Альтернативная культура. Энциклопедия.
БОДИ-АРТ

В начало словаря

По первой букве
А Б В Г Д Е З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю

БОДИ-АРТ

БОДИ-АРТ (англ. body-art - искусство тела) - направление в современном творчестве, актуализирующее поверхностные феномены человеческого организма. Изначально более эгоцентричен по сравнению с перформансом, ответвлением которого является (что наиболее показательно на примере «Света/Тьмы», обмена пощечинами между Улаем и Мариной Абрамович в 1977 году), так как озабочен не социумом, а соматикой.

Предтечи Б. многочисленны и авторитетны. Хотя, например, Дали, режущий тело бритвой («Дневник одного гения»), скорее всего, мистифицирует читателя. Католическая стигматизация - это уже сакрализованный казус Б., а публичная мастурбация Диогена Синопского - его ранняя концептуальная версия. В форме косметики и тату Б. существует много тысяч лет, по-настоящему не являясь таковым, так как позиционирует себя в качестве конформной части общества, а не его оппозиционного придатка, каковым датируется с 1967 года. Питательной средой для Б. тогда послужили сексуальная революция, мощный всплеск контркультуры, фактическая легализация порнографии, в США - отмена репрессивного кодекса Хейса в кино, немногим ранее - рождение самостоятельного жанра стриптиза, а также небывалый доселе интерес к серийным убийствам, в частности к деяниям шайки Чарльза Мэнсона, которые прокламировали извращенную связь между травмой и спасением как «высоким» и «низким»: «мы воткнули ей вилку в живот, чтобы ее ребенка никогда не убили на войне» (фраза, в свое время особо возмутившая Набокова). В следующем десятилетии Б. успешно ассимилирован общественным сознанием, что обусловливает снижение интереса к нему и растущую маргинализацию.

Сегодняшняя «живопись тела» носит откровенно салонный характер, используя геометрические фигуры, архитектурные мотивы, имитацию верхней одежды, цветы и фрукты, а также фирменные этикетки. Что тоже не совсем оригинально: еще в 1914 году «Киевлянин» информировал: в Париже «возник целый культ "живописи на ногах", армия художников занята раскрашиванием ножек современных модниц, изображая на нежной, белой коже пейзажи, портреты, идиллические сценки, рисуя бабочек, извивающихся змей, райских птиц...» Разница с днем теперешним только та, что сегодня все это наносится преимущественно на верхнюю часть тела, но модель - все так же, женского пола.

Напротив, увечность является едва ли не основным объединяющим мотивом большинства классических примеров западного Б.: Брисли лезет в ванну со льдом, Пейн кромсает себя бритвой, Аккончи кусает свое плечо, Бен бьется головой о стену (впрочем, никакого сравнения с «золотым мальчиком» Леонардо да Винчи, умершим сразу после праздничного представления). Символично звучат названия произведений Аннет Мессанже («Мои мучения», 1972) или Брюса Наумана («Пытки клоуна», 1987), равно как и Регины Галиндо («Боль на раскладушке», 1999) и Стеларка («Событие для горизонтального подвешивания», 1978). Однако западные авторы часто не ограничиваются телесным (уже для Ива Клейна - первого прото-боди-артиста, его знаменитые «антропометрии» были промежуточным пунктом между его «печатями» и «космогониями», но и в этом случае приоритетными для него были «телесные отражения» на бумаге, а не сам процесс их получения), претендуя на присутствие неких высших смыслов. Так, Орлан раздает зрителям поцелуи возле статуи св. Терезы (1970), зрители вкушают облатки, приготовленные из кожи автора («Месса телу», Журньяк, 1961), а в связи с Б. Пейна говорится о «ереси», «миссии», «искуплении».

У постсоветской аудитории Б. нередко отождествляется с «раскрашенными телами», фигурирующими в контексте клубной вечеринки или рекламы (реже - экологической акции). В том усматривается продолжение традиций русских модернистов. По свидетельству Бенедикта Лившица, Ларионов «с раскрашенным лицом разгуливал по Кузнецкому, однако Москва еще не привыкла к подобным зрелищам», реагируя на это скандалами. И это не удивительно, ведь даже сравнительно невинная имитация художниками факирического действа в «Бродячей собаке» 23 февраля 1914 года вызвала переполох в зале именно вследствие сугубо боди-артистского приема прокалывания щек, хотя он также вполне укладывается в стереотип фольклорно-экзотического действа. Отечественный радикальный, а посему - немногочисленный, боди-артист, с одной стороны, слишком трепетно относится к своему телу (не исключение - даже Олег Кулик, давно отказавшийся от «собачьих представлений»), с другой, - предпочитает опосредование в форме фото- или видео-акции (фотограф-акционист Борис Михайлов, оттягивающий крайнюю плоть, высокопарно изгибаясь в серии «Я - не я», 1994, впрочем, двумя годами ранее в харьковской галерее Up-down он построил презентацию на мотиве переступания-осквернения через тело автора, затем, чтобы вскоре его реабилитировать). На Руси телесное замыкается на околотелесном: если концептуалист Науман проделывает простейшие манипуляции с лицом, отсылающие к знакам алфавита, то нечто подобное у новосибирского автора Вячеслава Мизина окрашено оттенком ернического подражания («Играй, баян»). Мало кто из наших соотечественников мог бы подписаться под словами Клауса Ринке, автора программных «Мутаций» (1970): «Я выбираю тело и телесный жест как средство дематериализации...».

О. Сидор-Гибелинда

СМ.: Перфоманс, Тату, Хэппенинг.

Аккончи Вито (р. 1940, Нью-Йорк), американский художник, скульптор и акционер. Учился в Айовском университете (1962-1964), преподавал в Школе изобразительных искусств Нью-Йорка (1962-1964), Калифорнийском художественном институте (1976). Начало творческой деятельности - 1969 год (перформанс, энвайронмент, далее концептуализм и боди-арт). Участник «Документы» в Касселе, Венецианской биеннале.

В начало словаря

© 2000- NIV