МУРАВЬЕВ Валериан Николаевич (1884/1885-1932?)

— философ, историк, публицист. Закончив Александровский лицей, занимается дипломатич. деятельностью: в 1907-13 — секретарь рус. посольства во Франции, затем в Гааге и Белграде. В 1917 — среди членов-учредителей “Лиги рус. культуры”; начальник полит, кабинета при мин-ве иностр. дел Временного правительства. В 1918-22 участвовал в работе Вольной Академии духовной культуры, основанной Бердяевым. В 1920 привлекался по делу Тактич. центра, находился в заключении до 1922. Затем поступил на советскую службу. В 1926-29 — ученый секретарь в Центр. Ин-те Труда, занимался проблемами научной организации труда. В 1929 снова арестован, дальнейшая его судьба неизвестна. По одним сведениям в 1930 сослан в Нарымский край, где работал на метеостанции и умер от тифа в 1932, по другим — умер в 1931 на Соловках.

М. оставил значит, след в рус. духовной культуре, несмотря на свою трагич. судьбу и малую известность. Еще в дореволюц. время в своих государственно-правовых работах он проявил себя как самостоят., творч. мыслитель, отстаивая идеал непосредственной демократии, народоправства. В труде “Мелкая единица самоуправления в русском законодательстве” он прослеживал древние корни земских учреждений в России, вплоть до новгородской общины.

Октябрьская революция была первоначально воспринята М. как культурно-нац. катастрофа; он участвовал в сборнике “Из глубины”, впоследствии запрещенном цензурой и уничтоженном. В 20-е гг. М. все более склоняется к мысли о необходимости опр. компромисса между духовными силами интеллигенции и теми представителями власти, к-рые осознают необходимость создания нац. государства. Подобное сотрудничество, по его мнению, призвано служить целям воссоздания и развития рус. духовной культуры. С большой увлеченностью он приступил к разработке теор. проблем созидания “новой и небывалой культуры”, основанной на истинно трудовых и общечеловеч. началах — творчества самой Жизни.

Актуальность культурологич. проблем мыслитель усматривает в том, что в нач. 20 в. происходит “взрыв научного творчества”, на порядок увеличившего мощь чело-веч. цивилизации. Вследствие этого культура впервые предстала как закономерный результат космич. развития. В своем цельном учении М. пытался осмыслить этот процесс: центр, темами его размышлений стали культура как целое и взаимоотношение человечества и времени.

Антропокосмич. воззрения М. изложены в труде “Овладение временем как основная задача организации труда” — единственном, изданном при жизни автора, на его собственные средства. Культура есть явление не только антропоморфическое, она представляет собой часть природы и обладает космич. смыслом. Культура выражает положит, направление мирового космич. процесса, имеющего ярко выраженную тенденцию к организованности. Все в мире есть та или иная совокупность множественностей, каждая из к-рых в свою очередь также выступает в качестве множественности элементов, опр. образом организованных. Тогда время — это показатель меняющегося положения этих множеств, показатель их движения, усложнения их организации. Время считается необратимым, но если научиться возобновлять ту комбинацию элементов вещи, к-рая была до ее изменения или уничтожения, можно “воскресить” вещь, преодолеть необратимость времени, научиться управлять им.

Овладение временем, по М., осн. задача культуры, поскольку культура и есть непрерывная передача из поколения в поколение опр. информации, благодаря к-ройлюди способны возобновлять вещи — от простейших материальных предметов до сложнейших научных положений. Поэтому культура — времяобразующая деятельность, подвластная человеку, и, вместе с тем, природная, закономерная, интенсивно захватывающая в себя человечество и способствующая его развитию. Идеальные ценности, созданные культурным творчеством, проходя через разл. слои, насыщаются энергией действия, становятся частью организованного космич. целого.

М. делит культуру на два типа: теоретико-символическую и реальную. Теоретико-символич. культура, выражающаяся в науке и искусстве включает в себя все то, что “мнимо”, символически воскрешает исчезнувшее, останавливает время в узких пределах либо идеальной эстетики, либо проектов и символов возможного действия. Именно первый тип культуры часто неправомерно отождествляется с всеобщей культурной деятельностью человечества. Но важнейшая и неотъемлемая часть человеч. культуры — виды деятельности, реально, а не только в мысли и в воображении, изменяющие окружающий мир. К ним он относил генетику как “область созидания жизни”, политику и этику как регуляторы отношений между людьми в обществ, и личном плане, производство, занимающееся преобразованием материальной стороны окружающего мира.

Однако, реально существующие типы культуры, по М., еще не овладели полностью временем жизни, общечеловеч. задача культуры — реальное улучшение и преобразование мира путем рац. управления природой — еще не нашла своего достойного воплощения. Причину этого мыслитель усматривает в “печальной разобщенности” культуры и жизни, в отрыве символич. культуры от культуры реальной. Задачу преодоления разобщенности разных типов культур М. формулирует как задачу организации культуры, к-рая заключается в том, чтобы “одновременно организовать символику жизни и ее практику”. Организация культуры сможет служить надежным средством против разобщенности людей. Единство человечества, к к-рому стремятся все гуманистич. социальные и полит, проекты, будет обеспечено единством производит. и преобразоват. цели,охватьсвающей все области человеч. мысли и деятельности. Для М. не подлежит сомнению, что этим будут подготовлены условия для действит. зарождения и развития новой культуры, к-рая сменит совр. западноевропейскую. В статье “Всеобщая производительная математика” он утверждал, что осн. идеей новой культуры, в противоположность старой, основанной на биол. соперничестве и эгоистич. борьбе индивида за физич. самосохранение, будет осознание необходимости симбиоза, или сотрудничества живых существ.

Гуманистич. идеи М. о великом будущем человечества, о проективной и преобразующей роли культуры, становящейся основной движущей силой космич. эволюции не получили должного распространения. Тем не менее они представляют серьезный вклад мыслителя-гуманиста в развитие рус. духовной культуры.

Соч.: Мелкая единица самоуправления в рус. законодательстве. Новгород, 1912; Рев племени // Из глубины: Сб. ст. о рус. революции. Париж, 1967; То же// Вехи. Из глубины. М., 1991; Овладение временем как осн. задача организации труда. М., 1924; Письма. Внутр. путь. Философские заметки, афоризмы // ВФ, 1992, № 1; Всеобщая производит, математика // Рус. космизм: Антология филос. мысли. М., 1993.

Лит.: Аксенов Г.П. Времявластие (О Валериане Муравьеве и его философии) // ВФ, 1992. № 1; Игумен Геннадий (Эйкалович). Овладение временем // Вече. Мюнхен, 1987, № 25.

И.В. Цвык

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV