3.1. Воцивилизованный человек

III. ЧЕЛОВЕК В ПРОСТРАНСТВЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Наше представление о цивилизации позволяет нам сделать вывод о том, что цивилизация превращает человека в актора (Т. Парсонс). Цивилизационное пространство представляет собой обстоятельства, которые творит человек и сам испытывает их воздействие. Основой, так сказать, акторского потенциала человека являются его потребности и, в первую очередь, конечно, витальные потребности. Именно с точки зрения активности человека вокруг удовлетворения этих потребностей мы и рассматриваем положение человека в пространстве цивилизации. В цивилизации в таком случае главным, жизненно важным является удовлетворение индивидуальных личных потребностей. Здесь в отношении человека к миру начинает господствовать логика полезности. Полезными оказываются все вещи, люди, действия и связи, которые направлены на удовлетворение, в первую очередь, витальных потребностей. Эта логика диктует мотивы и содержание целесообразной деятельности человека, т.е. она диктует постановку целей, выбор средств и упорное достижение предполагаемых результатов. Осуществление логики полезности человеком превращает его в некое подобие личности; человек становится изобретательным в постановке целей, в выборе средств и готов нести ответственность за полученные результаты, правда, только в том случае, если эти результаты не обманули его ожидания, оказались полезными. Эта логика распространяется на отношение человека к другому человеку в цивилизационном пространстве. Причем эта логика захватывает все виды многообразных отношений: от производственных и экономических – до семейных и дружеских. Когда два человека встречаются на дружеской вечеринке, цивилизация заставляет их оценивать друг друга с точки зрения пользы. Мы часто так и говорим: "Чем я могу вам быть полезен?" Но еще чаще мы думаем о другом: "А чем он мне может быть полезен?". Поскольку цивилизация производит все больше и больше потребностей, у человека просыпается все более сильная жажда их удовлетворить, все более властно диктует польза свои собственные законы отношения к людям. Поэтому пожелание быть более цивилизованным в таком контексте звучит весьма двусмысленно. По сути своей это пожелание быть полезным, причем полезным сегодня, сейчас, в моем присутствии и для меня. Цивилизация одним из своих сильнейших императивов имеет полезность. Полезность для себя. Поэтому можно говорить о том, что прагматизм и утилитаризм есть философия цивилизации. Но прагматизм в крайнем своем выражении – прагматизм в присутствии "Я".

Когда-то Иоанн Дамаскин говорил о человеке так: он "почтен разумом, украшен способностью выбора, сияет свободой воли, имеет рассудок, не раболепствующий желаниям, и имеет господствующее положение"[41].

Горячий и иссушающий душу человека ветер утилитаризма, веющий на просторах цивилизационного пространства, ничего не оставляет от этих качеств человека, разве что жажду занимать господствующее положение, и то не  в природе, а над людьми. Логика пользы и прагматизма обычно прочерчивает карьеру человека в обществе. Она считается тем успешней, чем ближе человек оказывается к ресурсам (которые, напомним, всегда дефицитны) и чем больше возможностей распоряжаться этими ресурсами получает человек. Впрочем, рыночные отношения создают прекрасный эквивалент ресурса – это, конечно, деньги. Идя по этой линии, человек пользуется все большим уважением, он, как метко подметил Пастернак, "к имени получает отчество". Что же делается с человеком на этом пути? Б. Пастернак в "Охранной грамоте" пишет: "Их только что стали звать по отчеству, наделили правами и ввели в секрет слов: завладеть, извлечь пользу, присвоить"[42].

На почве прагматизма и утилитаризма, нацеленности на себя, полезности развивается главный алгоритм в поведении человека цивилизации. Этот алгоритм носит название: ЭГОИЗМ.  Так что с ценностями  в пространстве цивилизации происходит жесткая метаморфоза: ценностью становится нечто прямо противоположное тем системам ценностей, которые обычно изучает аксиология и которые  обычно мы имеем в виду, когда употребляем это слово.

Ценность цивилизации представляет собой функцию, затраченную на производство вещи, энергии и вещества (технологичность вещи), ее доступностью или недоступностью (престижность вещи) и степенью наполненности данной вещью конкретной потребности (ее целесообразность). Все, что человек привык рассматривать как высочайшие ценности в цивилизации, оборачивается своей противоположностью. Здесь действует закон превращения результата.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV