Наши партнеры

Otdih.nakubani.ru - Цены на отдых в Адлере у моря: Адлер частный сектор.

1.5. Цивилизация и культура: единство и различие

I. ВВЕДЕНИЕ. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

В 1937-1938 годах Иван Ильин, размышляя о том, как реформировать Россию после краха большевистской системы, писал: "Культура (дух!) и цивилизация (внешняя дисциплина и техника), – отнюдь не одно и то же.

Русская интеллигенция должна понять, что у цивилизованных народов может выродиться духовная жизнь, что мы ныне и наблюдаем. Русский народ, сильно отставая в вопросах цивилизации, всегда имел глубокую и самобытную духовную культуру. Противоестественно думать, что менее цивилизованные народы суть исторический навоз для более цивилизованных"[28].

Мы видим, что неумение или нежелание различать цивилизацию и культуру может целому народу придать качество исторического навоза. Становится особенно грустно, когда это делают не другие народы, а сам народ, мазохистски бия себя в грудь, вопиет: "Мы не Европа! Мы еще не цивилизованы! Мы хотим в Европу! Мы хотим цивилизоваться!". При этом напрочь забывается, что народ обладает так же и культурным пространством, которое удерживает его в качестве народа и априори делает этот народ членом мирового сообщества. Не случайно в понимании культуры, за редким исключением, всегда подчеркивается ее человекоцентрическая (не индивидуалистическая!) сущность: "Исходные, базисные элементы культуры, – справедливо пишет   В.А. Кутырев, – были прямо направлены на обуздание зоологических побуждений и стихийных реакций первобытного стада… "Культура, – как однажды сказал А.М. Горький, – это организованное разумное насилие над инстинктом"[29].

Идя по пути предложенного понимания цивилизации и культуры, можно легко впасть в соблазн дивергенции и довести понимание культуры и цивилизации до противопоставления. Конечно, философское осмысление культуры, культурного пространства, которое интенсивно происходило в двадцатом веке и происходит сейчас, открыло много важных и существенных сторон культуры и культурного пространства. Сын цивилизации, по выражению Мандельштама, всегда испытывает "тоску по мировой культуре". Культура – это способность человека носить в себе другого, оставаясь собой. Она включает в себя духовность как качественную характеристику этой способности. Она включает в себя интеллигентность как осознанную духовность, она включает в себя личность как субъекта культурного пространства. Культура включает в себя множество ценностей, в том числе и "ту положительную ценность, которая получена от общения с душой другого", – как хорошо сказал

Бердяев. Наконец, можно согласиться с идеей М. В. Поповича о том, что в основе культуры лежит понимание. Одним словом, пространство цивилизации и пространство культуры на пути дивергенции требует все новых и новых понятий для описания их структурных сложностей, особенностей элементов их структур и т.д. Например, идея фронтира в пространстве, когда сущность пространства, его структура оказываются границей, вполне применима к цивилизационному пространству. Взаимодействие цивилизации и культуры приводит к их взаимному прорастанию, что  можно рассматривать как единую ризому цивилизации и культуры, подлинное бытие цивилизации, их перекресток – транскультурный и трансцивилизационный перекресток, – на котором вечно стоит человек. Смысл метафоры перекрестка в том, что он одновременно есть и встреча, и расставание, соединение и разъединение. При анализе цивилизации и культуры в предложенном нами ракурсе, необходимо постоянно иметь в ввиду оба смысла. Поэтому очень актуально, как нам кажется, звучит предупреждение С.С. Аверинцева: "Наша опасность – слишком далеко развести церковность и цивилизацию; вспомним, что в наших университетах никогда не было богословских факультетов. Мы можем на этом пути дойти до раздвоения личности, до внутреннего раскола, как индивидуального, так и общенационального"[30].

Поэтому теоретическое разведение цивилизации и культуры должно доходить до определенного предела. Поскольку речь идет о цивилизации и культуре, взятых по отношению к человеку, то такая процедура не должна раздваивать самого человека. Каждый момент в жизни человека, когда он осуществляет какие-либо взаимоотношения с другими людьми, становится узлом культуры (если происходит интеграция, объединение и понимание), либо узлом цивилизации (если отношения осуществляются как разъединение, дезинтеграция, непонимание). Конечно, каждое нечто имеет в этом мире свое "анти". Для человека в определенных исторических обстоятельствах культура есть антицивилизация, а цивилизация – антикультура. Движение мысли в такой плоскости противоречий направляет ее в бесплодную, дурную бесконечность. Анализ цивилизации и культуры, в таком случае, становится "игрой в бисер". Конструктивным здесь является путь в другой логике познания. Мы считаем, что такой логикой может быть познание абсолютов, познание цивилизации и культуры, познание структуры цивилизационного и культурного пространства в логике абсолютов.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV