7.1. За синей птицей

VII. КВАЗИЦИВИЛИЗАЦИЯ. ЧЕТЫРЕ СОСНЫ, В КОТОРЫХ ЗАБЛУДИЛСЯ ЧЕЛОВЕК

Если в пространстве квазикультуры человек находит способ создания душевного комфорта, то душевный комфорт тут же начинает требовать комфортных условий для тела. Наперекор этому поддерживаемый человечеством тысячелетиями непререкаемый авторитет культуры все время заставляет человека критически относиться к пространству цивилизации. И тогда в поисках комфорта человек начинает освобождаться от груза подлинных ценностей культуры в душе, и одновременно нагружать этими ценностями цивилизационные обстоятельства, в которых он существует. В этой работе особенно преуспевает человек, "обработанный" квазикультурой. Лишенный сакральных ориентиров, он начинает уверенно и увлеченно строить совершенно новый, не похожий на все то, что было до того, мир – мир, в котором было бы комфортно жить. Так создается квазицивилизация. Квазицивилизация – это социальные цивилизационные  обстоятельства, выстроенные человеком по законам культуры. Квазицивилизация представляет собой общество в его цивилизационной ипостаси, со всеми, присущими ей силовыми полями установок, устремлений и ориентаций, но построенное на культурных принципах. Наиболее ярким воплощением квазицивилизации явился социализм, построенный в отдельно взятой стране. Но квазицивилизация не только социализм, коммунизм или марксизм. Это всегда комфортные условия, за которые человек расплачивается в большей или меньшей мере потерей всего того, что дает ему культура. Владимир Татлин создал летательный аппарат летатлин как произведение искусства, но который обязательно должен полететь. Образно можно сказать, что практика перенесения искусства в цивилизацию и есть практика создания летатлинов, которые красивы и функциональны одновременно. В этом же ряду стоят и попытки строить социализм с гуманистическим лицом, и рыночный социализм, и многое, многое другое. Эта позиция механистического соединения двух разноосновных реальностей, позиция, понятная только в рамках идеологии и политики. Но теоретически такая позиция несостоятельна. Она, к сожалению, утопична. В самом деле, если взять любой документ эпохи развитого социализма: от решений съезда до выступлений Генерального Секретаря или работ обществоведов по научному коммунизму, политэкономии социализма и посмотреть на них с позиции сегодняшнего дня, то мы с удивлением обнаружим, что они, с человеческой точки зрения, очень привлекательны. Там мы найдем утверждение свободы, равенства и братства, утверждение принципов: государство – это мы, и человек человеку – друг, товарищ и брат, стремления заботиться о благе каждого человека и так далее и тому подобное. В абстрактном виде все эти и многие другие положения ни у кого не вызывают возражений, но примененные к реальной политической практике, то есть погруженные в тело цивилизации в качестве культурных принципов построения цивилизационного пространства, они тут же подпадают под логику цивилизации, а, значит, превращаются в свою противоположность. Так что квазицивилизация в основном представляет собой реальное пространство реализованных утопических возможностей. В ней мы найдем заботу государства о том, чтобы минимизировать разрыв между богатыми и бедными, политические решения в сфере регулирования рождаемости и семейных отношений, попытки построить нравственную экономику, проводить нравственную политику, построить абсолютно правовое государство, развивать нравственную науку и так далее, и так далее. Отдельные элементы такой квазицивилизационной реальности встречаются в цивилизационном пространстве любой страны, любого государства. Так, например, конфуцианство огромное значение придает семье как основе и источнику порядка, гуманности и справедливости. Но стремление перенести логику семейных отношений (ли) на государство оказались, в конце концов, утопичными. Реализованные утопии – ни что иное как квазиреальность. Как правило, они выполняют функции реализованной идеологии, призванной демонстрировать привлекательность цивилизационного пространства и затенять его негативные для человека стороны. Такие утопии или реализованные утопические модели квазицивилизации оказываются очень опасными для человека. Они создают у людей видимость того, что действительно цивилизация самодостаточна и, оставаясь в ее рамках, можно построить комфортное в социальном и вещностном отношениях общество. Таким образом, квазицивилизация ориентирует человека на утопические, нереальные цели и средства. Реализуя их, человек расходует массу энергии и сил, но благие цели, как правило, в конце реализации приводят к плачевным результатам. Энергия и ресурсы общества и человека оказываются потраченными впустую, что еще более обостряет главное противоречие цивилизации. Попытки Бентама, Адама Смита и других обосновать возможность построить нравственную экономику представляют собой такие идеи, которыми увлекаются очень многие люди. Более того, в неудачах на пути построения нравственной экономики, как и нравственной политики, они винят только себя и всеми силами стараются реализовать эти идеи. Но в результате человек теряет способность видеть подлинное основание рыночной экономики. А ведь еще Адам Смит предупреждал: "Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем получить мы свой обед, а от соблюдения ими собственных интересов. Мы обращаемся не к гуманности, а к их эгоизму и никогда не говорим о наших нуждах, а лишь – об их выгодах"[126]. Квазицивилизация не обходится без всего того, что есть и в цивилизации и в культуре. Но, перенося культуру в цивилизацию, она убирает из нее главное, что составляет сущность культурного пространства, - духовность. На мальтийских медных монетах писали: "Non aes sed fides" ("не медь, а вера"). Когда древние говорили, что боги есть существа, которые приносят нам пользу и, в качестве таких, ими являются золотые и серебрянные монеты, они указывали путь, по которому соединение культуры и цивилизации давало квазицивилизацию. Между прочим, квазицивилизация, реально возникнув в качестве особой реальности человеческого бытия, тут же изменяет и цивилизационную основу существования человека. Так квазицивилизация от попыток облагородить обмен приходит к созданию квазиобмена, от попыток облагородить рынок приходит к квазирынку и так далее, и так далее, что, в свою очередь, обостряет все противоречия цивилизации, которые отменить может человек только ценой собственной жизни.

Еще одной характерной чертой квазицивилизации является идея порядка, при котором можно легко всем управлять. Философия человека использует категории "индивид", "индивидуальность" и "личность" для характеристики сущностных его качеств. Понятием индивид обозначается родовое в человеке то чем человек похож на всех остальных. Понятием индивидуальность обозначается, наоборот, отличие каждого человека от другого. Личность – это качество, которое реализуется в творчестве через свободу. Но творчество имлицитно содержит в себе и индивидность, и индивидуальность. Индивидуальность создает новое, но такое, которое могло бы быть воспринято другими людьми. В основе различий людей лежит их общность. Квазицивилизация устраняет эту диалектику, она пытается создать пространство из одних индивидов, путем подавления индивидуальностей.  В ход идет здесь и квазивоспитание, и квазиобразование, которые формирование человека ставят на конвейер, стандартизируют. В итоге квазицивилизация создает  тотальный порядок, где все управляемо. Не случайно сегодня на Западе так развита наука управления.

Часто личность ощущает в себе самой разлад, который возникает потому, что она задает себе вопросы о положении дел с позиции культуры, а ответ на них (пытаясь постичь объективную истину) хочет получить с позиций цивилизации. Получается разговор типа: "Как же можно так жить? – Так жить нельзя!" В столкновении этих вопросов человек недоумевает и не может найти разумного ответа. Этот разговор  имеет смысл, если мы поймем логику квазикультуры. Квазикультура для каждого человека, для каждой личности представляет собой не только реально осуществленные обстоятельства, но и часть внутреннего мира человека, его мировоззрение; часть,  в которой человек для себя осуществляет простое соединение цивилизации и культуры, тождество безразличия, когда культура похожа на цивилизацию, а цивилизация на культуру. Эту свою внутреннюю реальность человек постоянно хочет реализовать вовне. Человек хочет видеть синих птиц, которые ему грезятся, в природе, но реальная жизнь всегда – всего лишь погоня за этими птицами. Превращение культуры в природу оборачивается квазицивилизацией.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV