщиной. При очередной попытке бежать с острова веревку поймал другой воин, и Дуиран тотчас отрубил ему руку, и та вместе с веревочной петлей упала в море. "И когда королева вытащила конец веревки вместе с обрубком руки, она принялась рыдать и причитать, да так громко, что весь остров превратился в один сплошной плач. Так странникам наконец удалось вырваться с Острова Женщин.

ОСТРОВ КРАСНЫХ ЯГОД

На этом острове росли деревья, усыпанные крупными красными ягодами, дающими опьяняющий сок. Путники развели его водой, чтобы он действовал не так сильно, наполнили им все бочки на борту лодки и продолжили свой путь.

ОРЛИНЫЙ ОСТРОВ

Этот остров был очень просторным; на одном его конце в изобилии росли раскидистые дубы и тисы, а на другом паслись стада овец и сверкало небольшое озеро. Здесь путники увидели маленькую церковь и даже крепость; затем их глазам предстал древний седой монах, единственной одеждой которого были его собственные волосы. Мэл Дуин спросил старца, кто он и откуда.

- Я - последний из пятидесяти монахов монастыря Св. Бреннана Биррского, - отвечал тот. - Мы отправились в паломничество и оказались в океане. Все братья-монахи один за другим умерли, оставив меня одного. - С этими словами старец показал гостям некую таблицу (календарь?) святого Бреннана, и те поверглись перед ней, а Мэл Дуин даже облобызал ее.

Здесь странники провели несколько месяцев, питаясь овцами, пасшимися на острове. Но вот однажды гости увидели некое облако, приближавшееся к ним с юго-запада. Когда же оно приблизилось к ним почти вплотную, они увидели взмахи крыльев и догадались, что это - некая громадная птица. Она прилетела на, остров откуда-то с моря, очень устала и ослабела и, опустившись на холм неподалеку от озера, принялась поедать красные ягоды, похожие на виноградные гроздья, которые росли на громадных - величиной со столетний дуб - ветвях дерева. При этом сок струями стекал в озеро, туда же падали и клочья ягод, окрасив воду в нем в ярко-красный цвет.

Опасаясь, как бы эта гигантская птица не схватила их в когти и не унесла за море, спутники Мэл Дуина поспешно спрятались за деревьями и в страхе следили за чудищем. Однако затем Мэл Дуин спустился к подножию холма, но птица не причинила ему никакого вреда, и его спутники поспешно последовали за ним, прикрываясь щитами, а один из них даже дерзнул сорвать ягоды с той самой ветки, которую птица держала в когтях, но та и тогда никак не отреагировала на это и даже не заметила их. И тогда скитальцы, приглядевшись, увидели, что она - старая-престарая, а оперение ее давно выцвело и поистрепалось.

В полдень с юго-запада прилетели два орла и, усевшись прямо напротив громадной птицы и немного отдохнув, принялись за дело, склевывая огромных насекомых, кишмя кишевших на ее клюве и возле глаз. Орлы продолжали свое дело до самого заката, а когда он наступил, принялись вместе с птицей-великаном клевать красные ягоды. Наконец, на следующий день, когда престарелое чудище полностью очистилось от всяких насекомых, оно вспорхнуло и опустилось прямо в озеро, и те же два орла продолжали чистить ее оперение. На третий день странная птица все так же чистилась и плескалась в озере, хлопая крыльями по воде, а затем, внезапно взмыв в воздух, трижды облетела вокруг острова и унеслась в том же направлении, откуда прилетела. Теперь она держалась в воздухе гораздо крепче и Увереннее, словно показывая всем своим видом, что она совершила мистический переход от дряхлой старости к молодости, ибо, по словам пророка: "Юность твоя обновилась, как крылья орла".

Увидев это, Диуран предложил:

- Давайте и мы тоже искупаемся в озере и обновимся в тех же водах, что и она- Нет уж лучше не надо, - возразили другие, - Она ведь оставила в этой воде весь свой яд.

Но Диуран не стал их слушать; он нырнул в озеро и даже отпил воды из него. С тех пор до самой его смерти глаза его сохраняли остроту и зоркость, он не потерял ни одного зуба и ни одного волоса с головы, ни, более того, не знал ни хворей, ни болезней.

После того путники попрощались с гостеприимным отшельником и покинули остров.

ОСТРОВ СМЕЮЩИХСЯ

Здесь спутники Мэл Дуина увидели большую толпу людей, хохотавших и резвившихся беззаботно, словно дети. Решили бросить жребий, кому из них отразиться на разведку на берег, и выпал жребий последнего сводного брата Мэл Дуина. И едва тот ступил на землю острова, как тоже принялся хохотать и веселиться вместе со всеми, и никак не мог ни остановиться, ни возвратиться к своим друзьям в лодку. И тем пришлось оставить его и, подняв парус, выйти в море5.

ОСТРОВ ОГНЕННОГО ВАЛА

Вскоре после этого путешественники заметили небольшой остров, окруженный со всех сторон огненным валом. С одной стороны этою вала виднелось отверстие, и, когда путники оказались прямо напротив него они увидели сквозь него весь остров и даже его обитателей, мужчин и женщин, многие из которых были удивительно красивы и носили массу всевозможных украшений и бус, а в руках держали странные золотые сосуды. Затем до слуха путешественников донеслись звуки дивной музыки. Долго Дуин и его спутники стояли как завороженные, созерцая сказочное зрелище, а затем, "насытившись им, постарались сохранить в сердце приятную память о нем".

ОСТРОВ СТАРОГО МОНАХА С О. ТОРИ

Носясь по морю, путешественники вдруг увидели нечто, что поначалу приняли было за белую птицу, сидевшую на воде. Подплыв поближе, они увидели, что перед ними - седой старец, единственной одеждой которому служили его собственные белоснежные волосы. Старец то вставал, то вновь в отчаянии повергался на камни.- Я монах с Тораха6 , - заговорил старец, - и вот теперь вынужден влачить свои дни на этом проклятом острове. В монастыре я был поваром и нередко крал пищу, предназначенную для братии, продавал ее, а деньги припрятывал. Со временем я накопил немало дорогих облачений, медных сосудов и книг в золотых переплетах - словом, всего, чего только может пожелать человек. Нечего и говорить, что сердце мое переполняла гордость. Однажды, копая могилу, чтобы похоронить в ней какого-то мужлана, выброшенного волнами на остров, я услышал голос, доносившийся откуда-то снизу, где, видимо, покоился некий святой Голос произнес:

- Не смей класть труп этого грешника на меня, святого и благочестивого мужа!

После этих слов монах решил похоронить труп грешника в каком-нибудь другом месте, и за это ему было обещано воздаяние в жизни вечной. Вскоре после этого он погрузил в лодку все свои неправедно нажитые сокровища, собираясь покинуть остров. Попутный ветер подхватил его суденышко и унес его далеко в море, но, как только берег скрылся из виду, ветер утих и лодка застыла на месте. Прямо перед собой он увидел некоего мужа, сидевшего на воде. Разумеется, это был ангел.

- Куда путь держишь? - спросил его муж.

- Плыву куда глаза глядят, ищу приятного пути, - отвечал монах.

- Ну, если бы ты знал, кто и что вокруг тебя, путь этот не показался бы тебе приятным, - возразил муж. - Всюду вокруг, насколько хватает взгляд, - тучи мрачных демонов, привлеченных сюда твоей жадностью и гордыней, воровством и прочими грешными деяниями. Лодка твоя застыла на месте и не двинется с него, пока ты не исполнишь моих повелений, а тебя самого будет терзать адское пламя.

С этими словами муж приблизился к лодке и положил руку на плечо монаха, который покорно обещал исполнить его волю.

- Поскорее брось в пучину, - произнес ангел, - те богатства, которые лежат в лодке.

- Очень жаль, - вздохнул монах, - что все они падут прахом.

- Знай, что они не пропадут. Есть некий муж, которому они принесут пользу.

Услышав эти слова, монах без возражений побросал все свои сокровища в море, оставив лишь простенькую деревянную чашу, и взялся за весла. Ангел дал ему немного сыворотки и семь хлебцев, завещав на прощание претерпевать все невзгоды до тех пор, пока его лодка не остановится. Ветер и волны уносили его все дальше и дальше, и в конце концов его утлая лодка остановилась возле скалы, на которой путешественники и нашли его. Вокруг него не было ничего, кроме голой скалы, но, вспомнив слова ангела, монах тотчас шагнул на самый край скалы, омываемый накатывающимися волнами. Лодку мгновенно унесли волны, а скала стала чуть попросторнее, так что он смог даже сесть на ней. Там монах провел целых семь лет, питаясь выдрами, которых приносил ему прямо из моря волшебный лосось. Тот же лосось приносил ему пылающие поленья и уголья, чтобы монаху было на чем приготовить себе пищу. Его деревянная чаша каждый день сама собой наполнялась отменным вином. "И за все эти годы меня не мучили ни стужа, ни зной".В полдень на скале само собой появилось волшебное угощение для всех гостей, и тогда престарелый отшельник сказал им:

- Вы непременно вернетесь на родину, а ты, о Мэл Дуин, скоро найдешь убийцу твоего отца, ибо он встретится тебе в крепости. Но ты не должен убивать его; прости ему его грех, ибо всеблагой господь спас тебя самого от множества бед, да и все твои спутники таковы, что вполне заслуживают злой смерти.

Услышав это, путники попрощались с монахом и продолжили свой путь.

СОКОЛИНЫЙ ОСТРОВ

Остров этот оказался необитаемом, если не считать того, что на нем паслись стада быков и овец. Путешественники высадились на нем и досыта наелись баранины. Затем один из них заметил сокола. - Видите! - воскликнул он. - Этот сокол - совсем такой же, как те, что водятся у нас в Ирландии.

- Не спускай с него глаз, - велел Мэл Дуин,- Запомни, в какую сторону он полетит отсюда.

Вскоре сокол направился на юг, и весь день до самой ночи изо всех сил стараясь поспеть за ним.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

И в сумерках они заметили вдали землю, похожую на берега Ирландии, и вскоре увидели маленький островок, к которому поспешно пристали. Оказалось, что это - тот самый остров, на котором жил злодей, некогда убивший Эйлилла. Они поспешили в дун, возвышавшийся на острове, и услышали голоса мужчин, разговаривавших о чем-то за ужином. Наконец, один из них произнес:

- Да, если бы нас нашел теперь Мэл Дуин, нам пришлось бы худо.

- Ну, Мэл Дуин давным-давно утонул, - возразил другой.

- А может, именно он-то и разбудит нас сегодняшней ночью, - заметил третий.

- Но если он впрямь явится нынче ночью, - протянул четвертый, - что нам тогда делать?

- Ну, на этот вопрос нетрудно ответить, - отозвался их предводитель. - Если он пожалует сюда, его надо принять с подобающим почетом; ему ведь довелось испытать немало бед и страданий. Услышав это, Мэл Дуин постучал в дверь деревянным молотком.

- Мэл Дуин явился, - громким голосом проговорил он. Затем он и его спутники мирно вошли в крепость, и хозяева встретили их с почестями и подали гостам новые одежды. Затем гости принялись рассказывать о чудесах, кои господь бог явил над ними. По словам "священного поэта" древности, Наес olim meminisse juvabit7.

Затем Мэл Дуин вернулся домой, к своим родичам, а Диуран Рифмач, сумевший-таки довезти до дома обрывок серебряной сети, оторванный им от того самого столба, торжеcтвенно возложил его на алтарь в Армаге в знак воспоминания о чудесах, явленных богом во время их скитаний. А потом они вместе поведали всей Ирландии обо всем, что с ними было, об удивительных чудесах, которые им довелось узреть на суше и на морс, и о бедах, кои им пришлось претерпеть в пути.

Сага завершается такими словами: "И тогда Прекрасный аэд [аэд Финн8], верховный аэд Ирландии, сложил эту сагу в том виде, как она представлена здесь. Сделал он это ради услаждения живых и поколений ирландцев, которые жили и живут после него".

-----------------------------------

1 септ - ирландский клан (Прим. перев.)

2 Конские скачки были излюбленным развлечением древних ирландцев; они упоминаются в поэме IX века, воспевающей праздник первого мая и всевозможные удовольствия, которые сулил людям этот месяц. Кстати, само название мая в древнем галльском календаре означает "месяц конских скачек".

3 По всей вероятности, эти слова следует понимать в том смысле, что человек этот - отшельник, ищущий остров, на котором он мог бы предаваться уединению и размышлениям. На островках у западного побережья Ирландии сохранилось немало развалин келий и часовен, построенных некогда небольшими монашескими общинами или аскетами-отшельниками.

4 1 унция = 28,3 г (прим. перев.).

5 Так погиб последний из сводных братьев Мэл Дуина; он так и не смог вернуться к своим.

6 Остров Тори у берегов Донегала. На нем в старину были монастырь и церковь, посвященные св. Колумбе.

7 сведений об этом сказителе и поэте в других источниках не сохранилось. Слава и хвала ему, кем бы он ни был.

8 "Настанет день, когда нам сладко будет вспоминать об этом" (лат.) Эта строка - цитата из "Энеиды" Вергилия. "Священный поэт" - перевод фразы vates sacer Горация.

Предыдущая глава Следующая глава
В начало словаря

© 2000- NIV